Реферат RUS  Реферат ENG  Литература  Полный текст

Интервью с профессором Щуко Андреем Геннадьевичем, директором Иркутского филиала МНТК «Микрохирургия глаза» им. акад. С.Н. Федорова


1----------

     Андрей Геннадьевич, расскажите, пожалуйста, немного о себе. Вы –потомственный медик, т.е. выбор профессии был сразу определен? Медицина-это обширное поле деятельности, почему выбор пал именно на офтальмологию?

    По отцовской линии мои предки - врачи и музыканты, а по линии мамы - военные и врачи.

    Мама родом из Москвы, семья жила на Чистых прудах, напротив театра «Современник», в генеральском доме. Я знаю этот адрес, однажды даже хотел наведаться в ту квартиру, подошёл к двери и… не осмелился позвонить.

    Дед мой - комдив Никитин Семён Васильевич - крупный военачальник эпохи первых лет советской власти, друг Уборевича, Якира, Будённого. Крёстным отцом моей матери был Василий Блюхер. Несколько лет назад вышла книга «Трагедия РККА», в которой про комдива Никитина, репрессированного, а позже реабилитированного, сказано: он запомнился тем, что никого не предал и не оклеветал, несмотря на пытки. Я этим очень горжусь. А ещё тем, что внешне похож на деда. рис.2

    В 1938 г. сначала посадили в тюрьму деда, а потом и бабушку, как «жену врага народа». Восемь лет она провела в лагере, а после освобождения ей было запрещено возвращаться в Москву. Бабушка поехала в Иркутскую область, к брату и дочери. Её брат заведовал кафедрой кожных болезней в Иркутске, и когда после ареста родителей мама, будучи ребёнком, осталась совсем одна, её спасла няня, простая рязанская женина, которая в вагоне-теплушке вывезла девочку из Москвы в Сибирь, к родственникам.

    До конца жизни бабушка не хотела вспоминать о сталинских временах, страх поселился в ней навсегда. Лишь кое-какие воспоминания о московской жизни мне всё-таки удалось из неё вытянуть. Рис.3

    Дед владел автомобилем ГАЗ-М-1, но поскольку он пользовался служебной машиной, личную решили продать. После сделки бабушку и дедушку пригласили на обед в дом покупателя, которым оказался Леонид Осипович Утёсов.

    После ареста деда в доме остались только его золотые часы-брегет с надписью на задней крышке «Честному воину рабоче-крестьянской Красной Армии от ВЦИК, 1929 год» да одна фотография, и та разорванная пополам. Сейчас она хранится у меня дома. Осталась ещё записная книжка деда, где его каллиграфическим почерком сделана, например, такая запись: «При обходе казарм увидел, что у солдат прохудились шинели, и постельное бельё надо привести в порядок». Он был настоящий отец солдатам.

    А по линии отца мой дед Пётр Фомич Щуко был земским врачом, хирургом. Он дворянин, окончил киевский медицинский институт и в порыве благородства поехал в Сибирь. Работал в Олёкминске на юге Якутии. В моём семейном архиве сохранились письма благодарности, которые писали ему местные жители.

    Потом дед переехал в Усольский район Иркутской области и там познакомился с будущей женой, моей бабушкой Надеждой Михайловной. В её семье было пятеро детей, а отец - священник. Фамилия бабушки в девичестве - Мацуева, она родная сестра дедушки Дениса Мацуева, Виктора Михайловича. Именно по линии Мацуевых наследуется театрально-музыкальная часть моей жизни. Сама бабушка не только работала медицинской сестрой, но, будучи редкой красавицей и творчески одарённой, играла в театре. Вот такая семейная история.

    В нашем доме разговоры были только о медицине, на полках – медицинские книги. Отец был хирургом, мама акушером-гинекологом, и я уже в раннем детстве знал, что есть такая операция «кесарево по течению». Поэтому, куда было поступать, кроме как в медицинский?

    А специальность офтальмолога посоветовала Андрею Геннадьевичу выбрать его супруга – тоже врач.

    А каким, по Вашему мнению, должен быть врач?

