Онлайн доклады

Онлайн доклады

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Вебинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Новые технологии в офтальмологии 2022

Новые технологии в офтальмологии 2022

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Пироговский офтальмологический форум

Пироговский офтальмологический форум

Кератиты, язвы роговицы

Вебинар

Кератиты, язвы роговицы

Актуальные вопросы офтальмологии

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Сателлитный симпозиум

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Вебинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Новые технологии в офтальмологии 2022

Новые технологии в офтальмологии 2022

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Все видео...

Правильность


    

К званиям и регалиям, замечено, у него почтения нет, если не «приложены» они к заслугам реальным. Но вот какая случилась интересная вещь. Ему самому молва словно торопилась их присвоить. В 60-м, когда Федоров сделал свою первую операцию по имплантации искусственного хрусталика, журналисты нечаянно «повысили» его в должности, назвав директором филиала института, где он работал. Пустяк вроде. Но… Так не считал действительный директор. И как писал потом Анатолий Аграновский, и за ошибку журналистов, и за собственную операцию Федорова в том городе «тривиально съели».

    Стоит ли прошлое поминать? За это полагается «глаз вон»? Все-таки стоит. Чтобы ошибок прошлого иным городам не повторять, во-первых. Чтобы лучше понять настоящее, во-вторых. (К счастью, прекрасные биографии складываются порой из преодоления.) К тому же теперь ясно, что ошибкито никакой не было.

    Недавно что-то похожее повторилось. В одной из передач ТВ возвели Федорова в академики. Люди в разных местах не удивились тому, стали присылать поздравления. Пришлось снимать еще один сюжет и именовать Федорова как положено. Скверно, конечно, допускать любые неточности, тем более, что время – правды. Но по сути, может, и не столь велика ошибка? На днях опубликовано сообщение ТАСС о присуждении Федорову высшей награды Академии наук СССР за выдающиеся достижения в области естественных наук – Золотой медали имени М. В. Ломоносова. Много ли в АМН СССР, где Федоров – член-корреспондент, ее обладателей?

    И еще, чтобы выяснить все позиции. Не выкинешь из песни слова: когда Федорову нужна была помощь газеты в том, 60-м, пришел он не в нашу редакцию. Не мог он тогда прийти, поскольку понимал – бесполезно. Да и моему коллеге Анатолию Аграновскому, хотя и шла тогда знаменитая оттепель, потребовалось ждать целых пять лет, чтобы рассказать о «явлении Федорова». Почему ждать? Увы, настаивали слишком авторитетные коллеги – уже Федорова: «пробивной», «стоит ли раздувать сенсацию», «надо посмотреть отдаленные результаты». Не наша газета помогла восстановить его, уволенного, на работе… А он продолжал начатое. Сделал, несмотря на помехи, несколько десятков имплантаций, получил несколько авторских свидетельств, по ходу дела придумывая инструменты, приспособления для своих операций, которых пока не было в природе, наконец, добился решения о создании для своей группы проблемной лаборатории. В 1965 году большой очерк в «Известиях» познакомил страну с Федоровым. Страна зачитывалась романом В. Дудинцева «Не хлебом единым» – судьба героя перекликалась с судьбой Святослава Николаевича. Но судя по тому, как умел упорный этот человек обращать в свою веру, его история сулила более оптимистический конец. Аграновский сделал тогда рисунок: непокорный федоровский «ежик», волевое, четкой лепки лицо, толковость и уверенность во взгляде. Лаконичная графика отлично передавала характер – такого не «съесть».

    Не могу отделаться от чувства неловкости, самозванности, что ли. Писать о Федорове, когда он есть то, что он есть? Когда вездесущим московским шоферам достаточно сказать: пожалуйста, к Федорову – довезут? Когда 30 тысяч людей, которым он вернул зрение, рассказали другим о нем что-то свое? Когда русская его простая фамилия всемирно известна, как слово «спутник», которым он без ложной скромности назвал тоже теперь всемирно известную линзу? Писать о нем теперь… На это не требуется особого гражданского мужества, скажем так. А хвалить его – словно говорить о музыке Моцарта: знаете, какая она хорошая.

