Онлайн доклады

Онлайн доклады

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Вебинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Новые технологии в офтальмологии 2022

Новые технологии в офтальмологии 2022

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Пироговский офтальмологический форум

Пироговский офтальмологический форум

Кератиты, язвы роговицы

Вебинар

Кератиты, язвы роговицы

Актуальные вопросы офтальмологии

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Сателлитный симпозиум

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Вебинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Новые технологии в офтальмологии 2022

Новые технологии в офтальмологии 2022

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Все видео...

С. Федоров. Семейный врач в союзе с компьютером


    Работа медиков во всем мире, как правило, все еще строится на принципах, которые практически применяются сегодня человечеством лишь в сфере искусства – в труде писателя, художника, композитора, скульптора. Но мы все прекрасно понимаем, что из произведений тысяч писателей стоит читать книги действительно талантливых авторов, смотреть картины – тоже действительно одаренных художников. Врач сегодняшнего дня, действующий как человек искусства, также не равен один другому. Больному может повезти, если он встретит истинный талант в лице врача, но – увы! – не так они часты. А в медицине тем временем применяются все более сложные технологии диагностики и лечения, все боҐльшим риском оборачивается выбор врача в наши дни. В нашей медицине даже такой рискованный выбор сведен к минимуму, ибо каждый гражданин может лечиться только в своей участковой поликлинике и больнице. Попытка попасть к врачу, которому пациент доверяет, зная от своих знакомых, друзей или из прессы, что это хороший профессионал, сопряжена с огромными трудностями. В ряде случаев больные должны были изменить место жительства, чтобы получить возможность лечиться у такого специалиста.

    Жизнь достаточно убедительно показывает, что система «один врач – один больной» становится анахронизмом.

    Что может и должно явиться альтернативой кустарному принципу, господствующему сегодня в мировой медицине? Повидимому, только принципы организации индустриального производства могут вывести ее на новые рубежи, соответствующие технологии конца XX века. Надежность, высокий технический уровень, быстрый переход к более совершенным технологиям, относительно невысокая стоимость – все эти принципы, несомненно, должны быть присущи и медицинской «индустрии», при том, что отличительной ее чертой должна оставаться высокая гуманность.

    Человечество в свое время вынуждено было перейти к способу производства, при котором любая вещь создается не в одиночку, а группой людей. Именно при такой работе, когда трудовой процесс делится порой на многочисленные стадии, стало возможным освоение сложных технологий, создание электронной космической ракетной техники и т. д. В кибернетике этот принцип – основа быстродействия и надежности вычислительных машин – получил название «распараллеливания работы». Притом существует прямая связь между производительностью труда и степенью распараллеливания, чему особенно поддаются так называемые непрерывные трудовые процессы.

    Любая хирургическая операция – тоже непрерывный процесс. Невозможно, скажем, удалить аппендикс, пока не будет сделан разрез кожи, остановлено кровотечение, разделены мышцы и т. д. Распараллеливание работы – это практически включение в контроль качества каждого последующего участника трудового процесса. Проведение же его одним человеком таит в себе огромный риск, что можно сравнить с борьбой партизанского отряда и действиями регулярной армии.

    Тем не менее применительно к медицине само слово «индустрия» пока не только звучит непривычно, но порой даже отпугивает. Объяснением, пожалуй, может служить высокая заинтересованность каждого человека в поддержании своего здоровья, наконец, в сохранении своей жизни и оттого боязнь отказаться от тысячелетиями опробованного лечения одним врачом. На протяжении всей истории существования медицины ее главный организационный принцип практически заключался в персональной добровольной договоренности между пациентом и врачом, когда одна сторона доверяет свой организм врачу, а вторая – соглашается провести соответствующие диагностические и лечебные манипуляции. Врач при этом должен нести моральную и юридическую ответственность за качество лечения, пациент, в свою очередь, при достижении положительного результата должен оплатить труд врача. Практически этот тип отношений оставался неизменным на протяжении многих веков. Единственное изменение появилось в последние 200–100 лет, в случаях, когда труд врача в ряде государств стал оплачиваться соответствующими социальными органами или больничными кассами. Естественно, степень ответственности врача перед больным за результат лечения при этом резко уменьшается – врач становится ответствен перед медицинской бюрократической системой. Это в свою очередь снижает его заинтересованность в обучении новым методам, самосовершенствовании как специалиста.

