Онлайн доклады

Онлайн доклады

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Пироговский офтальмологический форум

Пироговский офтальмологический форум

Кератиты, язвы роговицы

Вебинар

Кератиты, язвы роговицы

Актуальные вопросы офтальмологии

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Сателлитный симпозиум

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Все видео...

Феномен Федорова


    – Ваш успех, Святослав Николаевич, феноменален. Только и слышишь Федоров, Федоров… Золотой ключик немыслимой удачи?

    – Удача Федорова – в создании критической массы вылеченных больных. Федоров давно понял, что вместо того чтобы заниматься трепотней и всем доказывать, какой он хороший, надо просто без конца оперировать, оперировать и оперировать. Накапливать критическую массу.

    – Критическая масса?..

    – Именно. Уран взрывается, превращается в атомный взрыв, когда два куска, соединяясь, образуют критическую массу. И тогда начинается реакция деления, и этот процесс не остановить. Каждый вылеченный больной – это атом, радиоактивный атом, который выделяет информацию. Информация заражает других людей. Накапливается огромный информационный взрыв. И общественное мнение уже подавляет мнение скептиков, подавляет действия людей, которые препятствуют. Наступает переворот в сознании тех менеджеров, которые руководят здравоохранением, экономикой.

    – Вы продирались через очень большие сложности в своей жизни.

    – Эти сложности заключались в том, что каждый раз, занимаясь новым методом, я встречал сопротивление и должен был его преодолевать. Мне не хватало штатов, людей, которые бы делали хрусталики, не хватало оборудования, не хватало помещений, не хватало денег. Поэтому я продирался. Но когда продираешься и когда все время создаются скандальные ситуации, скандал приводит к правильному решению вопросов.

    И поэтому когда я стал уже заядлым скандалистом и выиграл одно сражение, потом, на базе второго скандала, второе сражение, потом третье, то стало уже легче пробиваться, сопротивление стало слабеть. Возникло доверие. Доверие, как к организатору, как к ученому, как к руководителю. Единственное, в чем мне повезло, что это доверие возникло, когда мне не исполнилось 70 или 80 лет. Мой напор и выдвижение новых идей привело к тому, что я получил возможность относительно нормально работать уже в 50 лет.

    Медицина – наиболее консервативная специальность. На вершине медицины сидит опытный врач. А для того чтобы стать опытным, нужно 25–35 лет работы. Ты становишься опытным, но невероятно консервативным, потому что воспринимать новое у тебя уже нет ни желания, ни сил. Поэтому советники у министров всегда известные врачи, но люди пожилые. Я бы просил министров брать советников не старше 40 лет, у таких еще было бы желание познать новое, а не просто его с порога отбросить.

    – Вы все-таки пробились, а другой не пробился…

    – Конечно, потому что, для того чтобы пробиться, нужно невероятно вкалывать. Я пробился только потому, что я все время оперировал в три-пять раз больше, чем мои коллеги, старался выучить в пять-десять раз больше учеников. То есть я все время занимался цепной реакцией, все время использовал общественное мнение, все время занимался, как все кричат, саморекламой. Я занимался не саморекламой, а рекламой возможностей вылечить человека. Рекламой новой технологии, организационных возможностей.

    – Сильный человек, сильная личность… Понятие «сила» сегодня в почете у молодых. Ценится успех, ценится вожак, ценится просто сильный физически, умеющий постоять за себя. Что значит в вашем понимании сила человека?

    – Это вера, невероятная вера в целесообразность того, что ты делаешь, основанная на фактах. Если у меня есть сто прекрасных фактов: люди прекрасно видят, я их вылечил – как же я могу остановиться? Человек должен быть или трусом – испугаться оппонентов и перестать этим заниматься. Или должен быть предателем, потому что они его попытаются купить, как меня пытались купить, – за год мы тебя сделаем доктором, только остановись, не делай хрусталик, не возбуждай наши отрицательные эмоции. Если человек имеет веру, основанную на фактах, и нормальный гуманизм, он становится непобедимым.

    И главное: нужно иметь здоровье. Надо иметь достаточно сильное тело для того, чтобы иметь сильную волю. Потому что, как правило, люди с плохим здоровьем редко имеют достаточно мощную силу воли. Надо владеть своим телом. Когда человек владеет своим телом, то он владеет делом, которому он служит, он владеет временем, ему легче увлекать людей.