    Представляя его занятость, попросила просто разрешения «пожить» сколько-то дней в его институте (теперь он зовется сложнее – межотраслевой научно-технический комплекс «Микрохирургия глаза»). Генеральный директор без оговорок позволил. И был внимателен, помогая, словно ненароком, своим комментарием и в операционной, и на приеме больных, и на конференции, и во время многочисленных деловых встреч. Словом, работая. Оказалось, что легко может делать сразу несколько дел и одновременно еще о многих думать.

    Думаю, есть главное оправдание обращения к Федорову: снова, как в 60-м, 65-м, 75-м, он делает в медицине нечто первым. И теперь не оттепель, а то, что названо определенным, решительным, непереводимым словом – перестройка. Федоров наконец со временем начинает совпадать: оно подтягивается к тому, что и как он делал все эти годы. И сейчас он особенно спешит, потому что нельзя медлить, нельзя выжидать, ибо времени на раскачку не осталось, оно исчерпано прошлым. (Эти слова М. С. Горбачева стали для коллектива заповедью. В конференц-зале, слева от сцены – большими буквами. Каждое утро на пятиминутке, начиная трудовой день, прочтешь их снова). Еще спешит, потому что в этом году исполняется ему 60, а планов – лет на… Впрочем, он крайне бережлив со временем. (Его время, если громко, – общенародное достояние.)

    И последний аргумент, если совсем откровенно. Некоторые из эпитетов давних годов кое-кому забывать не хочется. Да, признают, у него клиника XXI века, но как это все ему удалось? Говорят, лечил родственника… имярек (следует «высокая» фамилия). Конечно, у него валюта – купит любое оборудование, а у нас щелевая лампа не работает. И опять кто-то – про отдаленные результаты. Автоматическую линию прозрения по его модели создают в нескольких странах, а в своей скептики: не для медицины конвейер. Перестройка перестройкой, но «разделение труда» остается: кому-то рождать идеи, воплощать, проверять их в деле, кому-то – присматривать за отдаленными результатами. А упорный Федоров шутит: «Противники были у электрической лампочки, автомобиля, самолета. Все нормально».

    Для справки. Из сообщения ТАСС о том, что сделано впервые:

    «Выдающиеся результаты получены С. Н. Федоровым в решении проблемы замены помутневшего хрусталика пластмассовым. Им предложена оригинальная модель искусственного хрусталика, лежащая в основе более 30 тыс. успешных операций, выполненных в нашей стране. В последнее время С. Н. Федоровым создан принципиально новый тип легких интраокулярных линз, отличающихся большой эластичностью. Важное значение при лечении тяжелых иноперабельных бельм имеет разработанная им модель искусственной роговицы.

    Профессором С. Н. Федоровым сконструирован оригинальный прибор – витреотом, позволяющий добиваться ощутимых результатов при лечении помутнения стекловидного тела вследствие травм, воспалительных процессов, кровоизлияний. Он является автором новой теории возникновения открытоугольной глаукомы, существенно изменившей тактику раннего хирургического лечения и принципы операции, что особенно важно в диагностике и лечении начальной стадии глаукомы.

    С именем С. Н. Федорова связано новое, уникальное направление в офтальмологии – рефракционная хирургия. Им разработан комплекс хирургических методов по профилактике прогрессирования близорукости, хирургической коррекции близорукости, астигматизма, дальнозоркости, разработан специальный хирургический инструментарий для проведения этих операций.

    Впервые в Советском Союзе С. Н. Федоров применил неконсервированную донорскую роговицу при сквозной кератопластике и усовершенствовал соответствующую хирургическую технику, что дало возможность улучшить результаты даже в той группе больных, которые ранее считались неоперабельными.

