Онлайн доклады

Онлайн доклады

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Пироговский офтальмологический форум

Пироговский офтальмологический форум

Кератиты, язвы роговицы

Вебинар

Кератиты, язвы роговицы

Актуальные вопросы офтальмологии

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Сателлитный симпозиум

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Все видео...

С. Федоров.Заборы «министерской экономики»


    По-моему, многие из нас лишь недавно узнали и поняли, что слово «экономика» буквально означает «искусство ведения домашнего хозяйства». И радует то, что мы, советские люди, наконец, решили сами заняться своим домашним хозяйством. Решили стать хозяевами на своей земле, в своем доме, где так долго хозяйничали наши «управляющие», которым мы отдали не только власть, но и все, что имели, в том числе веру, совесть, память.

    Это мы создали из своих «управляющих» идолов, отделили от себя и возвысили над собой, сделав для них высокие трибуны, огромные кабинеты, черные лимузины… Мы подчинялись каждому их слову и жесту. Мы верили только им. А они, кстати, не доверяли даже себе.

    Под их руководством и была создана саморазлагающаяся хозяйственная, вернее, бесхозная система, в которой мы не можем больше жить.

    Я рассуждаю как врач: разве достаточно бороться с температурой у больного и просто кормить его таблетками аспирина, если у него тяжелейшее воспаление легких? Ему нужна мощнейшая доза антибиотиков, чтобы победить источник – болезнетворных микробов. Если у больного абсцесс, значит, необходима операция, и только таким образом можно прекратить опасный воспалительный процесс.

    Много лет наше тяжелобольное хозяйство постоянно лихорадило, а мы давали ему аспирин или пилюли от кашля. Это же просто трагикомедия: то у нас нет зубной пасты, достали пасту – нет стирального порошка, достали порошок – нет еще чегонибудь, например, мыла…

    Как прекратить «мыльную трагикомедию» в нашей жизни? Прежде всего нужно научиться говорить правду и не только своим товарищам, но и вышестоящим. Нам достались в наследство боязнь сказать правду даже себе, смертельный страх перед недосягаемым руководством и, конечно, полная атрофия критики. Без гласности и критики – этого горького лекарства – нам не вылечиться. Я имею в виду критику открытую, а не зазаборное тявканье на всех подряд.

    А пока что наша критика в основном какая-то отчаянно-перепуганная. Выкрикнули – и оглядываемся по сторонам. В такой критике мне слышится наша неуверенность в себе, боязнь отката перестройки назад, в ней отражается наше многовековое отсутствие демократии, отсутствие ощущения достоинства человека – хозяина на своей земле. Пора нашей критике стать деловой, аналитической, извлекающей уроки, делающей выводы и указывающей перспективы.

    Гарантии необратимости нашей перестройки нам не даст никто, если мы сами не гарантируем ее. Но для этого надо действовать, прорываться, продвигаться вперед, учитывая уроки прошлого. Ведь корни «сегодня» уходят во «вчера» точно так же, как его ветки тянутся к «завтра», как писал Константин Федин.

    Кто виноват в том, что мы так долго шагали к кризису, неся плакаты «Вперед к коммунизму!»? Пресловутые бюрократы? Нет! Они лишь отпрыски сталинской политико-экономической модели социализма. Именно под руководством Сталина у нас в стране была создана система под «продразверстку». В нее он заложил абсурдную формулу Троцкого – подневольный или наемный труд можно при помощи жесткого контроля, постоянного подстегивания сделать более производительным, чем свободный труд. Тем самым была перечеркнута идея социализма – «свободный труд свободных людей». Мы до сих пор до конца еще не отказались от формулы Троцкого – Сталина. Это первая причина того, что наша экономика сегодня буксует на подъеме.

    Второе. С 1931 года мы живем под удушающим принципом уравниловки – сталинской тарифной системы оплаты. Вернее, опять-таки она не сталинская, а скорее дюринговская. Именно у Дюринга, которого критиковал Энгельс в своей работе «Анти-Дюринг», Сталин позаимствовал идейку о том, что оплачивать труд людей нужно «независимо от того, сколько отдельные личности произвели продуктов, больше или меньше, и даже в том случае, когда они случайно ничего не произвели».