    Могут возразить, что при административной системе управления медициной можно более квалифицированно оценить результаты лечения больных каждым врачом и более правильно оплатить его труд. Однако администратор от медицины очень быстро деквалифицируется, так как сам не занимается лечением и потому оценить труд практика, да еще 50 врачебных специальностей, конечно, не может. Весьма ограничен контроль качества лечения со стороны пациента и при платном здравоохранении: ведь больной может опираться в такой оценке лишь на свои субъективные ощущения, что далеко не достаточно.

    Кроме привычки к кустарному медицинскому производству, немаловажным психологическим фактором для больного является персональный контакт с врачом. Слово врача, его способность ободрить пациента, внушить уверенность в благополучном исходе – это уже начало лечения. Поверив врачу, больной не может себе представить, что тот в одиночку не в силах обеспечить весь сложный процесс его лечения, пройти по всей технологической цепочке. Личность врача для пациента является главным. Нельзя сбросить со счетов и своеобразное «обожествление» врача больным. Медицина всегда облекала методы своей работы в одежды таинственности и старалась, да и сегодня старается, не открывать святая святых непосвященным. При присущих ей недостатках, при невозможности излечить каждого страждущего, а в ряде случаев и поставить правильный диагноз медицина нуждается в атмосфере некоторой таинственности. В этой атмосфере врачу легче работать, ибо его ошибки или отсутствие в настоящее время эффективных методов лечения проще объяснить и самому больному, и его родственникам.

    Вопросы человеческой психологии практически явились одной из главных причин того, почему медицина сегодняшнего дня использует старые методы лечения при определенной таинственности, мало объясняя населению их суть. Сама технология лечения даже основных заболеваний не раскрывается и не объясняется, все обычно сводится к рекомендации обратиться к врачу, если у слушателей или телезрителей возникнут какие-либо вопросы. Естественно, если общество, а значит, сами люди не «заказывают темы» о возможностях обновления такой технологии, то они и не получают нужной информации. Не исключено, что в основе нежелания людей знать максимально полно о своей физиологии, механизме заболеваний и методах их лечения лежит глубоко запрятанный страх перед смертью. А ведь медицина ежедневно и ежечасно соприкасается со смертью. Лучше не знать, лучше не вспоминать и не думать – этот комплекс присущ человеку.

    Как же сделать, чтобы каждый из нас вовремя заметил начало заболевания, нашел хорошего врача, чтобы была обеспечена точная диагностика, выбран правильный метод лечения и, если необходима операция, то были бы гарантированы высокая квалификация хирурга, его ассистентов, качественность инструментария и аппаратуры, безопасность и безболезненность анестезии? Как к этому прийти?

    Путь, думается, только один: иметь ответственного за твое здоровье домашнего или, вернее сказать, семейного врача. Но врача современного, опирающегося на мощный потенциал новейших техники, технологии, достижений науки.

    Каждый советский человек должен иметь защитника своего здоровья, здоровья своих детей, престарелых родителей. Сколько необходимо таких врачей для нашей страны? Простейший расчет показывает, что достаточно 600 тыс., чтобы на одного врача приходилось 450 человек, то есть приблизительно 120–130 семей. Реально ли иметь такое число врачей? Безусловно, да. В состоянии ли один врач следить за здоровьем 450 человек? Ежедневно он легко может посетить 4–5 семей, осмотреть всех, сделать записи в семейной книге здоровья. В течение года, таким образом, врач может пять-шесть раз побывать в каждой семье.