    Когда врачей так низко опустили, сделали их сферой обслуживания, то, безусловно, у тех, кто окончил мединститут, нет чувства превосходства (в хорошем смысле слова) от того, что он врач, а так – где-то продержаться на плаву, чего-то поиметь или перейти в другое направление. Как часто у нас случается: офтальмологи бегут в оптики, потому что там платят хорошо, сидят очки подбирают. Безусловно, уважение к врачебной профессии надо прививать, и делать это в государственном масштабе. Ведь врач в любой развитой стране – это элита, это те люди, без которых просто невозможно существовать. А у нас говорят много, а делают мало.

    Воспитывать чувство бережного, уважительного отношения к пациенту, чувство ответственности за свой труд, надо со студенческой скамьи. Человек, когда попадает в больницу, ощущает себя абсолютно беззащитным, он нуждается не только в профессиональных действиях врача, но и в элементарной заботе и внимании. Это порой поддерживает больше, чем инъекция. Ведь больной очень ждет, когда к нему подойдет врач, скажет доброе слово, подбодрит пациента, заразит его своим оптимизмом. Но многие вообще этого не понимают, ведут себя просто по-хамски, общаются с больным через медсестру. Происходит дискредитация врачебной профессии. У нас в центре представить себе подобное просто невозможно. Могу сказать это с гордостью.

    Талант врачанаходится на генетическом уровне. Отношение к больному необходимо привить, воспитать. Вы думаете, у нас здесь все генетически талантливые врачи? Совсем нет. Все люди разные, из разных семей, однако, приходя сюда, они видят, какая здесь царит атмосфера, и понимают, что если они будут относиться к больным как-то иначе, они просто вылетят отсюда как пробка из бутылки. «Все просто как помидор», понимаете? Все зависит от главного врача или директора, кто несет ответственность за эту работу. Если он не следит за этим или относится спустя рукава, то и возникает это хамьё, кто «на лапу берет», кого волнует только одно: ничего не делать на работе, получить свою пайку и уйти. Рис.4

    Мы знаем, что Вашим родственником является известный пианист Денис Мацуев. Часто ли Вы с ним видитесь, чем нравится Вам его творчество?

    Да, мы часто встречаемся, общаемся.

     Денис Мацуев мой троюродный брат. Моя родная бабушка, очень близкий мне человек, которая фактически меня вырастила, и его дедушка были родные брат и сестра, причем очень близкие друг другу люди. Я помню Дениса еще совсем маленьким, когда он только делал первые аккорды.

    С Денисом у нас много общего. У него, как и у меня, есть организаторские способности: он прекрасно проявляет себя не только как выдающийся пианист, но и как организатор целого ряда музыкальных фестивалей, в том числе «Звёзды на Байкале». Для Иркутска это главное музыкальное событие.

    У нас сложилась традиция: каждый год в сентябре Денис привозит участников фестиваля ко мне домой, мы вначале играем в футбол, потом идём в баню, а затем на веранде до утра поём песни. Я объявляю: «Начинаем наш музыкальный вечер. Сегодня у нас опять в гостях малоизвестный музыкант Денис Мацуев», и все соседи присоединяются к нашей вечеринке.

    Так получилось, что я единственный родной человек, который у Дениса остался в Иркутске. Однажды он вместе со своими родителями гостил у меня в доме. Мы с Денисом вышли в другую комнату, я сел за фортепиано, начал что-то наигрывать, и вдруг его отец, Леонид Викторович, кричит из-за стены: «Денис, вот здесь ты сфальшивил». Для меня это было самым большим комплиментом: меня спутали с Денисом Мацуевым! Я сфальшивил, как Денис Мацуев, этим можно гордиться! (смеётся).

    С Федоровым я его познакомил на десятилетии Иркутского филиала. А на похоронах Святослава Николаевича Денис играл реквием…

    В следующем году МНТК отмечает 90 лет со дня рождения Святослава Николаевича Федорова. Вы были соратником этого великого человека. В преддверии юбилея расскажите, как Вы познакомились с Федоровым, чувствовали ли Вы его поддержку?

    Это был совершенно уникальный человек. Это счастье, что Господь Бог свел меня с ним. Я прочел книги о Федорове, мечтал с ним познакомиться. И судьба выдала мне счастливый билет: мы не просто познакомились со Святославом Николаевичем, но работали очень тесно.

