Онлайн доклады

Онлайн доклады

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Конференция

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

«Живая хирургия» в рамках XXVII научно-практической  конференции офтальмологов

Конференция

«Живая хирургия» в рамках XXVII научно-практической конференции офтальмологов

ХVII Ежегодный конгресс  Российского глаукомного общества «Вместе против слепоты. Семнадцать мгновений зимы»

Конгресс

ХVII Ежегодный конгресс Российского глаукомного общества «Вместе против слепоты. Семнадцать мгновений зимы»

Пироговский офтальмологический форум. Ежегодная научно-практическая конференция

Конференция

Пироговский офтальмологический форум. Ежегодная научно-практическая конференция

Школа рефракционного хирурга. Сателлитный симпозиум компании «Алкон»

Симпозиум

Школа рефракционного хирурга. Сателлитный симпозиум компании «Алкон»

Сложные и нестандартные случаи в хирургии катаракты. Видеосимпозиум в формате 3D

Симпозиум

Сложные и нестандартные случаи в хирургии катаракты. Видеосимпозиум в формате 3D

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019»

Симпозиум

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019»

«Живая хирургия» компании «НанОптика»

«Живая хирургия» компании «НанОптика»

Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019

Конференция

Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Конференция

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

«Живая хирургия» в рамках XXVII научно-практической  конференции офтальмологов

Конференция

«Живая хирургия» в рамках XXVII научно-практической конференции офтальмологов

ХVII Ежегодный конгресс  Российского глаукомного общества «Вместе против слепоты. Семнадцать мгновений зимы»

Конгресс

ХVII Ежегодный конгресс Российского глаукомного общества «Вместе против слепоты. Семнадцать мгновений зимы»

Пироговский офтальмологический форум. Ежегодная научно-практическая конференция

Конференция

Пироговский офтальмологический форум. Ежегодная научно-практическая конференция

Школа рефракционного хирурга. Сателлитный симпозиум компании «Алкон»

Симпозиум

Школа рефракционного хирурга. Сателлитный симпозиум компании «Алкон»

«Живая хирургия» компании «НанОптика»

«Живая хирургия» компании «НанОптика»

Сложные и нестандартные случаи в хирургии катаракты. Видеосимпозиум в формате 3D

Симпозиум

Сложные и нестандартные случаи в хирургии катаракты. Видеосимпозиум в формате 3D

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019»

Симпозиум

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019»

Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019

Конференция

Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019

Все видео...

Прогностические признаки эффективности антиангиогенной терапии у пациентов с миопической хориоидальной неоваскуляризацией


1Иркутский филиал «НМИЦ МНТК «Микрохирургия глаза» им. акад. С.Н. Федорова» Минздрава РФ
2«Иркутский государственный медицинский университет» Минздрава России
3Научно-исследовательский институт фундаментальной и клинической иммунологии Сибирского отделения Российской академии медицинских наук

    Актуальность

    В настоящее время анти-VEGF-терапия является общепризнанным методом лечения различных видов хориоидальной неоваскуляризации (ХНВ), в том числе при патологической миопии [3, 5-7, 10]. Достаточно хорошо изучены показания к применению метода, протоколы ведения больных, эффективность препаратов. Исследуются и обсуждаются офтальмологические признаки, позволяющие сделать прогноз в отношении подавления активности процесса и улучшения зрительных функций [6, 8, 9]. В то же время малоизученными остаются иммунологические аспекты, влияющие на эффективность антиангиогенной терапии у пациентов с миопической хориоидальной неоваскуляризацией (мХНВ).

    Цель

    Определение изменений офтальмологического и иммунологического статуса и выявление прогностических критериев эффективности/неэффективности анти-VEGF-терапии у пациентов с миопической хориоидальной неоваскуляризацией.

    Материал и методы

    В Иркутском филиале ФГАУ «МНТК «Микрохирургия глаза» было проведено обследование 19 пациентов (19 глаз) с активной мХНВ, которым в качестве метода лечения была назначена терапия ранибизумабом (анти-VEGF-терапия).

    Среди пациентов подавляющее большинство составляли женщины (15 женщин, 4 мужчин) преимущественно молодого возраста (средний возраст пациентов – 48,52±15,49 года). Степень миопической рефракции была от –3,50 до – 15,50 Д (в среднем –9,45±4,73 Д), длина глаза – от 24,50 до 30,47 мм (в среднем 27,17±2,08 мм).