    – Скажите, правда ли, что вы когда-то за полтора года выросли на восемь сантиметров?

    – Это действительно так. Я начал заниматься зверски спортом, мне было тогда 23–24 года. Вот в этом возрасте, когда все останавливаются, я с 164 сантиметров рванул сразу на 172, а потом к 35 годам вырос до 175.

    – Это уже за пределами возможности. Это не возраст для роста.

    – На самом деле мощные занятия, активная жизнь сказались. Кровоснабжение, по-видимому, было настолько сильным

    – рост продолжался. Может, потому, что в детстве я голодал, у меня был задержан рост. В детстве, всю войну и после, семь лет, – нищета, моя единственная мечта была найти буханку хлеба и съесть ее до конца. Это была главная мечта, которую я смог выполнить только в 1949 году. Я помню эту первую буханку хлеба, первые полкилограмма сахара, которые я с водой умял от начала до конца.

    – Сила, вера в себя… Это выражается не всегда в том, в чем надо. Сила – значит, бей в морду – я вожак-атаман, вожак компании. Какая сила, на ваш взгляд, приемлема для человека?

    – Мы же создали общество, где человек часто не может применить свои силы и свою волю в каком-то полезном деле: не может делать ту машину, которую он хочет сделать, не может ее делать с теми людьми, с которыми ему хочется ее делать, не может назначить цену на свой труд, не может реализовать свой труд – отдать тому, кому он хочет. Он не может взять, наконец, себе начальника, которому он бы доверял. То есть практически у молодого человека и просто у любого советского человека нет никаких экономических прав. Он полностью экономически бесправен. Он даже не может работать двенадцать часов, если захочет, – его выгонят с работы. Ему скажут: нет, работай восемь часов. Но если он будет работать из восьми четыре часа, – тоже ничего, тут его никто не заставит.

    То есть практически труд в нашей стране из дела чести порой превращается в какую-то тяжелую обязанность, а то и бесцельную вещь. И молодой человек, который мог бы спокойно, предположим, взять землю, построить сам себе дом, начать выращивать бычков или заниматься строительством, купить кусок земли и начать выпекать кирпичи, и эти кирпичи отдавать людям, чтобы они строили хорошие дома, он этого сделать не может. Он ничего не может купить, он ничего не может продать, он ничего не может сделать. А что же остается этому бедному молодому человеку? Только бить морду, орать, прыгать до одурения на какой-нибудь дискотеке, чтобы как-то сбросить энергию.

    Эта энергия у других народов вся идет в работу. У нас, да и порой у американцев, которые слишком богаты и тоже позволяют своим детям иногда ни черта не делать, что остается? Наркотики, водка…

    Представляете, мои дети, мои дочери могли бы так же, как и у моего американского коллеги, в пятнадцать лет пойти работать официантками, зарабатывать по 150–200 рублей в месяц себе на расходы. Они бы научились ценить деньги, то есть труд.

    Мы все время боремся с трудом. И тут мы многого достигли, мы победили нашего человека, мы сделали из него или полного бездельника, или по крайней мере не стремящегося к интенсивному труду.

    – Не до конца, все-таки не до конца…

    – Да. Это победить невозможно, потому что желание работать, желание героических и романтических дел неубиваемо. Убить это невозможно. Всегда все человечество жило и развивалось за счет сумасшедших людей, которые себя хотели реализовать, реализовать интересные идеи, как-то прославиться. Сделать что-то не то, что делают все другие. Люди все время хотят внутренне конкурировать с другими. Но все время наше общество стремится эту конкуренцию уничтожить – эту нормальную человеческую конкуренцию.

    Мы построили, мягко говоря, пионерский лагерь, где все пионеры должны слушаться вожатых и все время получать одну и ту же порцию обеда, может быть, и хорошего, но одинакового.

    – В этом плане молодежи не позавидуешь?

