Онлайн доклады

Онлайн доклады

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Конференция

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

«Живая хирургия» в рамках XXVII научно-практической  конференции офтальмологов

Конференция

«Живая хирургия» в рамках XXVII научно-практической конференции офтальмологов

ХVII Ежегодный конгресс  Российского глаукомного общества «Вместе против слепоты. Семнадцать мгновений зимы»

Конгресс

ХVII Ежегодный конгресс Российского глаукомного общества «Вместе против слепоты. Семнадцать мгновений зимы»

Пироговский офтальмологический форум. Ежегодная научно-практическая конференция

Конференция

Пироговский офтальмологический форум. Ежегодная научно-практическая конференция

Школа рефракционного хирурга. Сателлитный симпозиум компании «Алкон»

Симпозиум

Школа рефракционного хирурга. Сателлитный симпозиум компании «Алкон»

Сложные и нестандартные случаи в хирургии катаракты. Видеосимпозиум в формате 3D

Симпозиум

Сложные и нестандартные случаи в хирургии катаракты. Видеосимпозиум в формате 3D

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019»

Симпозиум

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019»

«Живая хирургия» компании «НанОптика»

«Живая хирургия» компании «НанОптика»

Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019

Конференция

Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Конференция

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

«Живая хирургия» в рамках XXVII научно-практической  конференции офтальмологов

Конференция

«Живая хирургия» в рамках XXVII научно-практической конференции офтальмологов

ХVII Ежегодный конгресс  Российского глаукомного общества «Вместе против слепоты. Семнадцать мгновений зимы»

Конгресс

ХVII Ежегодный конгресс Российского глаукомного общества «Вместе против слепоты. Семнадцать мгновений зимы»

Пироговский офтальмологический форум. Ежегодная научно-практическая конференция

Конференция

Пироговский офтальмологический форум. Ежегодная научно-практическая конференция

Школа рефракционного хирурга. Сателлитный симпозиум компании «Алкон»

Симпозиум

Школа рефракционного хирурга. Сателлитный симпозиум компании «Алкон»

«Живая хирургия» компании «НанОптика»

«Живая хирургия» компании «НанОптика»

Сложные и нестандартные случаи в хирургии катаракты. Видеосимпозиум в формате 3D

Симпозиум

Сложные и нестандартные случаи в хирургии катаракты. Видеосимпозиум в формате 3D

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019»

Симпозиум

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019»

Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019

Конференция

Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019

Все видео...

Морфологические изменения сетчатки после хирургического лечения идиопатического макулярного разрыва


     С внедрением в клиническую практику спектральной оптической когерентной томографии появилась возможность исследования микроструктуры сетчатки как до, так и после хирургического вмешательства по поводу ИМР. Как было уже отмечено в литературном обзоре (раздел 1.3), восстановление структуры наружных слоев сетчатки после успешной операции по поводу ИМР происходит последовательно и требует длительного времени [55, 78, 83, 85, 96]. В ряде работ оценивались послеоперационные изменения макулярной области у больных с ИМР, однако трактовка получаемых результатов была весьма неоднозначной [54, 55, 78, 79, 83, 85, 96, 97, 105, 112, 123].

    В связи с этим, основной задачей данного раздела работы явилось изучение изменений микроструктуры макулярной области пациентов, которым выполнялось эндовитреальное вмешательство по поводу полного ИМР.

    В настоящий раздел работы были включены все больные основной группы, за исключением 23 пациентов (25 глаз), в том числе 8 пациентов (9 глаз) с незакрытием ИМР после операции, 14 пациентов (15 глаз) в связи с неявкой в назначенные сроки и одного пациента (один глаз) с атипичным закрытием ИМР в срок 6 месяцев после витрэктомии. Таким образом, изучаемую группу пациентов составили 88 пациентов (93 глаза) в возрасте от 47 до 77 лет (64,9±7,0 года), среди них 70 женщин и 18 мужчин. Длительность существования разрыва составляла от 1 до 27 месяцев (5,3±5,1 месяц). Минимальный диаметр ИМР был от 58 до 708 μм (342,2±137,0 μм), максимальный диаметр – от 130 до 1430 μм (745,0±258,3 μм). На 55 глазах имела место вторая, на 22 – третья и на 16 – четвертая стадия ИМР по классификации J.D. Gass [64, 65]. Острота зрения с коррекцией варьировала от 0,02 до 0,62 (0,2±0,1).

    Во всех случаях проводилась субтотальная витрэктомия с удалением ВПМ по микроинвазивной технологии 25 и 27G, подробно изложенной во 2-ой главе.

    Всем пациентам, наряду с общепринятыми методами обследования, выполняли СОКТ на приборе «Cirrus HD-OCT» (Carl Zeiss Meditec, США). Исследования проводили до и в сроки 1, 3, 6 и 12 месяцев после операции. Параметры, измеряемые методом СОКТ, подробно представлены во 2-ой главе.

     В результате хирургического лечения во всех случаях было достигнуто полное закрытие макулярного разрыва. В зависимости от состояния наружных слоев сетчатки по данным СОКТ в срок 1 месяц все пациенты были разделены на 3 группы.