    Поэтому мы так и работаем – «случайно ничего не производя». Или производя в основном не то и не того качества. Отсюда – огромная «черная дыра» вместо товаров на прилавках наших магазинов.

    Все это происходит потому, что вместо основного экономического принципа социализма – оплаты по труду – у нас доминирует тарифная ставка, проще говоря, «зряплата», которая и является для многих мерилом труда. Даже не самого труда, а времени труда. Вот, к примеру, служащий примчался утром на работу – не опоздал! Просидел с девяти утра до шести вечера две недели – готовил бумаги на подпись руководству – хватит, идет в бухгалтерию и получает за это несколько денежных бумажек.

    Десятилетиями наша экономическая система фактически базировалась не на производительности труда, не на творческой энергии и изобретательности людей, а на том, нравится или не нравится их работа начальству непосредственному, затем – высокому. Вместо экономических методов применялись методы приказа и подхалимажа, очковтирательства и приспособленчества. А главное – действовал принцип, который никак не могут понять наши западные партнеры, – инициатива наказуема. Хотя у Ленина ясно определены задачи Советской власти, задачи трудящихся – поощрение инициативы, самодисциплина, повышение производительности труда.

    За что наказуема инициатива? – пытался осилить сталинскую формулу мой знакомый западный бизнесмен, не понимая, что Сталину при его системе нужны были только послушные исполнители его воли – политические и бюрократические марионетки, а не инициативные, деловые людитворцы.

    Вот где истоки нашей поголовной безынициативности, развратного карьеризма и чинопочитания, чуть ли не отвращения к творческому, усердному труду, который должен зависеть от конечного результата. Как можно понять то, что квалифицированный врач получает 140 рублей, а девочка – водитель троллейбуса, недавно окончившая десятилетку, – до 300 рублей?!

    Кстати, по количеству затраченного труда, по объему продукции мы не отстаем от развитых стран, а вот по качеству, по организации труда и его результативности – далеко позади. К примеру, производительность общественного труда у нас в стране составляет примерно треть от американской. В сельском хозяйстве наша доля менее 15 процентов... По-моему, такой же КПД у паровоза. Не пора ли нам с этого нашего паровоза, который, как пелось в песне, «вперед летит», пересесть на современный локомотив, чтобы действительно двигаться вперед?

    Сталин и иже с ним, объявившие в 1936 году о построении в нашей стране социализма, а заодно и первой фазы коммунизма, на самом деле возвели на марксистско-ленинском фундаменте безобразное здание типа казармы. На казарменное положение была переведена вся страна. Одних сделали надсмотрщиками и погоняльщиками, других превратили в рабов, получавших ровно столько, чтобы не умереть и работать, третьих – «лишних», которые хотели жить своей головой, трудом своих рук, которые все время о чем-то спорили, что-то изобретали, при этом не так смеялись и не так говорили, – попросту уничтожали. Таким образом было уничтожено не только поколение талантливых людей-революционеров, был уничтожен генофонд самых умных, инициативных, культурных людей нашей страны – самое большое наше богатство.

    Воспроизводство талантливых, счастливых людей должно быть главным воспроизводством в стране. Нам нужны прежде всего не новые ботинки или сапоги, а более интеллектуальные и здоровые люди, рождающиеся в здоровых семьях. Их надо делать примером для всех. И уж, конечно, правительства должны помогать своим интеллектуалам, а не уничтожать их, как это делал Сталин. Это преступление против нашего народа, преступление против человечества.

    Сталинская модель социализма античеловечна не только потому, что затормозила развитие нашего общества на несколько десятилетий, но и потому, что она чудовищным образом извратила понимание общечеловеческих принципов гуманизма и справедливости, лежавших в основе нашей социалистической революции.

    Что такое сталинский «гуманизм для всех», когда не было гуманизма для каждого отдельного советского человека?

    Тот же парадокс с общенародной собственностью. Как могло «все принадлежать народу», когда у людей отобрали все, кроме рабочей силы?

    По Марксу, в результате победы революции устанавливается порядок, при котором свободное развитие каждого является условием свободного развития всех. По Сталину – все наоборот.