    В области лазерной хирургии С. Н. Федоровым предложен новый способ лечения тромбозов вен сетчатой оболочки, лечения вторичных катаракт, глаукомы. Разработаны новые способы лечения диабетической ретинопатии комбинированным воздействием низких температур и лазерокоагуляции.

    В 1984 году профессор С. Н. Федоров разработал и создал автоматизированный операционный блок. Такой тип «конвейерной» хирургии, основанный на поэтапном разделении операций, увеличил в 10 раз количество операций, проводимых одним хирургом, и повысил качество их проведения. Проведение на «конвейере» операций при самой распространенной патологии глаз – катаракте, глаукоме, близорукости – повышает качество операций и производительность труда хирургов».


    Что ж, признание есть. Только как это получается – впервые? И друзья, и иные признают талант, трудолюбие. Но есть еще нечто, соединяющее их. Сейчас принято говорить о социальной справедливости – коммунист Федоров обладает чувством социальной ответственности. Он резок, говоря об ошибках прошлого, резок в оценке состояния дел в сегодняшнем здравоохранении, медицинской науке. Только что говорил об этом с трибуны XVIII съезда профсоюзов СССР. Но критика его конструктивна, потому что не просто бросает идеи – показывает их воплощение. Русский врач в первом поколении, он удивительно почувствовал традиции лучших представителей отечественной медицины и верность им доказывает не словами. Не только знать и уметь все, что достигнуто в твоей области до тебя, но обязательно поднять отметку выше, прибавив что-то свое. Так растет единое древо познания, создается коллективный опыт, передаваемый потомкам.

    Не всегда жил и работал Федоров в Москве (это для тех, кто сетует на условия провинции), учителем своим называет куйбышевского офтальмолога Т. И. Ерошевского, но уровень мировой в своей отрасли всегда представлял отчетливо. Иначе, как прибавить свое? Что толку смаковать проблемы: нет микрохирургической техники, нет кадров… Технику придумывал и делал сам, кадры учил, постоянно продолжая учиться тоже. Так получалось, что не он вливался в сложившиеся организационные структуры – они создавались как нечто вторичное от конкретного, «раскочегаренного» (его слово) им дела. Оттого и нынешнее объединение (помните, сначала – лаборатория, потом институт) структурно уникально. Кажется, что все возникает само собой, но конечная цель и средства ее достижения сначала были ведомы одному. Не само собой – так только кажется…

    Слышала, как на пленуме правления Всероссийского научного общества офтальмологов он, не жалуя, как говорит, пустых сотрясений эфира, давал разгон руководству одной из кафедр. Приехали с «гладким» отчетом, неплохими цифрами, слайдами. Председатель все выслушал и взорвался коротким монологом: «Если останется, как есть, лучше было бы нам пойти поиграть в волейбол, а еще лучше – в операционную. Как можете мириться с такой низкой хирургической активностью? Врачи не загружены – значит, люди где-то живут слепыми. И несчастны. Нет оборудования? Надо найти! Ассигнования на койку низкие? Обижают за счет других служб? Что сделали, чтобы не обижали? Трусость, робость, равнодушие в себе надо преодолеть и ставить вопросы жестко, когда дело касается здоровья людей. Итоги разговора пошлем в облздрав, исполком, министру. Обращались в облздрав? Ну, что ж, не ответят, пошлем еще раз, а потом можно под тем, кто не решает вопросов, и стул покачать. Самое для этого время».

    Понятно, как приходилось и приходится действовать порой самому председателю. Во всяком случае, свои отношения сейчас с тремя по крайней мере высокими инстанциями называет с юморком «позиционной борьбой».

    В середине недели, в среду, он оперирует. Здесь – экзамен всему. И он любит этот день. В операционном списке на стене девять фамилий. Катаракты, глаукома. В общем-то, все хирурги отделения могут справиться («все должны уметь все, но что-то ты обязан делать лучше всех» – его слова), но все же шефу подбираются, как говорят здесь, «сложные глаза». Федоров оперирует с постоянной бригадой (смысл этого слова пойму полностью потом) – действительно, выходит, прораб. А бригадиром Надя (немного за тридцать, и он так называет доктора), Надежда Федоровна Пашенова. Как правило, доводя своих «ребят» до ума, он оперирует по очереди со всеми, пока не убедится: могут всё. Но эта бригада действительно его.

