Реферат RUS  Реферат ENG  Литература  Полный текст

«Я с детства хотел быть офтальмологом. Моя мечта сбылась!» Интервью с профессором Винченцо Сарникола


     Профессор Винченцо Сарникола - ведущий итальянский офтальмохирург, профессор университета Сиены Universita degli Studi di Siena (Италия), университета Сан-Паулу Escola Paulista (Бразилия), специализируются на одном из сложнейших направлений в офтальмологии – патологиях роговицы. На 19 Всероссийском конгрессе «Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии» выступил с докладом «Глубокая передняя послойная кератопластика: все перфорации могут быть исправлены» и продемонстрировал новые методы хирургии роговицы на сеансе «живой хирургии».

    Доктор Винченцо! Мы очень рады видеть Вас в стенах нашего учреждения. Расскажите, Вы когда-нибудь были в России? Какие у Вас впечатления?

    - Я был в России дважды. Первый раз в Москве и второй в вашем филиале в Чебоксарах. Я очень люблю вашу страну. Но особую любовь я питаю именно к людям. Я считаю, что русские люди очень сильные, строгие и в то же время полные эмоций. Именно это меня привлекает в вашем народе.

    Вы сотрудничаете с российскими офтальмологами?

    - Да, конечно. Я знаю много русских врачей, например, доктора Малюгина. В начале моей карьеры я много слышал о профессоре Федорове С.Н. и о его работах. Он был действительно удивительным человеком.

    На различных встречах, конференциях собирается много ученых, мы можем обмениваться собственным клиническим опытом и научными знаниями. Также я рад поучаствовать в совместных операциях. Например, с доктором Дмитрием Дементьевым, с которым я работаю в Милане, я постоянно поддерживаю контакт, и иногда мы встречаемся и оперируем вместе. Также у нас есть сообщество по обучению врачей хирургии роговицы по всему миру. В ближайшее время мы собираемся посетить Грузию, а позже - Стамбул.

    Известно, что Вы являетесь основателем и президентом научного международного общества по изучению роговицы, стволовых клеток и глазной поверхности, известного как SICSSO. Как вам пришла идея организовать это общество?

    - О, это было очень интересно! В 1995 г. я стал директором больницы Мизерикордиа Коммьюнити в Гроссето (Misericordia Community Hospital), я занимался лечением косоглазия. На тот момент работа глазных банков была отлично налажена. Но, несмотря на это, больница не занималась трансплантациями. В то же время в Италии был принят закон, который упрощал получение донорских роговиц, и мы поставили трансплантации на поток. Так за 2-3 года мы выполнили около 4000 сквозных кератопластик. Это удивительно!

    Было установлено, что отторжение трансплантата возникало не только из-за проблем с эндотелием, но и вследствие проблем с глазной поверхностью. В то время никто и не задумывался над изучением глазной поверхности. Поэтому мы начали работу в этом направлении, а также начали изучать стволовые клетки. Я нашел 4 людей, которые работали не только в Италии, но и занимались изучением стволовых клеток. Это были Edward Holland (США), Donald Tan (Сингапур), Kenneth Kenyon (США), Scheffer Tseng (США). Мы организовали встречу в Гроссето, чтобы обсудить эти вопросы. И в ходе встречи решили организовать большое сообщество по изучению проблем трансплантации роговицы, стволовых клеток и изучению глазной поверхности. Только за этот год мы провели 18 встреч, где около 50% докладчиков были иностранцы. Я этому очень рад, ведь это одно из первых сообществ по изучению глазной поверхности, но многие вопросы остаются нерешенными до сих пор.

    Разрешена ли трансплантация стволовых клеток в Италии?

    - Да. Но, конечно, данный вопрос остается открытым в мире. Я предпочитаю работать со стволовыми клетками лимба. Результаты поразительны! Когда заболевание затрагивает только периферию роговицы, можно пересадить стволовые клетки лимба и получить очень хороший результат. В качестве донора хорошо подходят близкие родственники, например, известна хорошая совместимость между родными братьями, которая иногда достигает 100%, а совместимость между родителями и их детьми около 50%.

    Сегодня на конференции Вы читали доклад на тему «Глубокая передняя послойная кератопластика. Все перфорации могут быть исправлены» О чем Ваш доклад?