    – Молодежь не может самого главного – она не может заработать себе интересную жизнь. Потому что для того, чтобы жить интересно, нужны материальные основы – хорошая квартира, красивая машина, возможность путешествовать, иметь средства информации, которые тебя насытят новыми мыслями. Мы же ничего не дали. Когда нужно рожать детей, когда хочется влюбляться, хочется путешествовать человек в расцвете сил получает 120 рублей. Когда он может докарабкаться до 500 рублей зарплаты – ему уже под 60 лет. Ему ничего не надо. Ему нужна простокваша, пурген.

    – Тогда и трудный подросток понятен.

    – Абсолютно. Все негативные явления закономерны и объясняются практически отказом от главного тезиса: человек должен быть свободным производителем. Он должен быть тем, кого не пасет огромная правительственная система. Если он не совершает никаких преступлений, он должен иметь все права. Он не имеет право на одно – на совершение преступления, на вред другим людям.

    «Там, где нет абсолютной свободы, – там нет преступления» – мы пошли по этому пути. Создать якобы идеальное общество, вычленить из него главное – свободу и в первую очередь экономическую. Политическая свобода – это миф. Если нет экономической свободы, никакой политической свободы нет. Как бы нам ни внушали, что мы политически свободны, если мы не можем сделать то, что мы хотим, продать то, что мы сделали и кому хотим, работать, с кем хотим, – это чепуха.

    – Говорят, Федоровым движет идея «неотвратимости поощрения» таланта…

    – Интеллектопочитание в институте поддерживается экономически. Потому что просто провозгласить тезис, не подкрепив его экономически, – ерунда. Интеллектопочитание заключается в том, что любой изобретатель, рационализатор получает у нас в течение трех лет десять процентов от полученного за счет его метода дополнительного дохода. Сейчас мы раздали 69 тыс. рублей нашим изобретателям. Некоторые получили пять, восемь, двенадцать тысяч. И они понимают, что их интеллект, воплотившийся в новые методы лечения, уважается коллективом. И понимают, что интеллект надо развивать. Важно иметь достаточно нормальную материальную базу, чтобы развивать свой интеллект, – покупать книги, ездить за рубеж и смотреть новые клиники. Ездить по Советскому Союзу и выискивать все новое. Ездить на заводы, в другие институты. Работник начинает понимать, что просто механический труд врача намного меньше почитаем в институте и оплачивается меньше, чем высокий интеллект. Интеллект нации – главная сила. Федоров делает паузу, обращаясь к светящемуся экрану, на котором видно, как движется по кругу цветок конвейера (он так и называется «ромашка»); и каждый его лепесток – стол с больным, у каждого колдуют хирурги. Медленное, но неостановимое движение. Поясняет:

    – С конвейера каждые три минуты выходит выздоровевший человек. За час 100 человек – такова производительность.

    – Когда вы собирали людей талантливых, которые вам делали тончайшие инструменты, где вы их находили? Как их можно было найти, разыскать?

    – Ну что вы, это очень просто. Методом опроса. Спрашиваешь больных, у больных есть родственники – где-то хороший инженер, где-то хороший мастер.

    – Встреча методом проб?

    – Волка кормят ноги, и любого изобретателя кормят ноги. Надо все время двигаться, двигаться и двигаться. Под лежачий камень вода не течет. Нельзя быть лежачим камнем. Всего можно достигнуть в жизни, за исключением, может быть, полета в другую галактику. Но не с первого раза. Иногда надо двадцать раз стукнуть в эту дверь, иногда пятьдесят, иногда тысячу. Отсутствие успеха в перестройке заключается в том, что люди потеряли элемент настойчивости.

    – Вы верите, что всего можно добиться?

    – Конечно.

    – Но элемент удачливости в вашей жизни все-таки был, наверное?

    – Какая там удачливость? В моей жизни потенциально были заложены одни неудачи. Отца арестовали – восемнадцать лет тюрьмы. Ногу я потерял. Какая же удача? Двигаться стало труднее.

    – И потом, с ампутированной ступней, выиграли заплыв на три километра.

    – Было. А работа? Начинал в Чебоксарах и в Архангельске, с точки зрения тогдашней офтальмологии – в Тмутаракани. «Золотой ключик» заключался в том, что из ста человек удавалось найти одного альтруиста, гуманиста, толкового человека, который тебе помогал, затем найти второго, третьего, затем собрать постепенно коллектив единомышленников. Поиск и поиск! Человеческий материал в нашем обществе довольно слабенький. Он имеет рабское мышление, боится проявить инициативу, абсолютно не любит рисковать, запуган до предела. Поэтому приходилось находить людей менее запуганных и делать их постепенно еще менее запуганными.