    В 1994 г. он назначил меня исполняющим обязанностями директора Иркутского филиала МНТК и пригласил к себе на дачу в Протасово. Договорились об этом накануне у него в кабинете. Привезли меня в Протасово, а там только идет стройка. Федорова нет, мне говорят, что сейчас он появится. Я думаю про себя, где появится, откуда? Вокруг ни одного построенного дома, все в строительных лесах. Присел я на бревно, сижу, жду. На небе собираются тучи, вот-вот начнется дождь. «Ну, попал», – подумал я про себя. Сижу один, машин нет, стал думать, как мне добираться до Москвы. Просидел я так около часа. Вдруг появляется черный Мерседес, за рулем Федоров, машет мне рукой. Сажусь в машину, Святослав Николаевич извинился за опоздание, и мы поехали смотреть его «владения»: заводы, конюшню, приехали в церковь, где он сейчас похоронен. «Надо же, – думаю про себя, – приехал из Иркутска в Подмосковье, а водитель у меня – Федоров». Мы поехали с ним на его старую дачу, недалеко от Протасова. Мне очень понравилась эта дача. В отличие от Протасова, она была вся в соснах. Встретила нас Ирэн Ефимовна, и мы пошли завтракать. Вдруг Святослав Николаевич объявляет, что сейчас поедем на похороны академика Бураковского. Ну, с Федоровым – куда угодно. Похороны – так похороны. Поехали на его Мерседесе, но уже с водителем, в Москву. В тот день были ужасные пробки на улицах. Мы сильно опоздали, Федоров взял меня за руку, повел в траурный зал, где проходила панихида. Люди перед ним расступаются, я смотрю, а там – Петровский, Рыжков, Примаков. Федоров меня со всеми познакомил. Эмоционально не простой был день… Так мы прокрутились до вечера, а потом он привез меня в МНТК. Мы поднялись к нему в кабинет, посидели, выпили чаю. «Ну, все, иди отдыхай, ты, наверное, сильно устал», – сказал мне С.Н. Федоров. Какой «отдыхай»? Такого прилива эмоций я давно не испытывал. Мы с ним были вместе целый день, с утра до позднего вечера. Через день прихожу к нему в кабинет, он говорит: «Лоб болит, голова болит – летел на Хонде со скоростью 220 км в час, представляешь? Муха ударила в лоб. А если бы в глаз? Ты завтракал? – Нет. – Пойдем». Мы заходим в его зеркальную комнатку, нам несут яичницу, «по рюмочке». Я потом всем рассказывал, как он ел глазунью. Он ее разрезает, желток растекается по тарелке, он хлебом его собирает – и в рот. «Это – самая вкуснятина!» Он вкусно ел и также вкусно жил и работал – в этом его отличие от других. Помню, как он демонстрировал мне работу сотового телефона. Позвонил в Венгрию, слышимость была отличная. С каким удовольствием он мне все показывал, рассказывал и при этом радовался как ребенок! Как-то уже в Иркутске я пришел после банкета домой, ночь, раздается звонок, меня будит жена: «Федоров!» Я собрал волю в кулак, как можно более четко произнес в трубку: «Здравствуйте, Святослав Николаевич!» Он мне в трубку: «Привет, Андрюша! Ты знаешь, где я? Я сейчас еду по дороге в Калугу, набрал твой номер. Который у вас там час? – Два часа ночи. – Да ты что?!» Вот такой эпизод. Он мне часто просто так звонил, безо всякого дела. Это был уникальный человек, он просто искрился, буквально до последнего дня. Единственный раз я видел его потухший взгляд, это было за месяц до его смерти.