    Превратив людей в «кадры», в инструмент реализации заимствованных, к сожалению, не у Ленина и у Маркса идей, он устанавливал свой порядок.

    Он пытался создать экономически развитую страну за счет бедности ее населения, авторитетное государство за счет униженных, оскорбленных, запуганных насмерть его граждан. Он добился отделения человека, масс от государства, стремясь не допустить «общественного самоуправления» – основного ленинского условия развития социализма.

    Что же мы получили благодаря «сталинскому гуманизму»? Тридцать второе место в мире по средней продолжительности жизни, пятидесятое – по уровню детской смертности... А на каком мы месте по уровню жизни?

    Я знаю, что мы лидируем в мире по количеству врачей, больниц, но у нас и больных неимоверное число. А ведь здоровье – это главное для счастья человека. Во всей нашей статистике меня больше всего интересует, сколько у нас живет здоровых и счастливых людей. Главная оценка нашей социалистической системы – это уровень счастья наших людей. А счастье – это двигатель прогресса.

    Еще одно необходимое для развития социализма условие – милосердие. Не болтовня, а реальное милосердие. Мы – материалисты и поэтому должны понимать, что для милосердия нужны деньги. Большое милосердие – это огромные деньги. У нас, к сожалению, даже на милосердие не хватало денег.

    Вот сейчас, когда мы в нашем МНТК начали работать по-новому, на полном хозрасчете и заработали достаточно большие деньги, мы в полной мере смогли проявить свое милосердие по отношению к жителям Армении, пострадавшим от землетрясения. Мы не такая уж большая организация – нас всего 4 тыс. человек, но мы выделили 623 тыс. рублей для помощи армянам. Если бы мы сидели на тарифных ставках, сколько бы мы могли отдать – по 10 рублей с человека? Повторяю, у милосердия должна быть материальная основа – это высокопроизводительный, свободный труд свободных людей, которые сами распоряжаются результатами своего труда.

    Сталин отбирал и политические, и экономические права у народа. В его системе у людей не было права на собственность, хозяином в стране он был один – сам. Он отбирал собственность у семей, так же как землю у крестьян, – безжалостно и бесповоротно. Кстати, этим можно объяснить причину распада многих семей. Ведь семейная собственность, заработанная совместным трудом, скрепляет семьи.

    Как же может семья жить без собственности? Это основа самостоятельности, ответственности. Мы работаем, чтобы приобрести собственность, чтобы передать ее своим детям, создать следующему поколению лучшую жизнь, лучшие условия труда.

    Как может крестьянин жить без собственности – без своего куска земли, без посаженного своими руками дерева, которое он передаст сыну и внуку, чтобы они растили его и передавали своим детям и внукам? Без собственности человек на земле словно гость в своем доме.

    Вообще любой вид собственности хорош, пока он двигает общество вперед, дает высокую производительность труда, то есть дает отдачу. Когда какой-либо вид собственности дает людям малую отдачу и становится нерентабельным, его надо ликвидировать. Я считаю, что собственность является злом лишь тогда, когда кто-то на тебя работает, а ты присваиваешь результаты его труда. Но если ты работаешь, к примеру, в кооперативе, разделяя общий труд и приумножая свою и общую собственность, – это замечательно. Это объединяет людей.

    Наша беда еще и в том, что мы потеряли экономические связи друг с другом. Мы все кормимся от государственной собственности, от каких-то организаций и иерархических структур, а не друг от друга. А ведь люди, цивилизации сильны только тогда, когда есть прямые экономические связи между ними. Например, я врач. А тот, кого я вылечиваю, оказывается прекрасным столяром и делает мне хороший стул и т. д. Одним словом, идет прямой обмен добра. А когда мы все добро сводим куда-то наверх, а потом оно непонятно как «капает» оттуда, а то и не «капает» вообще, теряются взаимосвязи между людьми.

    Сегодня ясно: переход на аренду, различные виды собственности, полный хозрасчет, самоокупаемость, самофинансирование исправляют систему ценностей, разрушают механизм затратной экономики, позволяют покончить с распределением не по труду, а по чинам и званиям.