    Конечно, люди должны иметь право выбора семейного врача. Чем больше семей у него под наблюдением и чем лучше чувствуют себя пациенты – тем выше должна быть его заработная плата (а она, на наш взгляд, должна быть достаточно высокой). Врач не может не нести ответственность, в том числе и экономическую, за здоровье людей, доверивших ему это здоровье.

    В случае, когда семейный врач не в состоянии поставить точный диагноз, он должен иметь возможность обратиться в диагностический центр. Весьма настоятельна необходимость организации таких центров, причем по различным разделам медицины – например, центр сердечно-сосудистый, урологический, желудочно-кишечный и т. д. Здесь должна быть сконцентрирована вся необходимая аппаратура для диагностики возможных нарушений той или иной системы нашего организма. Если семейный врач направит сюда своих больных, то это предполагает, что он будет иметь возможность тесно сотрудничать с диагностическим центром, обсуждать поставленный диагноз. Причем он вправе выбрать любой диагностический центр, тот, которому доверяет, который, по его мнению, обеспечит высокое качество диагностики.

    Вместо существующих сегодня 40 с лишним тысяч поликлиник вполне достаточно организовать 10–15 тыс. таких центров. Для них потребуется 100–150 тыс. врачей. Оплата их труда должна зависеть от количества обследованных больных и также быть достаточно высокой. Ошибки при определении диагноза, естественно, будут влиять на зарплату.

    В ряде специальностей диагностические центры смогут применять конвейерный метод работы, который резко увеличивает производительность труда врачей и качество диагностики.

    Получив из соответствующего центра все необходимые данные, семейный врач должен принять решение о способе лечения своего больного. Это решение он может, конечно, согласовать и с врачами-диагностами. В том случае, если больного нельзя вылечить в домашних условиях, семейный врач должен иметь возможность направить его в центр интенсивного фармакологического лечения или в центр реконструктивной хирургии, непременно специализированные. Важно, чтобы при необходимости, например, хирургического вмешательства семейный врач мог приехать в такой центр вместе с больным и всесторонне обсудить вопрос о ходе хирургического лечения.

    Представляется, что реконструктивные центры могли бы быть организованы на принципах МНТК «Микрохирургия глаза», «Остеосинтез» и гарантировать высокое качество и мировой уровень технологии лечения. Чтобы исключить монопольность, по каждой специальности хирургического профиля целесообразно организовать не менее двух МНТК с филиалами, что создаст соревновательную атмосферу и гарантирует высокий технологический уровень. По таким относительно узким специальностям, как офтальмология, отоларингология, достаточно иметь два МНТК, по другим специальностям – несколько. Для работы в хирургических реконструктивных центрах и центрах интенсивной терапии потребуется не более 150–200 тыс. врачей. Однако финансовых вложений данная структура здравоохранения потребует наибольших (по сравнению с двумя другими звеньями), так как она наиболее отстает от мирового технологического уровня. Но на такие затраты, на наш взгляд, надо идти.

    Безусловно, реконструировать систему нашего здравоохранения в течение года-двух невозможно. По-видимому, переход на данную трехзвенную систему потребует 10–15 лет. Однако переход этот должен начаться уже сегодня.

    Мне уже приходилось выступать в печати с подобными предложениями. И я бы не сказал, что они не находят поддержки. Но время идет, и важно, чтобы они становились реальностью. Тратить деньги в этой пятилетке на ненужные в будущем многопрофильные больницы и поликлиники вряд ли эффективно.

    

    «Коммунист», 1987 г., № 17


Страница источника: 339-344

OAI-PMH ID: oai:eyepress.ru:article23238
Просмотров: 1770



Johnson & Johnson
Alcon
Bausch + Lomb
Reper
NorthStar
ЭТП
Rayner
Senju
Гельтек
santen
Акрихин
Ziemer
Eyetec
МАМО
Tradomed
Nanoptika
R-optics
Фокус
sentiss
nidek