    - Основная мысль, которую я хотел донести - это то, что выживаемость трансплантата после послойной кератопластики гораздо выше, чем при сквозной. При сквозной кератопластике отторжение трансплантата имеет место в 30% случаев, в то время как при глубокой передней послойной кератопластике только в 3-4%, и при этом реакции со стороны трансплантата меньше выражены, их проще контролировать даже консервативно. Мы изучили около 660 глаз со сроком наблюдение 10 и более лет после DALК, и трансплантат прижился в 99% случаев. В первые 2 года мы получали некоторое количество отторжений вследствие защитных реакций глаза на изменения глазной поверхности, в раннем послеоперационном периоде. Я стал замечать, что пациенты больше доверяют послойной кератопластике, чем сквозной, и многие доктора действительно отдают большее предпочтение DALК. Основная проблема, что данная операция может сопровождаться перфорациями, которые случаются примерно в 8-10% случаев. И большинство хирургов в таких ситуациях все еще переходят на выполнение сквозной кератопластики. Я не поддерживаю такую стратегию и считаю, что все перфорации можно исправить, если соблюдать определенные правила, о которых собственно я и хотел рассказать в своем докладе. В моей практике последний раз, когда я, получив перфорацию, перешел на выполнение сквозной кератопластики, был в примерно 2002 г. За эти 16 лет появилось очень много хирургов, которые поддерживают меня в этом и тоже стараются до последнего исправить перфорации.

    Доктор Винченцо, Вы говорите, что при DALК процент случаев отторжения трансплантата значительно ниже. С чем это связано?

    - Конечно, реакция отторжения трансплантата - определенно один из самых неприятных вариантов развития событий в хирургии роговицы. Чаще всего отторжение происходит после сквозной кератопластики, меньше после DALК и DSEK, и практически не встречается после DMEK. В настоящее время одной из распространенных причини отторжения трансплантата после СКП является эндотелиальная дисфункция. Эндотелий – это одна из слабых частей роговицы. Поэтому, если эндотелий интактен, то и не следует его трогать, нужно сделать DALК. Если имеет место эндотелиальная дисфункция, то не следуют трогать строму, следует сделать DMEK. Очень надеюсь, что в ближайшее время у меня будет время, и я обязательно напишу о механизме отторжения трансплантата и о тактике лечения.

    Насколько часто в Италии выполняется задняя послойная кератопластика?

    - DSEK – более распространенная операция. Это связано с тем, что эндотелиальная дисфункция встречается гораздо чаще, чем заболевания стромы роговицы. Например, дистрофия Фукса - одна из самых распространенных патологий эндотелия в мире.

    Кстати говоря, недавно узнал интересный факт, что, например, в Корее дистрофия Фукса практически не встречается. Таким образом, опираясь на мой личный опыт, соотношение DALК к DSEK примерно 3:1.

    Расскажите, сколько операций по пересадке роговицы выполняется в Италии? Сколько таких операций делаете Вы лично?

    - В среднем в Италии выполняется около 6-7 тысяч кератопластик в год. Я делаю около 200-300 пересадок в год.

    Делается ли пересадка роговицы за счет бюджетных средств или это возможно только на платной основе?

    - В Италии возможны оба варианта, но в последнее время здравоохранение выделяет меньше средств на различные виды лечения. В связи с этим люди склонны обращаться в частные клиники.

    Какие виды офтальмохирургии Вам наиболее интересны?

    - Больше всего я люблю делать DALК, и это составляет большую часть проводимых мной операций. Затем, по убыванию моего интереса, я делаю DMEK, и еще реже DSEK, далее идет хирургия катаракты и глаукомы и на последнем месте, наверно, хирургия косоглазия.

    Как в Италии решаются вопросы донорства в офтальмологии?

    - В Италии есть несколько глазных банков. На мой взгляд, один из лучших глазных банков и, возможно, один из лучших в мире – это глазной банк Венето. Также есть менее известные глазные банки, такие, как Монза на севере и Лукка в Тоскане.

    Италия на ряду с Шри-Ланкой и США являются единственными странами, которые заготавливают столь огромное количество трансплантатов роговицы, и потому занимаются поставкой донорского материала в другие страны.