    Последняя наша встреча состоялась в мае 2000 г. во время работы Съезда офтальмологов. Сидели мы со Святославом Николаевичем в его кабинете, и он мне говорит: «Поможешь мне вычистить эти авгиевы конюшни?» Помните ситуацию, когда его долго не назначали на должность, и только на Съезде решился вопрос. «Ты знаешь, я так много упустил». А он действительно много упустил за последние годы: увлекся конюшнями, политикой, Думой, президентскими выборами, вокруг него образовалось кубло, которое действовало против Федорова. Во время нашего последнего разговора я его спросил: «А Вы что, не видели этого?» Я не стукач, я ему ни о чем не докладывал, был уверен, что Федоров в курсе происходящих вокруг него событий. «Так поможешь мне чистить авгиевы конюшни? – Конечно, Святослав Николаевич». Я иногда задавал себе вопрос, почему он так ко мне относился? Наверное, потому что в отличие от других я мог сказать Федорову напрямую, что он в чем-то не прав. Он же привык к преклонению. Помню, как к нему, трясясь, заходили его замы. И вот на фоне обожествления вдруг нашелся кто-то, кто говорит открыто, с чем не согласен. Я такой по жизни, по-другому просто не умею. И он воспринимал это нормально.

    Чувства признательности и благодарности своему великому учителю, С.Н. Федорову, питают меня всю его жизнь. Крепкая дружба со Святославом Николаевичем воспитали вомне гордость и независимость суждений.

    Вы являетесь главным офтальмологом в Иркутской области. Что нужно сделать, чтобы повысить уровень офтальмологической помощи в регионе? Или у Вас все блестяще?

    Федеральные медицинские центры не должны сосредоточиваться на работе с пациентами только «своей» территории. Ведь на то они и федеральные, чтобы максимальное число жителей России могло получать здесь медицинскую помощь самого высокого уровня. Понятие «доступность» в данном случае приобретает конкретные параметры: 50% от числа пациентов любого федерального медицинского учреждения, не важно, находится он в Москве, Астрахани, Томске или Хабаровске, должны составлять иногородние жители. Это задание министерства здравоохранения РФ.

    Объективные условия таковы: там, где регионы небольшие по площади, а транспортная доступность высокая, жителям не составит труда поехать на лечение из одного города в другой. Например, из Калуги или Нижнего Новгорода в Москву, из Пскова - в Санкт-Петербург, а из Кисловодска или Сочи - в Краснодар.

    Совсем иная ситуация в Сибири и на Дальнем Востоке, где тоже есть медицинские учреждения федерального подчинения, в том числе филиалы МНТК «Микрохирургия глаза».

    К Иркутскому филиалу «приписаны» для оказания специализированной и высокотехнологичной офтальмологической помощи Читинская область, Красноярский край, Республика Бурятия, Республика Саха (Якутия), Республика Хакасия и Республика Тыва. За исключением компактных Хакасии и Тувы, остальные регионы представляют собой огромные площади с низкой плотностью населения и разбросанностью населённых пунктов. Чтобы пройти в Иркутске диагностику и лечение заболеваний органа зрения на уровне мировых стандартов, человек должен преодолеть расстояние 1500 километров от Норильска до Красноярска, потом ещё 1000 километров до нашего города.

    Из Якутска в Иркутск самолётом надо лететь три с половиной часа. Если же пациент живёт не в самой столице Республики Саха, а в отдалённом районе, то это ещё дополнительные несколько сотен километров. Можно ли назвать такую организацию медицинской помощи «обеспечением доступности»?

    Нашим дальневосточным коллегам и их пациентам ничуть не легче. Например, чтобы попасть на лечение в федеральные клиники Владивостока, житель Магадана должен пролететь самолётом 2300 километров, а житель Анадыря - 3700 километров. Немногим короче будет дорога до Хабаровска. От самого северного города России – Певека – путь к федеральной клинике будет ещё дальше, сложнее и значительно дороже.

    Но если у пациента есть выбор, где лечиться, то федеральная клиника такой возможности - кого лечить - лишена, ей необходимо соблюсти пропорцию 50 на 50.

    Я абсолютно согласен в этом смысле с политикой министерства здравоохранения Российской Федерации: учреждения, в строительство и техническое оснащение которых государство вложило огромные средства и где работают ведущие специалисты, не должны превращаться в обычные областные и краевые больницы. В то же время потенциал многих федеральных учреждений используется далеко не в полную силу. И я имею в виду не клинический, а методологический потенциал.