    – Это можно?

    – Конечно. Если каждый день мы что-то «нарушаем», а нас не бьют по башке, то постепенно люди учатся смелости и понимают, что «нарушать» глупость нужно. Инструкция не является догмой.

    – Значит, пробиваться, пробиваться, пробиваться…

    – Попросил что-то работник – ему отказали, и он уже скис? Да это жалкие попытки! Он должен дойти до начальника цеха, до директора завода, до министра, до «Комсомольской правды», до «Правды». А когда он еще организует группу людей, которая его поддерживает, найдет соратников, такой рано или поздно пробьется.

    Если за ним стоит дело. Именно гуманное дело. Или идея произвести новый товар, новый продукт, воплотить интересную теорию, а не просто игра ума. Он пробьется.

    – Что-то было связано у вас с Челентано? Говорили, что вас вызвали в Италию, чтобы скомпрометировать.

    - Меня пригласили на съезд итальянские врачи, которым не очень нравится, что мы оперируем итальянцев. И не очень нравится, что несколько итальянских фирм это рекламируют. И поэтому, по-видимому, итальянские врачи вызвали и меня, и одновременно трех американских профессоров, тема которых – не знаю, главная ли тема их жизни, но была главной темой конференции – доказать, что методы профессора Федорова плохие. Что они рискованны, что они ведут к непредсказуемому, что результаты нестабильны. И поэтому делать эти операции нельзя. Все это доложили так, чтобы как-то смазать результаты, которые мы получаем в Москве, когда оперируем итальянских больных. Кроме того, часть молодых итальянских врачей научились этим методам и начинают подпирать пожилую медицинскую мафию.

    Что ж, на следующий день я выступил с Челентано в его популярной телепрограмме «Фантастика». Челентано за три месяца до этого вылечил у меня свою тетку, у нее была дальнозоркость 9. И эта тетушка стала видеть на 80–90 процентов. И вдаль видит хорошо и читает. Он показал ее по этой программе и как она оперировалась в Москве. Потом показал меня. Мы с ним обнялись. И когда Челентано решил, что уже все, я сказал: «Челентано, сколько времени ты меня спрашиваешь, а тут я тебе задам вопрос: тебя видят тысячи, миллионы людей во Франции, в Италии. Как сделать так, чтобы операция, которую я сделал твоей тете, могла тоже повториться в миллионных тиражах?»

    После этого мне, правда, пришлось поскорее убираться из страны, так как я затронул всемогущую рекламу, а там это – дело серьезное. И побить могли…

    – Что вы скажете о некоей цифре 5475, которую вы записали себе на память в канун своего шестидесятилетия?

    – Уже 4839… Столько дней мне осталось до грани активной работы, которую я определил себе в 75 лет. Помнится, был в Голландии, смотрел из гостиницы на улицу, на потрясающе красивый закат. И задумался: сколько мне еще видеть этих закатов, сколько встречать зорь? Каждый день все дороже. Каждый день хочется наполнить до отказа. Впрочем, у меня хорошие гены. Мой отец был человек удивительный…

    Святослав Николаевич протягивает номер «Красной звезды», где рассказывается о судьбе колымской группы сталинских невольников и в числе «людей удивительной порядочности и цельности» называется комдив Федоров, «представитель славного офицерского корпуса родной армии». После реабилитации он прожил еще 18 лет. Гены, действительно…

    «Согласен на любую должность в любом городе, лишь бы иметь возможность работать по теме, в которую верю» – это из заявления-обращения в высокие инстанции юного Федорова.

    Многие ли могут написать сегодня такое заявление?

    

    К. Лаврова

    «Комсомольская правда», 16.05.1989 г.


Страница источника: 452-459

OAI-PMH ID: oai:eyepress.ru:article23251
Просмотров: 1632




Johnson & Johnson
Alcon
Bausch + Lomb
Reper
NorthStar
ЭТП
Rayner
Senju
Гельтек
santen
Акрихин
Ziemer
Eyetec
МАМО
Tradomed
Nanoptika
R-optics
Фокус
sentiss
nidek