    Возможно, многим будет интересно узнать, что на сегодняшний день мировая статистика такова, что потребность в донорской роговице в 70 раз больше, чем потребность в донорстве других органов. То есть выходит, что только одному человеку из 70 будет выполнена необходимая ему хирургическая операция. Я считаю, что давно пора бить тревогу! Ведь донорскую роговицу совершенно нельзя сравнивать с другими донорскими органами, такими, как сердце или почка, к примеру. Ведь получение этих органов возможно только в случае смерти мозга донора, и органы должны быть изъяты до того, как сердце перестанет биться. Не говоря уже о вопросах совместимости, получение донорских органов очень непростая задача.

    Другое дело - донорская роговица. Мы можем получить материал от донора, который умер 8-12 часов назад, при этом роговица будет в отличном состоянии. Люди умирают каждую минуту, к сожалению, это неизбежно. Но вы только представьте, сколько мы могли бы получить донорского материала! И, что немаловажно, представьте, перед каким нелегким выбором мы ставим родственников, когда спрашиваем их о донорстве их близкого, который фактически еще не умер, но установлена смерть мозга. По понятным причинам, практически все отказываются, ведь люди еще не осознали и не приняли скорую кончину близкого. Когда же мы решаем вопрос донорства с людьми, чей близкий уже умер, мы чаще всего получаем положительный ответ, ведь люди уже смирились с утратой. Таким образом, столь высокий уровень нехватки донорских роговиц связан с плохой организаций здравоохранения.

    Собственно, в связи с этим в рамках нашего сообщества SICSSO, о котором я говорил ранее, мы задались целью увеличить число донорского материала и повысить количество выполняемых кератопластик в мире, а также обучить хирургов технологиям послойной кератопластики, например, DALК и DMEK. Пожалуй, сразу отвечу на вопрос, почему именно эти операции. У этих двух методов лечения есть 2 огромных преимущества: первое – это значительно большая выживаемость трансплантата и второе –из одной донорской роговицы мы можем сделать обе эти операции.

    Расскажите, донорский материал Вы подготавливаете самостоятельно или предпочитаете пользоваться услугами глазных банков?

    - Конечно, лучше пользоваться услугам глазного банка, так как они готовят тысячи трансплантатов и технология подготовки более отработанная, а когда сотрудники глазного банка предварительно выкраивают трансплантат и по каким-то причинам портят его, они могут просто взять новый материал и продолжить работу, чего невозможно сделать в операционной, когда вы уже оперируете пациента.

    Несмотря на вышесказанное, я предпочитаю подготавливать трансплантат самостоятельно. Как правило, глазные банки поставляют уже подготовленный материал, а это удваивает его стоимость. Как я уже говорил, я работаю в частной клинике и могу самостоятельно подготовить материал, с которым буду работать. Мне так удобнее, а мои пациенты экономят деньги.

    Как давно вы решили заниматься пересадками роговицы?

    - Если быть точным, то 21 июня 1995 г., почти сразу после того, как 1 июня того же года я был назначен на должность директора больницы Мизерикордиа Коммьюнити. Я видел огромное количество людей, которым требовалась трансплантация роговицы, и как раз в это время меняется законодательство в Италии. Мы с коллегами сразу приступили к работе, и я даже запомнил точную цифру. За июль мы сделали 52 пересадки роговицы, а за первый год сделали около 600, но это было только начало. Мы, так сказать, прощупывали почву.

    Почему Вы выбрали именно офтальмологию?

    - Я понял, что хочу быть офтальмологом, наверное, с самого детства. Но мне всегда было интересно, видял ли другие люди так же, как и я? То есть красный он для всех одинаково красный? Я все никак не мог успокоиться и должен был разобраться, как же все-таки это работает.

    Сбылись ли Ваши детские ожидания?

    - Определенно, да. Когда в 1995 г. я начал посвящать много времени хирургии роговицы, для меня был непонятен подход к лечению. Ведь как это работает? Есть у пациента небольшое помутнение на роговице, и он хочет его убрать. “Да не вопрос”,- говорили хирурги, и прямо на следующий день делали сквозную кератопластику.  Без какой-либо диагностики. Мои глаза были полны ужаса, ведь если это был кератоконус или дистрофия Фукса, допустим СКП имела место быть. Но если помутнения роговицы являлось проявлением системного заболевания, то трансплантация роговицы не решила бы проблемы. Нужно лечить саму болезнь. Или другая ситуация, если имеется патология глазной поверхности, то в таком глазу можно сделать  хоть 100 пересадок, и все усилия будут напрасны.