    Любой федеральный центр, в том числе МНТК «Микрохирургия глаза» - это не просто прекрасно технически и технологически оснащённая клиника, но и научная школа, где проводится обучение специалистов и тиражируются лучшие медицинские практики. А если мы говорим о сети учреждений, как в случае с МНТК, они работают по единым стандартам не только лечебно-диагностическим, но и организационным. Продумана и выверена временем вся логистика оказания лечебно-диагностической помощи от момента, когда пациент перешагнул порог филиала, и до момента его выписки. Причём, правильность именно такой логистики доказана не только клинически, но и экономически, что немаловажно для учреждений, работающих в системе обязательного медицинского страхования.

    Республика идёт по пути развития собственной офтальмологической базы, у неё просто нет другого выхода. По моему мнению, было бы правильно создавать подразделения филиалов МНТК «Микрохирургия глаза» в «приписанных» к ним регионах и там тиражировать клиническую и организационную идеологию нашего научно-технического комплекса.

    Нужно создать филиалы филиалов. Они могут иметь статус отделений, представительств или называться как- то иначе. Главное, что именно таким образом мы действительно решим задачу приблизить специализированную и высокотехнологичную офтальмологическую помощь к населению российских регионов.

    Фактически, мы это уже сделали в Якутии, на основе личных договорённостей и энтузиазма сторон. Специалисты Иркутского филиала МНТК выезжали и выезжают туда с лекциями и мастер-классами для врачей, помогали внедрять технологии, выполнять операции, проводили консультативный приём пациентов. И в настоящее время, наши коллеги начали некоторые сложные операции выполнять самостоятельно, на своей базе, которая прекрасно оснащена современным оборудованием.

    Остаются Хакасия, Тыва, Читинская область и Бурятия. Безусловно, и здесь тоже стараются развивать офтальмологию, как частные клиники, так и государственные. Но существует ряд абсолютных преимуществ МНТК. Это, во-первых, доскональная диагностика органа зрения, значительно более детальная, чем обычно проводится офтальмологическому пациенту. Во-вторых, это технологии, которыми владеют учреждения системы «Микрохирургия глаза» и не владеют многие другие профильные клиники - хирургия сетчатки и стекловидного тела, кератопластика, фемтолазерная хирургия катаракты, рефракционная фемтолазерная хирургия. И, конечно, возможности МНТК в приобретении нового оборудования и внедрении новых технологий.

    Вот почему имеет смысл развивать сеть представительств филиалов МНТК «Микрохирургия глаза» в прикреплённых к нам регионах. То есть создавать условия не для самих себя, чтобы сидеть-ждать, пока все россияне съедутся к нам и выстроятся в очередь, а для наших пациентов. Я вижу только такой путь, другого пути нет.

    Первый «филиал филиала» мы открыли в городе Братске Иркутской области шестнадцать лет назад. До этого пациенты из Братска приезжали к нам, но, учитывая, что расстояние до областного центра - 800 километров, и транспортные расходы немалые, многие больные затягивали визит к врачу и приезжали уже в запущенном состоянии. Тогда мы совместно с администрацией Братска приняли решение о создании представительства Иркутского филиала «Микрохирургия глаза», которое теперь оказывает офтальмологическую помощь по стандартам МНТК для жителей всех северных районов области. Сейчас мы расширяем там сферу хирургии, кроме операций по поводу катаракты и глаукомы в ближайшее время специалисты в Братске начнут выполнять операции на сетчатке. В целом филиал работает очень успешно, здесь выполняют операции и проводят консультативно-диагностический приём. Благодаря этому очередность на лечение в МНТК «Микрохирургия глаза» сократилась, показатель запущенности снизился до минимума, соответственно, уменьшились расходы на лечение таких больных.

    Десять лет назад мы открыли лечебно-диагностический кабинет Иркутского филиала МНТК в Улан-Удэ. Это была инициатива министерства здравоохранения Республики Бурятия, которое понимало: создавать в регионе офтальмологическую службу с нуля будет хлопотнее и дороже, чем воспользоваться опытом федерального учреждения. Теперь первый и самый важный этап - диагностика и отбор на хирургическое лечение - проводится в этом кабинете, и к нам пациенты приезжают только на само оперативное лечение, то есть максимум на два-три дня. Но здесь есть перспектива развития - на мой взгляд, необходимо создать полноценное отделение не только с диагностикой, но и хирургией.