    Маркс говорил: рабочий свободен лишь тогда, когда он является владельцем средств производства. Вот когда рабочий почувствует себя владельцем предприятия, тогда он и будет работать инициативно и ответственно – по-настоящему. И, конечно, будет видеть результат своих дел. Ленин думал об этом в 1922 году, когда вводил принцип продналога, который и лежит в основе новых, хозрасчетных отношений в народном хозяйстве. Чтобы сделать наше хозяйство действительно народным, надо до конца воплотить ленинские призывы: «Землю – крестьянам!», «Фабрики – рабочим!», «Власть – Советам!» Вот и все. И тогда хозяйством будет управлять сам народ, «а не кто-либо над ним поставленный, от него отделенный, привилегированный, практически несменяемый» * .

    Как только люди берут арендный подряд, становятся подлинными хозяевами, оказывается, что им министерские чиновники и главки не нужны. Кооперативная и арендная собственность, взятая у государства, работает на порядок эффективнее, чем государственная.

    Мы в МНТК взяли арендный подряд на 30 лет, и нам теперь нужны только экономисты, которые определили бы качество и количество труда, проконтролировали бы нас, помогли обеспечить динамичное развитие при высоком качестве. И еще нам надо иметь толковых консультантов, которые бы нам подсказали, как можно работать больше и лучше за счет «умной» технологии, разработанной, к примеру, английскими или американскими фирмами.

    Эти люди подсказали бы нам: «А вот в Америке катарактальных больных сразу отпускают домой. И ни одного дня они не проводят в больнице. Мы вам рекомендуем завести 10 машин *Ленин В. И.Полн. собр. соч. – Т. 31. – С. 180. и отправлять после операции этих больных домой. Это обойдется дешевле. 10 машин будут стоить столько-то. Вы развезете больных по домам, где они спокойно будут закапывать капли. Через три дня вы пошлете машины и привезете их на осмотр». Вот какими должны быть эти наши консультанты, которые бы помогли нам советами, а мы бы платили им за это.

    Мы в МНТК увеличили производительность труда за пять лет в 7 раз.

    Думаем увеличить в ближайшем будущем еще в полтора раза. Лет через пять будем делать около полумиллиона операций у нас в стране, то есть исправим зрение половине нуждающихся в СССР. Работать у нас на «конвейере прозрения» будет всего 400–450 врачей. Сейчас эту задачу в стране не могут решить 5 тыс. Вот такие громадные резервы.

    Кроме того, мы нацелились на создание робота-хирурга для операции по исправлению близорукости. Договорились с одной финской фирмой, которая поможет нам сделать такого робота. Таким образом, мы освободим врача от простейших однообразных манипуляций ради того, чтобы он думал, творил, изобретал, заботясь о здоровье людей. Без самой современной технологии, без автоматизированных конвейеров здоровья сейчас в медицине нам не обойтись. С их помощью мы планируем избавить всех советских людей от близорукости.

    ЦК партии и Совет Министров дали нашему МНТК право полного хозрасчета, самоокупаемости. Нас перестали контролировать чиновники, которые мало смыслят в том, что мы делаем. Мы учимся зарабатывать и тратить деньги сами.

    Прежде всего, мы отказались от тарифных ставок. И это дает возможность нашим сотрудникам по-человечески жить, нормально кормить своих детей, благоустраивать свои дома, реально заботиться о семьях, иметь хорошие условия для отдыха, путешествовать, развиваться духовно и физически.

    Нормы доходов у нас такие: я как руководитель не имею права получать более четырех с половиной зарплат санитарки. Санитарка у нас получает сейчас 250–280 рублей в месяц, значит, я получаю 1100–1200 рублей. Заработная плата у моих заместителей в 4 раза больше, чем у санитарки, у врача – в 3 раза, у медсестры – вдвое.

    Кроме того, каждый из нас, начиная работать в МНТК, вносит за аренду Института микрохирургии 520 рублей, покупая выпущенные нами акции. А в конце каждого года, мы в зависимости от того, насколько экономно работали, получаем равные доли общего дохода. В этом году, если уложимся в запланированные расходы, получим дополнительно по 2500 рублей каждый. Через год думаем получить уже вдвое больше. Но, повторяю, для этого мы все должны следить за хозяйством в нашем МНТК, совладельцами которого мы все теперь являемся. Гарантии наших успехов в нас самих.