    Куда денется его резкость? Слов будет минимум – только негромкие, понятные им, склоненным, скорее интонацией. И ты, чужак среди посвященных, почувствуешь что-то похожее на ревность. Будут: их напряжение (поймешь по побелевшим косточкам кистей), слаженность движений многих рук над крошечным операционным полем – микрохирургия. То, что делают они, увидишь на экране цветного телевизора – многократное увеличение позволяет хирургам контролировать ход операции, а зрителям учиться. И, наконец, линза – знаменитая, конструкции Федорова и Захарова, которую делают теперь из эластичного силикона, – плавно войдет под роговицу. Глаз станет видящим. Это счастье подарено сегодня девятерым.

    В операционной, когда он оперирует, людно: стажеры из клиник многих городов и даже стран, молодые сотрудники, хотя есть в библиотеке видеокассеты со всеми классическими здешними операциями. Можно, не торопясь, посмотреть в любое время. А сегодня на операциях еще несколько инженеров и врачей, которым предстоит работать в филиалах объединения – их в стране откроется 11. Поэтому профессор, оставив «дошивать» помощникам, но внимательно наблюдая за экраном, даст маленькую пресс-конференцию. Он крайне внимателен к вопросам: этим людям продолжать его дело. И лености мысли не переносит в собеседнике, уважает его пытливость. Бригада? Да, как в хорошем колхозе, у нас бригадный подряд. Сколько сегодня заработали? 360 рублей. Если на койке лечим больных в три раза больше, чем в других клиниках, – производим в три раза больше прибавочной стоимости. Вклад каждого определит сама бригада. Но заработок зависит не только от объема – главное, естественно, качество труда. Отдел лечебного контроля не пропустит «брака». Ответ за него по всей строгости, в том числе и материально. Кто не выдерживает темпа, критериев, автоматически «выпадает»: не нужны увещевания, нарекания, выговоры. Качество лечения обеспечивает только высокий профессионализм, подкрепленный современными технологиями и оборудованием. Все это мы постарались плотно связать: техника закреплена за бригадами, и за нее они несут материальную ответственность (сумма ремонта влияет на зарплату).

    Так коротко он скажет, отдыхая после операции, о том, что снова делает в медицине впервые. Не смущает его терминология: бригадный подряд, хозрасчет. Много читает В. И. Ленина, Карла Маркса, современных экономистов, авторов 20-х годов. Но, признавая во всем только профессионализм, ввел новую должность – заместителя по научно-экономическим вопросам. Когда заместитель поведает, что это за вопросы, станет ясно, какой груз взвалил на себя Федоров: клиника, наука, производство, торговля (внутренняя и внешняя) – структуре нет аналогов и в здравоохранении, и вообще: нет и теоретических разработок, как вести такое «хозяйство». Но он знает: нет иного пути вывести здравоохранение на уровень требований близкого уже XXI века. Мечтает о полном переходе на хозрасчет, к кооперативной собственности на средства производства. А развитие экономики считает сейчас продолжением революции. Которая есть «борьба, риск, напряжение». Так понимает и перестройку.

