Онлайн доклады

Онлайн доклады

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Пироговский офтальмологический форум

Пироговский офтальмологический форум

Кератиты, язвы роговицы

Вебинар

Кератиты, язвы роговицы

Актуальные вопросы офтальмологии

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Сателлитный симпозиум

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Все видео...

Диалог третий: Вместо послесловия


    – Святослав Николаевич, а что дальше? Институт вы в аренду взяли, на ферме создадите образцово-показательное сельское хозяйство, врачи у вас уже получают втрое больше, чем средняя зарплата по Союзу, филиалы откроете в Париже и где-нибудь на Филиппинах. Но, насколько я вас знаю, для вас это уже «мятый пар». Вам для внутреннего спокойствия нужны некие качественные скачки. Так что дальше? Вы как-то сказали: «Я животное целевое, мне необходимо видеть перед собой четкую цель». Какова она, эта цель, сегодня?

    – Главная моя цель – заняться по-настоящему медициной, выйти на молекулярный уровень.

    – Ну, наконец-то! А то мы говорим о чем угодно – о политике, об экономике, о проблемах здравоохранения, о выборах, но ни слова о медицине. Я даже, грешным делом, подумала, а не жалеете ли вы сейчас, когда получили такие возможности для политической деятельности и экономических экспериментов, не жалеете ли, что в свое время пошли в медицинский?

    – В медицинский я, кстати, поступил случайно – просто хотел куда-нибудь поступить, а потом несколько лет по молодой глупости от девушек скрывал, что я врач, говорил: химик, инженер. Стеснялся: мол, здоровый мужик, а занимается каким-то женским делом, – слабый пол в те годы составлял в медицине большинство. Я тогда еще не понимал, что медицина, хирургия – это потрясающе, фантастически интересно. Это Антарктида, а я чувствую себя Амундсеном! Ведь мы о человеке так мало знаем, так мало тратим на его познание, много меньше, чем на познание какого-нибудь кобальта, урана или плутония. Ты только представь себе, как же здорово попытаться, наконец, разобраться, откуда берутся заболевания, какие именно атомы начинают соскакивать со своих орбит, в результате чего все летит к чертовой матери. Что такое процесс старения? Что такое процесс воспаления? Можно ли эти кирпичи, из которых мы сделаны, менять, ремонтировать: взял молекулу, вынул, заменил ее другой, здоровой. Это же потрясающе! А мы ничего не знаем. Вот этим я и хочу заняться. Для этого нужно, конечно, собрать хорошую команду и нужны большие деньги, чтобы создать Центр молекулярной хирургии. Я получил 12 млн на строительство корпуса для Центра, и сейчас мы заканчиваем его проектирование.

    – А кто вам дал эти деньги? Я почему спрашиваю: ведь в свое время на институт дало средства Всесоюзное общество слепых.

    – Нет, сейчас это Совмин.

    – Совмин? Святослав Николаевич, а почему, собственно, вам дают деньги, тогда как многим другим отказывают?

    – Потому что видят, что вложения, которые раньше были сделаны, не только оправдываются, но оправдываются с лихвой. Вот смотри: на строительство филиалов в нас вложили 100 млн. Когда все они будут построены, МНТК станет делать 350 тыс. операций в год – это приблизительно столько же, даже больше, чем делает вся Российская Федерация, которая на это тратит 130 млн. То есть мы практически за один год окупаем все вложенные в нас средства. Каждый же последующий год я буду отдавать государству примерно 65–70 млн за счет того, что оно будет тратить на нас в два раза меньше, чем на все остальные офтальмологические операции России. О качестве я уж не говорю. Вот поэтому мне и дают деньги. А когда я прихожу их просить, то я не говорю, дайте мне деньги, потому что я такой хороший и ребята мои тоже хорошие, а предъявляю четкий экономический расчет: столько-то вылеченных больных, такое-то качество, такой-то экономический эффект от того, что слепые или полуслепые станут зрячими. И это, конечно, большое достижение перестройки, что логика экономики, логика затрат, прибылей, цифр начинает срабатывать. Надеюсь, я доживу до того времени, когда эта логика станет определяющей для всего нашего государственного хозяйства.

    – Правильно ли я вас поняла, что вы придерживаетесь оптимистического взгляда на перспективы перестройки?

    – Да, конечно. Я нисколько не сомневаюсь, что народ жаждет перемен, свободы духовной, экономической, творческой, что он заставит правительство создать социалистический рынок, который поможет объединению людей. Потому что рынок – это не только то место, фигурально говоря, куда мы приходим продавать и покупать, но место, где мы оцениваем друг друга по продуктам труда, оцениваем ум, талант, индивидуальность друг друга, выражая эту оценку экономическим языком. Без такого рынка нормальная жизнь невозможна. Именно он, этот рынок, позволит разделить некую безликую массу на индивидуальности, научит уважать человека, ценить личность, разрушит это идиотское представление, будто стоит только заставить весь этот огромный механизм, именуемый государством, работать четко, как ты, я, мы – все будем счастливы. Глупость это: счастье – привилегия личности, а не стада. И наша история это замечательно показала. Ведь что такое перестройка? Это выигранная забастовка – тихая, сидячая русская забастовка, которая длилась несколько десятилетий. И сегодня мы поняли: так больше сидеть-жить нельзя, надо начинать работать. Производительность труда уже спустилась ниже критической точки, коррупция и мафия опутали государственный аппарат, экономические связи порушены. Поэтому победить перестройку невозможно, она выиграна десятилетиями забастовки.