    В конечном счете мы стремимся сейчас создать себе такие условия жизни, чтобы мы могли и хотели работать еще лучше. Поэтому даже медицинские халаты шьем для своих сотрудников в Доме моды у лучшего московского модельера – Вячеслава Зайцева. Для женщин – голубые, для мужчин – кремовые. Поэтому у нас вместо голых, бледных больничных стен красивые интерьеры с хорошей мебелью, коврами, картинами-подлинниками, керамикой... Мы ввели бесплатное питание не только для пациентов, но и для сотрудников. Кстати, свою столовую мы обеспечиваем парным мясом, которое привозим с наших подмосковных ферм. Их мы недавно взяли в аренду и оборудовали современной техникой, закупленной за рубежом. Производительность труда на наших фермах за короткое время возросла в несколько раз, увеличились и доходы наших фермеров. Скоро мы будем почти полностью обеспечивать себя всеми необходимыми продуктами, причем свежими, без всяких химических примесей. Заботясь о наших пациентах, мы оборудовали на каждом этаже клиники зимние сады, придумали и музыкальное оформление, закупили механические игрушки для наших маленьких гостей. Сейчас строим большой бассейн, уже открыли парикмахерскую, где работают лучшие мастера.

    Мы ликвидировали остаточный принцип выделения средств на социально-культурные нужды, думаем прежде всего о людях и вкладываем деньги в развитие их способностей, их культурных потребностей. Ведь духовные ценности взаимосвязаны с материальными.

    Только всесторонне развитый человек способен не свалиться в яму потребительства, накопительства, безнравственности. К сожалению, у нас в коллективе пока еще есть и такие, кто увидел в новой системе нашего хозяйствования лишь возможность любыми средствами обогатиться. Наши школы еще не учат молодых людей работать и хозяйствовать ответственно и нравственно, но этому учит сама здоровая жизнь, сама здоровая экономика – фундамент здоровой социальной политики.

    Конечно, большинство у нас в МНТК работает инициативно, творчески, почти на пределе возможностей. За счет раскрепощения людей только за последние полтора года количество изобретений в МНТК увеличилось в 2,2 раза. Причем это крупные изобретения, которые мы продаем за границу и за которые мы уже получили несколько миллионов в валюте. И хотя мы много зарабатываем, стремимся, чтобы ни одна копейка у нас не пропала зря. Я поражаюсь некоторым руководителям, которые считают своих подчиненных ворами, лентяями, глупцами, а их стремление зарабатывать своим трудом большие деньги – безнравственным. Это удивительное неверие в народ, в его нравственную силу. Необходимо верить в людей, раскрепощать их, помогать им раскрывать потенциал таланта, потенциал ответственности.

    Для нас школой ответственности стал подряд – от бригадного до арендного. Хотя, конечно, пробиваться пришлось тяжело. Вспоминаю, как стучались во все двери, убеждали, скандалили, доказывали... В 1975 году наш метод лечения глаз, который сейчас распространен во всем развитом мире и назван «русским», был официально узаконен. Но прежде чем в 1986 году мы добились права работать в условиях хозрасчета и самоокупаемости, добились выхода на западный рынок, сколько мы обили порогов, сколько набили шишек, сколько выслушали «доброжелательных» советов – не высовываться, не торопиться...

    Приходилось доказывать, что наш народ работящий, умный и не будет себя обкрадывать, если будет знать, что он работает на себя, получает за свой труд, вносит свой вклад в развитие своей страны, где он не шестеренка в механизме, а хозяин и творец.

    Почему мы постоянно должны кому-то доказывать, что мы не верблюды? Неужели каждый раз, чтобы пробить какое-нибудь стоящее дело, надо доходить до Николая Ивановича Рыжкова, который нам и разрешил взять в аренду весь Институт микрохирургии стоимостью в 20 млн рублей? Я считаю, что у нас в государстве должен существовать хорошо отлаженный механизм, автоматически открывающий дорогу рентабельным идеям и предприятиям, способствующий скорейшему выпуску и реализации продукции.