    Когда я осознал весь ужас происходящего, я решил разобраться, т.е. начал задавать себе все тот же детский вопрос. Как же это работает? Я должен был найти другое решение. Год за годом я изучал, почему же послойная кератопластика в разы лучше СКП. Я надеюсь, когда-нибудь мы сможем отказаться от СКП совсем.

    Расскажите нам о своих изобретениях. Что такое блефаростат Сарникола?

    - Это, как мне кажется, не самый известный инструмент. Основной его целью является не создавать давления на глаз. Потому что даже небольшой подъем давления может спровоцировать перфорацию.

    Есть ли у вас еще изобретения?

    - Да, я придумал специальный шпатель для DMEK и канюлю для DALК. Ведь чтобы получить «большой пузырь» при выполнении DALК, воздух необходимо ввести в самый глубокий слой стромы. Раньше использовали иглу, но проникновение иглы трудно контролировать так как есть высокий риск перфорации. Поэтому я сделал специальную канюлю с менее острым концом, с ее помощью гораздо проще сформировать «большой пузырь» воздуха. Специальный шпатель предназначен для DMEK, а именно для погружения трансплантата в переднюю камеру.

    Известно, что вы занимаетесь хирургиeй косоглазия. Почему Вам интересно это направление офтальмохирургии?

    - На самом деле, я никогда не интересовался хирургией косоглазия. Когда я был на втором году ординатуры, я выиграл возможность бесплатно пройти стажировку по любому направлению на выбор. И когда я пришел к своему руководителю, он сказал, что мне нужно пойти изучать косоглазие у взрослых, поскольку в нашей клинике не было доктора, занимающимся косоглазием. Я был, конечно, очень удивлен. Моему изумлению не было предела, ведь я был только на 2 году ординатуры, увлекался патологией сетчатки, а косоглазие видел один раз в жизни. На что он мне ответил: «Не волнуйтесь, хирургия косоглазия похожа на витреоретинальную хирургию. Просто результат немного другой». Думаю понятно, что у меня особо не было выбора. Но я счастлив, что мне довелось пройти эту стажировку в Нью-Йорке у очень талантливого хирурга. Его зовут Philip Knapp. Так получилось, что я провел там 5 лет, а по возвращении в университет Сены продолжил оперировать косоглазие, углубился в изучение природы «двоения». Но когда я стал директором больницы, я почти сразу переключился на хирургию роговицы. Все-таки, к этому направлению у меня больше сердце лежит.

    Могли бы вы рассказать несколько интересных, нестандартных случаев из Вашей практики?

    - Помню, пришла ко мне молодая женщина, которая безумно любила свою собачку, но так вышло, что та укусила ее за глаз, сильно повредила верхнее веко и глазные мышцы. У нее развилось сложное косоглазие, которое удалось исправить только за три операции.

    Еще один интересный случай был связан с пациентом с необычным именем. Его звали мистер Зоко. Это было время, когда мы делали только сквозные кератопластики и ничего не знали о свойствах глазной поверхности. Я начал операцию, удалил эпителий и пошел подготавливать трансплантат. И когда я его нес к операционному столу, медсестра случайно толкнула мою руку, и он упал на пол. Естественно, мы не смогли продолжить операцию. К счастью, этому пациенту я еще не начал делать трепанацию. Мистеру Зоко и его родственникам я сказал, что мы решили сделать операцию в два этапа, и следующий будет через месяц. Я соврал, что мы якобы верили в то, что если сначала убрать эпителий, это позволит подготовить глазную поверхность и обеспечит лучшее приживление трансплантата. Эта ложь впоследствии стала правдой. Как мы потом выяснили, удаление эпителия стимулирует стволовые клетки лимба, и это повышает их выживаемость. Через месяц мы выполнили ему сквозную кератопластику и трансплантат отлично прижился. Мистер Зоко хорошо себя чувствует по настоящее время. Этот клинический случай мы даже опубликовали в одном из научных журналов.