    – Ну а если… если аппарат сделает то, что удалось сделать в свое время с Хрущевым?

    – Сейчас вряд ли это возможно.

    – Сейчас – какой рубеж вы имеете в виду?

    – Выборы. Они существенно изменили соотношение сил в Верховном Совете. Теперь уже так просто не проведешь какойнибудь противоправный закон, не примешь решение, за которое прежде голосовали единогласно. Как голосовал когда-то Пленум ЦК 1964 года. В Верховном Совете теперь есть люди, способные встать и сказать: нет! Не говоря уж о том, что альтернатива перестройке – а смещение Горбачева будет означать ее конец – диктатура, тоталитарный режим. Но у нашего народа такойуже опыт, мы все такиеуже умные, что нас голыми руками, как наших отцов, не взять. Мы не дадим себя убивать. И смять нас теперь тоже трудно.

    Каждый день он встает в 7.30. В 8.45 садится в машину. В 9.15 начинает утреннюю конференцию. Раз в неделю – его операционный день; операции сложные – глаукома, травматическая катаракта, близорукость высокой степени, отслойка сетчатки. Если нет операций, принимает посетителей – больных, иностранцев, журналистов, экономистов, фермеров.

    Одновременно в кабинете могут находиться несколько человек, часто незнакомых друг с другом. Они мило общаются между собой. И со всеми одновременно, объединяя всех своими прожектами, – общается Федоров. При этом он по «воки-токи» говорит с кем-то из своих сотрудников, дает указания помощникам и секретарям, наблюдает за 32 телевизорами, экраны которых, если все они включены, показывают 32 операции. Переговаривается с операционными бригадами, дает советы. Подписывает кучу бумаг и отвечает на массу звонков. Попутно заключает контракты, генерирует идеи и учит своих сотрудников работать. В кабинете Федорова можно провести целый день и не заметить, как он прошел.

    В 8–8.30 вечера он уходит с работы. Машина отвозит его домой. Если Ирэн Ефимовны вдруг нет дома, он садится на лавочку у подъезда, ставит свой огромный портфель возле ног и ждет, когда жена придет. Ключей у него нет, и он не знает, в какую сторону открывается замок.

    Если в этот день Федоровы не пошли в кино, театр, в гости к знакомым и друзьям, то после программы «Время» у него начинается общественная жизнь. Спать ложится в 2–3 часа ночи.

    Успевает он колоссально много. Но не потому, что мало спит, а потому, что не суетится, – суетности в нем нет совершенно. Не суетился вокруг наградных кормушек, не стоял в очереди за званиями, не играл во всякие закулисные игры. Награды и звания приходили к нему сами. Или не приходили. Думаю, что, когда не приходили, ему было неприятно. Но он никогда не тратил на это жизнь, как многие другие. Ему это неинтересно.

    Он считает каждый день. Последний раз, когда мы с ним виделись, ему, по его подсчетам, оставалось жить 4 тыс. 910 дней. В других тысячах, в тех, что прошли, уместилась огромная жизнь, в которой было все. На одном полюсе – изгнание его со свадьбы лучшего друга, потому что он, Слава Федоров, не вписывался в роскошный интерьер. На другом – он, Святослав Федоров, назначает директором одного из филиалов МНТК сына человека, который в свое время травил его в Чебоксарах.

    Он писал когда-то Аграновскому: «Неужели я добьюсь возможности работать к тому возрасту, когда работать уже не смогу?» Он добился раньше.

    И последнее. Я люблю Федорова. Я понимаю, что это сентенция из застойных времен, когда нелюбимых, за исключением, может быть, торговых работников, не было. Но я люблю Федорова. Я считаю это нормальным, когда журналист любит своего героя – в известном смысле, он роднится с ним, и потому его удачи мне столь же радостны, сколь болезненны промахи. Я люблю Федорова, потому что он любит людей и у него есть идея, а сам факт его существования очень помогает мне жить. Поэтому я должна еще раз поклониться Анатолию Абрамовичу Аграновскому за то, что двадцать пять лет назад он открыл Федорова, помог ему, а потом познакомил меня с ним. Я об этом помню…

    P.S.Когда машинистка уже допечатывала последние страницы этого интервью, позвонил Федоров: сегодня, радостно сообщил, сделали, наконец, вертолетные площадки – возле клиники, в Дубне и в Протасове.

    апрель 1989 год

    «Знамя», 1989, № 7


Страница источника: 159-163

OAI-PMH ID: oai:eyepress.ru:article23127
Просмотров: 1541




Johnson & Johnson
Alcon
Bausch + Lomb
Reper
NorthStar
ЭТП
Rayner
Senju
Гельтек
santen
Акрихин
Ziemer
Eyetec
МАМО
Tradomed
Nanoptika
R-optics
Фокус
sentiss
nidek