    «Пробивной» – это, пожалуй, из лексикона Сальери. Известный поэт верно уловил суть Федорова – творянин. Неологизмом именуя людей «привилегированного» сословия, рожденного новым обществом, чья единственная привилегия – творить для общего блага. Удивительно развито в Федорове созидательное начало, его мысль всегда – уже начало действия. Поэтому в трудные свои времена, времена социальной апатии, разрушающей многих, он всегда находил противостоящих ей, верных своих союзников. В своих книгах он расскажет потом о них с благодарностью. Как работали «просто так», потому что любили работу за ее сложность, за ее нужность. Такие чудаки, слава богу, были всегда. Он совсем не хотел эксплуатировать их энтузиазм – так выходило. А люди понимали, что старается он для них же. Первые хрусталики, прессы для их изготовления, приставки к операционным столам, первые микрохирургические инструменты для офтальмологии в стране делались (тоже не выкинешь из песни слова) умельцами в свободное от работы время. И в Чебоксарах, и в Архангельске, и в Ленинграде, и в Москве. Первый свой хрусталик Федоров вытачивал сам на кухне. Он никогда не сетовал на это, но молва есть молва, и много написано о нем разного за годы, пока стал онФедоровым.

    Поэтому остро хотел, чтобы жили и трудились люди, хорошо работающие, по-человечески. Давно виделся ему комплекс этих светлых зданий (и чтобы много мрамора нежных тонов – богатая ведь страна!), возникших на московской окраине из его Мечты. В плане, если смотреть с птичьего полета, – самолет, когда будут построены все здания комплекса, включая пансионат для иногородних. Самолет? Это тоже из области Мечты – он умеет мечтать, Федоров. Мечты юношеской, когда хотел в небо. Не стал летчиком, так вышло, стал врачом.

    Комфорт, эстетика – не только гигиена и целесообразность – такие требования ставит перед дизайнерами. И модерн планировочный смягчен мягкой, под старину, мебелью, «домашним» рисунком ковровых покрытий, умеряющих звуки. Признается здесь только хорошая живопись. Зураб Церетели сделал для главного корпуса восемь прекрасных панно – сетчатая эмаль на металле, подарил две свои картины. А можно ли дарить врачам? Коварный нынче вопрос. Поэтому ответим сразу: т а к – можно. Умельцы дарили Федорову, вернее его делу, свой труд. Художник, «ремесленник», уважающий поэтому высокое «ремесло» другого, горд дарением. Федоров называет это «обмениваться добротой». И одна из картин Церетели украшает холл, где отдыхают люди после операций, заходят врачи выпить чашечку кофе. Цветы на картине ярким буйством красок напоминают, как прекрасна жизнь.

    Увлеченный экономикой Федоров видит гуманистический смысл сулимых ею перемен. Не выжать сто потов из человека, а создать умную, четко сбалансированную систему труда, с толковым разделением функций. И хорошо заплатить за труд хорошо работающему человеку. Оттого давно возмечтал о хозрасчете («тарифные ставки – скрытое тунеядство». Об этом тоже говорил на съезде профсоюзов, не признавая уравниловки, уважая тех, кто трудится на совесть). Вот говорят, что у Федорова трудно, а уходят от него немногие. И преобладают среди персонала лица, не просто молодые – улыбающиеся. Быстро откликаются на шутку, кто-то может сострить прямо из зала – Федоров обычно всяческие собрания ведет стоя (не очень чтобы задерживаться); микрофон переносной, как на конкурсе песни, позволяет вести диалог с любым из сидящих в зале. Кстати, по пятницам, к концу недели, здесь нередки всякие интересные встречи.

    Озабочен Федоров меню столовой, заставил АХЧ хлопотать насчет завтраков для операционных бригад: стерильная упаковка, удобные подносы – можно перекусить сразу же в предоперационной.

    Хозрасчету пять месяцев, но уже есть на банковском счете миллион с лишним. А возрастут накопления, будет бесплатным для всех сотрудников обед. Будут свои базы отдыха на море – строительство уже началось. Местный яхт-клуб обсуждает сейчас маршрут экспедиции-87 по Белому и Балтийскому морям. Три яхты у клуба – маловато. Коллектив молодежный.

    Да, он хочет для них яхты и машины. Почему нет, если – п о т р у д у! Есть у психологов такое понятие – феноменология детства. Его детство было нелегким: в 38-м году семья осталась без отца, потом – война, когда и хлеба не вдоволь, вскоре после войны беда другая. В 18 лет – без ноги. Но из сопротивления судьбе, среде, себе самому получаются, как уже сказано, прекрасные биографии. Как дед-кузнец, золотые руки, как отец-конармеец, защищавший революцию, Федоров устремлен приносить благо. А то, что недополучил в своем детстве и юности, хочет подарить другим.