    В группе 1 (69 случаев) в срок 1 месяц закрытие разрыва сопровождалось восстановлением нормальной структуры сетчатки. При этом наружная пограничная мембрана четко определялась. В то же время, нормальная картина слоя фоторецепторов сохранялась не на всем протяжении – в фовеа в области эллипсоидной зоны фоторецепторов отмечалось формирование гипорефлективного участка (в норме указанная зона представляет собой непрерывную линию высокой оптической плотности). В дальнейшем этот гипорефлективный участок условно обозначали как «дефект». У этих пациентов измеряли максимальный размер «дефекта» в месте, где определялась прерывистость линии эллипсоидной зоны фоторецепторов (рис.4).

    В группе 2 (22 случая) в срок 1 месяц наружная пограничная мембрана также была сохранена. «Дефект» в фовеа непосредственно не был виден, однако о его наличии косвенно можно было судить по прогибу наружной пограничной мембраны, которая соприкасалась с пигментным эпителием. В этих случаях размер «дефекта» измеряли в месте «соприкосновения» краев прогиба наружной пограничной мембраны с пигментным эпителием сетчатки (рис.5). В срок 3 месяца в группе 2 картина наружных слоев сетчатки претерпевала существенные изменения: прогиб наружной пограничной мембраны более не определялся, а обнаруживался «дефект», аналогичный тому, который наблюдался у пациентов группы 1 в срок 1 месяц.

    В обеих группах (1 и 2) в сроки 3, 6 и 12 месяцев величина максимального размера «дефекта» в фовеа последовательно уменьшалась, в среднем с 156,0 ±62,8 μм в 1 месяц до 59,0±51,4 μм в 12 месяцев; в отдельных случаях «дефект» даже не определялся – происходило полное его закрытие (таблица 5, рис. 6-7). В группе 1 полное закрытие «дефекта» наблюдалось в 30,4% случаев в срок до 12 месяцев после вмешательства. Кроме того, в группе 1 размер «дефекта» во все сроки был достоверно меньше, чем в группе 2 (P<0,0000).

    Анализ дооперационных данных показал, что в группе 2 исходный размер ИМР был достоверно больше, чем в группе 1 (минимальный диаметр 435,3±136,0 μм по сравнению с 306,1±116,1 μм (P<0,0000), максимальный диаметр 927,1±239,2 μм по сравнению с 675,0±228,2 μм (P<0,0000)). Достоверных различий по стадии процесса, длительности существования ИМР и другим признакам выявлено не было.

     Отдельную группу 3 составили 2 случая, в которых в срок 1 месяц закрытие разрыва сопровождалось резким истончением сетчатки в фовеа с грубым нарушением ее структуры, что предположительно было расценено как формирование рубцовой ткани. При этом не наблюдалось нормального рисунка наружных слоев сетчатки с визуализацией наружной пограничной мембраны и сегментов фоторецепторов (рис.8).

    Характерным для этой группы было отсутствие динамики во все сроки наблюдения. Подобное закрытие разрыва могло быть связано с большой длительностью существования ИМР (в первом случае – 12 месяцев, во втором – более 24 месяцев) и/или большим размером ИМР (максимальный диаметр более 1000 μм в обоих случаях). В двух других группах длительность существования разрыва свыше 12 месяцев отмечалась в 4 случаях из 91 (отличие достоверно: точный тест Фишера P<0,01) и ИМР больших размеров хотя и встречались, но достоверно реже (15 глаз из 91, точный тест Фишера P<0,05).

    Таким образом, в результате проведенных исследований по данным СОКТ выявлены различия состояния наружных слоев сетчатки после успешной операции по поводу ИМР. На основании этого все пациенты в срок 1 месяц после хирургического лечения ИМР были разделены на 3 группы. В группе 1 (69 случаев) наружная пограничная мембрана четко определялась, при этом в фовеа в области эллипсоидной зоны фоторецепторов формировался гипорефлективный участок, условно обозначаемый как «дефект». В группе 2 (22 случая) наружная пограничная мембрана также была сохранена, однако «дефект» в фовеа непосредственно не был виден, а определялся прогиб наружной пограничной мембраны, соприкасающейся с пигментным эпителием. В 3 месяца прогиб не наблюдался, а обнаруживался «дефект», аналогичный тому, который отмечался в группе 1 в срок 1 месяц. В группе 3 (2 случая) отсутствовала целостная наружная пограничная мембрана, была грубо нарушена структура сетчатки.

    В группах 1 и 2 в сроки 3, 6 и 12 месяцев величина максимального размера «дефекта» в фовеа последовательно уменьшалась; в отдельных случаях происходило его полное закрытие. Характерным для 3 группы явилось отсутствие динамики во все сроки наблюдения.

    Исследования показали, что после успешного эндовитреального вмешательства по поводу ИМР имело место последовательное восстановление нормальной морфологической картины наружных слоев сетчатки, о чем свидетельствовало восстановление эллипсоидной зоны фоторецепторов в фовеа. Благоприятным признаком в отношении восстановления фоторецепторного слоя сетчатки являлась сохранность наружной пограничной мембраны, свидетельствующая, в свою очередь, о целостности тел фоторецепторных клеток, которые, вероятно, и служили источником восстановления сегментов фоторецепторов.


Страница источника: 44

Просмотров: 171