    Вы являетесь автором нескольких монографий, Ваши статьи публикуются во многих журналах. Переведены ли какие-нибудь из них на русский?

    Не уверен так как для качественного перевода недостаточно только знаний итальянского и русского языков, нужно еще хорошо разбираться в офтальмологии. Это интервью – мой первый опыт работы с русскими изданиями.

    Расскажите нам о Вашей семье?

    Я был женат, но, к сожалению, мы больше не живем вместе. Тем не менее, у меня трое прекрасных детей. Две дочери и сын. Дочери стали офтальмологами, а сын занимается бизнесом. С самого детства он говорил, что врачи странные люди, ведь они постоянно работают. Поэтому он выбрал профессию, далекую от медицины. Также с нами живет моя мама, ей 92 года.

    Как Вы проводите свободное время?

    Я очень люблю свою яхту. Я провожу на ней все свободное время летом. Часто выхожу в открытое море на 3-4 дня. Я всю жизнь жил на побережье и видел большое количество яхт. С детства я мечтал, что у меня будет своя собственная яхта. Мои мечты часто сбываются.

    Что вы думаете о своем будущем? Есть ли у Вас ученики, которым Вы передадите свое мастерство?

    Да, у меня есть несколько учеников и среди них, конечно, две мои дочери. В год я беру не более 2-3 врачей на обучение, что дает возможность уделить время каждому и тщательно отработать технику.


Страница источника: 0


Федоровские чтения - 2019 XVI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2019 XVI Всероссийская научно-практичес...

Актуальные проблемы офтальмологии XIV Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XIV Всероссийская научная ...

Современные тенденции развития офтальмологии - фундаментально-прикладные аспекты Всероссийская научно-практическая конференцияСовременные тенденции развития офтальмологии - фундаментальн...

Восток – Запад 2019 Международная конференция по офтальмологииВосток – Запад 2019 Международная конференция по офтальмологии

Академия ZiemerАкадемия Ziemer

Белые ночи - 2019 Сателлитные симпозиумы в рамках XXV Международного офтальмологического конгрессаБелые ночи - 2019 Сателлитные симпозиумы в рамках XXV Междун...

Новые технологии в офтальмологии - 2019 Всероссийская научно-практическая конференцияНовые технологии в офтальмологии - 2019 Всероссийская научно...

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии – 2019 ХVII Всероссийская научно-практическаяконференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии –...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2019»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные тех...

Роговица III. Инновации  лазерной коррекции зрения и кератопластикиРоговица III. Инновации лазерной коррекции зрения и кератоп...

ХVI Ежегодный конгресс Российского глаукомного общества «Вместе против слепоты»ХVI Ежегодный конгресс Российского глаукомного общества «Вме...

Сессии в рамках III Всероссийского конгресса «Аутоимунные и иммунодефицитные заболевания»Сессии в рамках III Всероссийского конгресса «Аутоимунные и ...

Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2018Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2018»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные тех...

«Живая» хирургия в рамках конференции  «Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2018»«Живая» хирургия в рамках конференции «Современные технолог...

Сателлитные симпозиумы в рамках XI Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках XI Российского общенациональ...

Федоровские чтения - 2018 XV Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2018 XV Всероссийская научно-практическ...

Актуальные проблемы офтальмологии XIII Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XIII Всероссийская научная...

Восток – Запад 2018  Международная конференция по офтальмологииВосток – Запад 2018 Международная конференция по офтальмологии

«Живая хирургия» в рамках конференции «Белые ночи - 2018»«Живая хирургия» в рамках конференции «Белые ночи - 2018»

Белые ночи - 2018 Сателлитные симпозиумы в рамках XXIV Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2018 Сателлитные симпозиумы в рамках XXIV Между...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Невские горизонты -  2018»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Невские горизон...

Сателлитные симпозиумы в рамках VIII ЕАКОСателлитные симпозиумы в рамках VIII ЕАКО

VIII Евро-Азиатская конференция по офтальмохирургии (ЕАКО)VIII Евро-Азиатская конференция по офтальмохирургии (ЕАКО)

XVII Всероссийская школа офтальмологаXVII Всероссийская школа офтальмолога

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2018»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные тех...

Top.Mail.Ru


Open Archives