    Ведь мы же обладаем огромным научно-техническим потенциалом, которым, кстати, успешно пользуются... за рубежом. Сколько наших изобретений внедрено в Японии, в США, в Европе? Тысячи, десятки тысяч? А ведь если бы наши многочисленные научно-исследовательские институты работали заинтересованно и творчески, по своим собственным планам, сотрудничая и конкурируя со своими и зарубежными коллегами, вряд ли бы мы так отстали от мирового уровня НТР. Конкуренция, конкурентоспособность – вот чего, на мой взгляд, не хватает сегодня нашей науке и производству.

    Нам в МНТК тоже не хватает конкуренции, прежде всего внешней. У нас в стране мы чувствуем себя островом в океане организаций, не заинтересованных в высокой эффективности труда, а то и вообще не заинтересованных что-либо делать. Недавно мы обратились к одному предприятию электроники с просьбой сделать для МНТК медицинское оборудование, хотели заключить с ними договор, заплатить им большие деньги. А они говорят нам: «Извините, мы не можем втиснуть вас в наш производственный цикл»...

    Мы широко сотрудничаем с зарубежными фирмами в различных областях – от медицинской до сельскохозяйственной. С помощью зарубежных строительных фирм строим новую клинику и гостиницу международного класса. Собираемся строить такие комплексы и в других странах. В наших ближайших планах – переоборудовать в «подвижные» клиники большие автобусы (один уже есть), которые мы сейчас достаем. И все это – не самоцель, ведь мы в МНТК прежде всего занимаемся прозрением людей, их здоровьем.

    В нашем комплексе мы впервые в истории здравоохранения создали механизм, который позволяет не только производить новые идеи, технологии, инструменты и оборудование для медицины, но и немедленно внедрять их в практику. И такие комплексы мы уже начинаем создавать, с нашими коллегами в разных странах – Болгарии, Греции, Индии, Аргентине. Кроме того, мы уже подготовили у нас в Москве сотни зарубежных специалистов-офтальмологов. Готовим специалистов и в наших филиалах – их 12 на территории СССР.

    Конечно, как и во всяком новом деле, здесь еще много сложностей. И не только технических. Недавно на одной из конференций врачей-офтальмологов я спросил: «Кто из вас готов организовать новые комплексы по типу нашего, предположим, в Киеве или Ростове?» Из 160 врачей не вызвался никто. И я понимаю, почему – ведь создание таких комплексов связано с огромными усилиями, с трудной борьбой. А у нас люди не привыкли бороться, они привыкли выполнять инструкции, спущенные сверху.

    Мы делали революцию и создавали наше государство не для того, чтобы нас бесконечно пасли как баранов, огораживая колючей проволокой. Мы можем и должны проявлять свою творческую активность. Нам нужно государство для защиты наших границ, для определения приоритетов нашего развития, для справедливого распределения дохода, который мы производим. Госаппарат должен работать на нас, а не мы на него, как было до сих пор. Нашим партийным организациям тоже надо заниматься справедливостью распределения. Потому что это сегодня главная политическая задача. Ради чего свершилась наша революция? Ради справедливого распределения доходов, ликвидации капиталистов, которые забирали львиную часть произведенного руками трудящихся.

    Сейчас в процессе перестройки партия решает огромной важности задачу – восстановить связь между мерой труда и мерой потребления, добиться справедливого распределения доходов, социальных благ в работающих коллективах и сделать так, чтобы не обманывали людей за счет горлохватства, хамства и хитрости, забирая их деньги. Нравственным примером для всех должны быть прежде всего коммунисты.

    Нравственность людей больше всего как раз и проявляется при распределении денег, материальных благ. Нравственный, справедливый человек всегда поделится с ближним и нуждающимся. Нравственное оздоровление общества неразрывно связано с решением всех наших проблем – экономических, финансовых, экологических...

    Взять хотя бы неконвертируемый рубль, о котором так много говорят. Ведь он гораздо быстрее превратится в конвертируемый, как только мы отдадим собственность в руки крестьян, рабочих и трудовых коллективов. Зависимость от конечного результата труда заставит их выпускать качественную продукцию, которая уже будет «конвертироваться». Иными словами, она станет конкурентоспособной, а это укрепит советский рубль и сделает его конвертируемым в международных экономических отношениях, уберет многие тормоза, мешающие успешному ходу экономической реформы.