    Считается, что любой министр заинтересован прежде всего в развитии региональной лечебной сети и будет поддерживать интересы «своих» ЛПУ. Но это предвзятое мнение.

    У нас состоялся очень продуктивный диалог с министром здравоохранения Красноярского края Вадимом Яниным, который правильно оценил ситуацию, подойдя к ней объективно. Мы разъяснили, что ни в коей мере не планируем экспансию в Красноярск с целью ущемить интересы местной офтальмологической службы. Но мы можем предложить жителям Красноярского края такие возможности в лечении офтальмопатологии, которых пока нет в регионе. И показали статистику запущенных случаев заболеваний сетчатки и стекловидного тела, с которыми в Иркутск приезжают пациенты из Красноярска.

    Причём, сами красноярские офтальмологи направляют к нам далеко не всех пациентов, которые нуждаются в нашей помощи. И такие данные мы тоже представили министру. В итоге он при нас распорядился обеспечить направление пациентов, имеющих медицинские показания, на получение специализированной и высокотехнологичной офтальмохирургической помощи в Иркутский филиал МНТК. Тем более, что эта помощь будет для больного бесплатной, поскольку мы работаем в системе ОМС и ВМП.

    Недопустимо, когда в борьбе амбиций крайним остаётся пациент.Поэтому мы намерены с этого года направлять в региональные министерства здравоохранения информацию о том, что в Иркутский филиал МНТК «Микрохирургия глаза» поступило из этой территории такое-то число пациентов с запущенными формами заболеваний, с осложнениями после неадекватно проведённого на местном уровне лечения. Составить такие справки для нас не проблема, благо в МНТК ещё при Святославе Николаевиче Фёдорове была создана и до сих пор работает система контроля качества, направленная на защиту интересов пациента.

    Необходимо, чтобы Минздрав РФ позволил нам увеличить штатное расписание, потому что, открывая представительства, мы должны набрать сотрудников. Кроме того, нужно разрешение Минздрава РФ на приобретение или аренду здания для нового подразделения.

    А вот сделать там ремонт и приобрести оборудование мы можем сами, за счёт доходов от внебюджетной деятельности. То есть финансовых затрат федерального бюджета вообще не требуется, только разрешения и организационная помощь, не более того. Во всяком случае, в отношении филиалов МНТК «Микрохирургия глаза» это именно так.

    Что бы Вы хотели пожелать молодому поколению офтальмологов?

    Идти к своей мечте, учиться всему новому, современному, не стоять на месте. Как говорил С.Н.Федоров: «Хватит спать»!

    А чем Вы увлекаетесь в свободное время?

    Не могу сказать, что в 17 лет медицина была моей самой большой страстью. Уже позже, поработав какое-то время врачом, я понял, что именно это - моё настоящее призвание. Но параллельно стал пробовать себя в роли телеведущего медицинской программы на иркутском телевидении, занимаюсь этим до сих пор, и, по отзывам, неплохо получается.

    Кто раскрыл Ваш талант как музыканта? Помогает ли Вам музыка в Вашей работе?

    Диплома о музыкальном образовании у меня нет. У меня был хороший преподаватель. Когда у меня стало что-то получаться, она мне объяснила, как надо подбирать популярную музыку. В те годы из радиоприемников неслось: «Жил да был черный кот за углом»… Она мне показала сначала правую руку, потом левую, потом сложили обе руки, и получилось совсем неплохо, ну почти как по радио! Мне это жутко понравилось, и я потихоньку сам начал подбирать музыку. Потом во дворце пионеров мы организовали эстрадный ансамбль, в этом ВИА я был один школьник, семиклассник, остальные ребята уже отслужили в армии. Вскоре начались гастроли, телевидение, популярность, пошли телефонные звонки многочисленных девочек-поклонниц.