    Алгебра и гармония одинаково ему подвластны. В самом прямом смысле: постигая тайны сложного оптического прибора – глаза, он помогает природе, даже пытается улучшить ее замысел. Математика, физика легко даются ему, понятен язык техники, компьютеров. Познаниями в этих областях поражает специалистов. А гармония? Стремлением к ней в сущности является врачевание. Оно удается ему, как вообще удавалось бы все. Когда слушаешь его образную речь, приходит мысль: если бы не был он хорошим врачом, мог стать хорошим писателем (перефразируя известные слова о Чехове). Дело не в его книгах: думаю, из-за того, что очень занят, позволил слишком «причесать» себя в них. То, что говорит Федоров, есть литература. Даже своего рода поэзия, ибо не поддается пересказу. Это верный критерий ее, поэзии, присутствия. Есть еще один критерий – полная искренность.

    До знакомства с ним доводилось слушать его выступления на заседании коллегии в министерстве, на сессии Моссовета, еще где-то – после него хоть закрывай обсуждение. «Конечно, это Федоров, он может себе позволить», – так утешают себя привыкшие к полуправде. Запомнилось высказывание одной из его сотрудниц, проработавшей с ним 16 лет: у Федорова всегда было е г о лицо, оно никогда не менялось.

    Как ни занят, не смог промолчать, посмотрев фильм Тенгиза Абуладзе, – зачитывал выдержки из рецензии, которую написал в журнал «Огонек», где состоит членом редакционной коллегии. Самобытны его мысли о формах покаяния, философском смысле этого понятия. Рецензия – хорошая литература.

    Любые размеры очерка о Федорове покажутся малыми: он слишком для этого динамичен и многогранен. Позволили себе называть его просто по фамилии, ибо она сама по себе – уже символ, обозначениеявления.

    Но чтобы исполнить протокол, снова выдержка из сообщения ТАСС:

    «Член-корреспондент АМН СССР Святослав Николаевич Федоров – выдающийся советский офтальмолог, широко известен своими достижениями в области микрохирургии глаза.

    Профессор С. Н. Федоров ведет большую общественную работу, являясь председателем правления Всероссийского научного общества офтальмологов, членом редколлегий научных журналов, международных научных обществ. В 1985 году С. Н. Федоров избран президентом Общества «СССР – Великобритания».


    …Он был простужен, и из аптеки прислали ему флакончик аскорбинки – забить простуду. Доделывал к вечеру дела и опять кого-то смотрел (его консультации – прямо в директорском кабинете). Двенадцати обычных рабочих часов перед отъездом было мало – утром, в девять, он улетал на неделю. Значит, выходной день начнется в самолете. И снова будет работа. В другой стране. Помощники готовили его обычную для подобных командировок укладку. Спрашивали: «Линзочек десять? Сколько с антеннками?»

    Была хорошая обыкновенность в этих заботах, его словно бы подчиненность. Неслыханная простота… Обыкновенность людей гениальных… Честное слово, вспомнилось это. Дома заглянула в томик: как там у Пастернака точно? Вот так – «гениальность есть предельная и порывистая воодушевленная собственной бесконечностью правильность». А правильность, согласитесь, труднее всего поддается определению…

    

    И. Сафронова

    «Медицинская газета», 04.03.1987 г.


Страница источника: 287-297

OAI-PMH ID: oai:eyepress.ru:article23231
Просмотров: 1703



Johnson & Johnson
Alcon
Bausch + Lomb
Reper
NorthStar
ЭТП
Rayner
Senju
Гельтек
santen
Акрихин
Ziemer
Eyetec
МАМО
Tradomed
Nanoptika
R-optics
Фокус
sentiss
nidek