    Кто тормозит сейчас наше продвижение вперед? На мой взгляд, самый главный тормоз нашей экономической перестройки – это Госкомтруд. На втором месте идет Госплан, на третьем – Госкомцен. И, наконец, вся эта безбрежная «министерская экономика», разделенная искусственными заборами. Ни одна развитая страна мира не имеет столько министерств и ведомств в сфере промышленного и сельскохозяйственного производства. Все делают ассоциации производителей, но там во главе таких ассоциаций стоят капиталисты, владеющие орудием производства. У нас же их должны возглавить умные менеджеры, не владеющие, а совладеющие орудием производства. Вот и весь рецепт.

    Если Госкомтруд забросить в Америку, с его «экономическими» принципами, то лет через пять ничего от высокоразвитой Америки не останется. Потому что экономика без заинтересованности в конечном результате – это антиэкономика, это кризис и распад.

    Я уверен, что, как только мы введем в стране четкую оплату труда, экономические методы хозяйствования, подключим к перестройке творческий потенциал народа, мы двинемся вперед. Уровень желания работать у нас в стране самый высокий в мире. Значит, у нас самые большие возможности выйти вперед и быть первыми. Ведь десятки лет народ не удовлетворял своего естественного желания: работать и получать по труду. У нас фантастический аппетит на потребительские товары, на хорошие квартиры, хороший отдых, а это тоже могучий стимул.

    Многие американцы практически имеют почти все: у них уже есть дом, машина, деньги в банке – зачем им вкалывать день и ночь? У американца «капает» по нескольку тысяч долларов в месяц – и ему хватает. А у нас для того, чтобы насытиться, нескольких тысяч в месяц хватать не будет, нам надо уже тысяч 20. Мы согласны вкалывать день и ночь, чтобы получить такие деньги. Так что у нас есть колоссальный шанс быть впереди по труду – по его качеству и производительности. Я уверен, наш социалистический потенциал, в отличие от сталинской системы, обеспечивает нам такую возможность.

    Сегодня попытки отгородиться от мировой экономики означают безнадежное отставание от прогресса. Для того чтобы стать экономически развитым государством, недостаточно иметь амбиции догнать и перегнать конкурентов любой ценой, необходимо честное, открытое сотрудничество с конкурентами, которое заряжает не только силой и энергией, но и сознанием человеческого достоинства.

    Нам необходимы надежные связи с экономикой всего мира. Но для этого нужна кардинальная экономическая перестройка всего нашего хозяйства. И перестраивать его надо полностью, до фундамента. Никакие политические надстройки, пристройки ничего не изменят, так же как понижения, повышения, перемещения безответственных номенклатурных работников царства бюрократии. Невозможно состыковать сталинскую экономику с ее наемной армией труда, состоящей из миллионов людей, не заинтересованных в производстве огромного количества качественных товаров, с экономикой капиталистического развитого мира, которая зиждется на абсолютно других принципах.

    Ведь у них выпуск плохих товаров – это экономическая смерть предприятия, и разорение тех людей, которые этим занимаются. Наши же номенклатурные работники умудряются наживаться, способствуя в основном выпуску отходов производства. Главное для них – любой ценой удержаться у власти. Именно их имели в виду основоположники марксизма, утверждая, что «политическая власть может причинить экономическому развитию величайший вред и может вызвать растрату сил и материала в массовом количестве».

    Несмотря на объективные трудности, создаваемые как нашей несовершенной экономической системой, которая слишком медленно поворачивается лицом к человеку, так и далекой от совершенства, но высокоразвитой системой экономики Запада, нам необходимо подключаться к мировому экономическому потенциалу, стремиться к интеграции в международной экономической жизни. Законы экономики работают одинаково в разных социальных системах. Нам необходимо учиться у западной экономики ее гибкости, необходимо взаимодействовать с ней, хотя пока что это очень трудно по разным причинам.