    Поступив на первый курс иркутского мединститута, я пришёл в студенческий театр эстрадных миниатюр, руководила которым народная артистка России Елена Волошина, актриса Театра оперетты. Я там не только был музыкальным руководителем, но и играл роли в спектаклях. Именно в СТЭМе началась и до сих пор продолжается наша дружба с профессором Владимиром Шпрахом, ныне ректором Иркутского ГИДУВа, и Вячеславом Паком, сегодня он ведущий иркутский хирург-проктолог. Каждый из нас по-прежнему дружит с музыкой, иногда собираемся, чтобы спеть вместе.

    У Вас есть личный рецепт успеха? Какой Ваш жизненный девиз?

    Самая большая страсть в моей жизни — дарить добро и радость людям. Так и живу. Все остальное — игра по определенным правилам, которые надо стараться соблюдать.

    Меня очень радует, что Иркутский филиал уже не первый раз занимает первое место в системе МНТК по всем показателям работы - и наука, и лечебная деятельность. И когда вижу успехи своих сотрудников и счастливые лица наших пациентов, понимаю, что для этого стоит жить. Хотя на самом деле я тщательно замаскированный пессимист, и главный мой тост в новогоднюю ночь звучит так «Пусть наступающий год будет не хуже, чем уходящий».

    К счастью, у меня есть уютная ниша, куда всегда можно спрятаться от печальных мыслей - музыка.


Страница источника: 0

 ХV Юбилейный конгресс Российского глаукомного общества ХV Юбилейный конгресс Российского глаукомного общества

Сателлитные симпозиумы в рамках ХV Юбилейного конгресса Российского глаукомного обществаСателлитные симпозиумы в рамках ХV Юбилейного конгресса Росс...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2017Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные техн...

Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2017Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2017»«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологи...

Эндокринная офтальмопатия Научно-практическая конференцияЭндокринная офтальмопатия Научно-практическая конференция

Сателлитные симпозиумы в рамках X Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках X Российского общенациональн...

Фемтосекундные технологии в офтальмологии Юбилейная всероссийская научно-практическая конференцияФемтосекундные технологии в офтальмологии Юбилейная всеросси...

Федоровские чтения - 2017 XIV Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2017 XIV Всероссийская научно-практичес...

Федоровские чтения - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках XIV Всероссийской научно-практической конференцииФедоровские чтения - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках XI...

Актуальные проблемы офтальмологии XII Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XII Всероссийская научная ...

Восток – Запад 2017 Международная научно-практическая конференция по офтальмологииВосток – Запад 2017 Международная научно-практическая конфер...

Белые ночи - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2017 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Новые технологии в контактной коррекции.  В рамках  Всероссийской научно-практической конференции «Новые технологии в офтальмологии - 2017»Новые технологии в контактной коррекции. В рамках Всеросси...

Новые технологии в офтальмологии -  2017 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии - 2017 Всероссийская научн...

XVI Всероссийская школа офтальмологаXVI Всероссийская школа офтальмолога

«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»«Живая хирургия» в рамках конференции «Современные технологи...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные тех...

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2017 ХV Научно-практическая конференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии -...

Роговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении кератоэктазий Научно-практическая конференция с международным участиемРоговица I. Ультрафиолетовый кросслинкинг роговицы в лечении...

Сателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Российского глаукомного обществаСателлитные симпозиумы в рамках ХIV ежегодного конгресса Рос...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Сателлитные симпозиумы в рамках конференции Современные техн...

«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016«Живая» хирургия в рамках конференции Современные технологии...

Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2016Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

Сателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках IX Российского общенациональ...

На стыке науки и практикиНа стыке науки и практики

Федоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2016 XIII Всероссийская научно-практиче...

Актуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XI Всероссийская научная к...

Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтальмохирургии с международным участием Восток – Запад 2016 Научно-практическая конференция по офтал...

Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2016 Сателлитные симпозиумы в рамках Международ...

Невские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологовНевские горизонты - 2016 Научная конференция офтальмологов

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмологов «Невские горизонты - 2016»Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции офтальмо...

Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-практическая конференция Новые технологии в офтальмологии 2016 Всероссийская научно-п...

Витреоретинальная хирургия. Макулярный разрывВитреоретинальная хирургия. Макулярный разрыв

Рейтинг@Mail.ru