    Когда мы вступаем в контакты с западными бизнесменами, они говорят: «Мы готовы сотрудничать, построить то, что вам нужно, но кто гарантирует нам, скажем, совместную деятельность или кто гарантирует, что завтра не придет какой-нибудь начальник и не скажет: вот это – снести, оно мне не нравится, тут я построю еще что-нибудь. И когда мы хотим получить эти гарантии, то оказывается, что у вас в стране нет законов, определяющих стоимость на землю. И министерства тоже здесь ничем не могут помочь, потому что они тоже не имеют земли, не могут ее купить».

    Конечно, у нас есть какие-то цены на землю, но они не работают, потому что земля у нас вообще не ценится. Из-за этого, в частности, разговоры о международном сотрудничестве нередко повисают в воздухе. Сильно мешают ему и иерархические латы, в которые все еще закована наша экономическая система. От нас иной раз отгораживаются даже друзья, которые боятся, что мы вывезем все их потребительские товары к себе в страну...

    Как-то меня спросили: что бы вы сделали, став руководителем внешней торговли СССР? Во-первых, я бы разрешил всем торговать. Во-вторых, я бы создал совет, который советовал бы, как торговать, и брал бы деньги за свои советы у тех организаций, кооперативов, которым я стал бы выгоден. Экономическая дипломатия должна быть рентабельной. Разве могло, к примеру, бывшее министерство внешней торговли торговать какой-либо продукцией? Оно не могло ни продать, ни купить, предположим, для МНТК то, что нам нужно. Торговать должны ассоциации свободных производителей, о которых мечтал Маркс.

    Нам порой не хватает элементарного здравого смысла как в наших собственных делах, так и в делах с развитым миром. Мы до сих пор умудряемся за бесценок продавать за рубеж сырье, из которого там делают готовую продукцию и продают втридорога в разные страны, в том числе и нам, получая огромную прибыль. Разве мы не способны научиться сами делать из нашего сырья готовую продукцию и продавать ее другим? Или нам прибыль не нужна? Конечно, мы способны на это, да и прибыль нам нужна. Но, видимо, не хватает нам еще нового экономического мышления – составной части нового политического мышления.

    Наши экономические связи с зарубежными странами, к сожалению, пока что не стали подлинно деловыми, взаимовыгодными. Чтобы их сделать таковыми, нам необходимо всемерно поощрять развитие прямых, стабильных связей с иностранными фирмами, широкое создание всевозможных смешанных предприятий. Доверие как к своим, так и к зарубежным деловым людям окупит себя. Еще Ленин писал о том, что нам надо учиться работать у капиталистов – по их образцам. «Учиться социализму у крупнейших организаторов капитализма, у трестов... Черпать обеими руками из-за границы...»* , – вот пункты плана статьи Ленина «Очередные задачи Советской власти». Так почему же до сих пор, когда речь идет о том, что нам надо набраться опыта на Западе, поучиться у зарубежных бизнесменов, взять у них крупные займы, раздаются голоса: а не отказ ли это от социализма? Нет, это не отказ от социализма, а желание наконец реализовать весь его потенциал. Прежде чем догнать и перегнать кого-то, нам надо как можно скорее научиться эффективно работать, хотя бы по капиталистическому – шведскому или американскому – образцу...

    Развитый мир согласен помочь нам. Землетрясение в Армении может стать переломным моментом в отношении к нашей стране, к нашей открытой для всех внутренней политике и ее продолжению – политике внешней. Нам верят, потому что мы наконец стали искренне относиться к себе и к окружающему нас миру. Эта вера нам необходима, как и вера в себя, в свои силы, в творческий потенциал нашего народа.

    

    «Международная жизнь», апрель 1989 г.

    

    *Ленин В. И.Полн. собр. соч. — Т. 36. — С. 544, 545.


Страница источника: 436-451

OAI-PMH ID: oai:eyepress.ru:article23250
Просмотров: 1726




Johnson & Johnson
Alcon
Bausch + Lomb
Reper
NorthStar
ЭТП
Rayner
Senju
Гельтек
santen
Акрихин
Ziemer
Eyetec
МАМО
Tradomed
Nanoptika
R-optics
Фокус
sentiss
nidek