    Кроме стандартных офтальмологических обследований всем пациентам применялись дополнительные методы исследования: оптическая когерентная томография высокого разрешения (ОКТ) (HD OCT 5000, Carl Zeiss, Germany) (протокол Macular cube 512x128), компьютерная периметрия (Twinfield Oculus, США), электроретинография (Tomey ЕР-1000 РС, Япония), флюоресцентная ангиография сетчатки (Topcon TRS- 50DX, Japan), «ангио»-ОКТ сетчатки (Optovue XR Avanti, США). Критерии активности ХНВ определялись в соответствии с установленными ранее алгоритмами [4].

    Пациентам с миопической ХНВ выполняли интравитреальные инъекции ранибизумаба в дозировке 0,5 мг. Ранибизумаб вводился согласно инструкции к препарату, по стандартной технологии, в условиях стерильной операционной. В ходе операции перед инъекцией препарата производился забор камерной влаги в количестве 100 мкл [4]. Через 1 мес. после первой инъекции пациентам проводили повторное введение ранибизумаба, при этом забор внутриглазной жидкости выполнялся по той же методике. Концентрацию цитокинов оценивали методом проточной флюориметрии на двухлучевом лазерном автоматизированном анализаторе (Bio-Plex Protein Assay System, «Bio-Rad Laboratories», США) методом мультиплексного анализа с использованием коммерческих тест-систем Bio-Plex Pro Human Cytokine Panel, 27-Plex в соответствии с инструкцией фирмы-производителя.

    В последующем терапию ранибизумабом продолжали в режиме pro re nata (PRN) до полного подавления активности ХНВ, при этом исследовались только офтальмологические показатели. Срок наблюдения составил до 12 мес. результаты обрабатывались статистически с применением методов непараметрической статистики, данные исследуемых показателей представлялись в виде среднего значения и стандартного отклонения. Различия между исследуемой группой до и после лечения определялись с помощью непараметрического критерия Уилкоксона (Wilcoxon). За уровень значимости критерия Вилкоксона принималось значение p<0,05. Все расчеты производились с помощью программы STATISTICA 8.0, Stat Soft. Inc., США.

    Pезультаты

    Улучшение состояния в ходе лечения отмечено у всех пациентов с миопической ХНВ. Проведенные исследования выявили достоверные изменения структурно-функциональных и иммунологических показателей у пациентов до лечения и уже через 1 мес. после применения анти-VEGF-терапии.

    По данным ОКТ через 1 мес. после введения ранибизумаба выявлено достоверное уменьшение толщины сетчатки в центре от 334,16±82,84 до 271,95±43,19 мкм (p<0,01), что несколько превышало значения контрольной группы. В ходе лечения изменились размеры субретинальной неоваскулярной мембраны (СНМ): на 20% уменьшилась высота СНМ (с 271,53±105,58 до 221,53±101,02 мкм, p<0,05), практически на треть уменьшилась ее длина (от 1213,47±408,42 до 956,79±407,99 мкм, p<0,01). По данным ОКТ появились признаки фиброзирования СНМ: произошло «уплотнение» ее структуры, границы мембраны стали четкие, ровные, изменилась окраска по цветовой шкале с зеленого на желтый.

    Изменения структурных показателей были отражены соответствующими изменениями зрительных функций.

    У пациентов с мХНВ после введения ранибизумаба практически в два раза повысилась максимально корригированная острота зрения (с 0,26±0,18 до 0,47±0,2, p<0,01). Произошло улучшение световой чувствительности сетчатки с уменьшением размеров и глубины зон депрессии. Показатель MD, характеризующий отклонение от средней возрастной нормы, после лечения увеличился в 2 раза (от -4,30±3,64 до -2,14±3,15 Дб, p<0,01).

    Интересно, что на фоне анти-VEGF-терапии индекс осцилляторных потенциалов, являющийся основным электрофизиологическим критерием, характеризующим уровень ишемии ретинальной ткани, достоверно увеличился (с 23,45±14,86 до 28,68±17,68, p<0,05). Это свидетельствует об уменьшении ишемии в зоне поражения и этиотропной направленности анти-VEGF-терапии.

    Проведенные иммунологические исследования показали, что во влаге передней камеры глаза у пациентов с миопической ХНВ через 1 мес. после введения ранибизумаба ожидаемо произошло значительное (в среднем 6-кратное) снижение уровня фактора роста эндотелия сосудов (VEGF) (от 191,15±142,30 до 33,14±72,66 пг/мл, p<0,001). Снижение уровня VEGF было настолько выраженным, что практически у половины пациентов значения цитокина оказались ниже чувствительности метода (2,9 пг/мл). Зарегистрировано рекордное 55-86-кратное уменьшение концентрации VEGF во внутриглазной жидкости у 5 пациентов с мХНВ.

    Также выявлено 3-кратное уменьшение концентрации интерлейкина – 12p70 (IL-12p70) (от 7,11±9,91 до 2,59±5,25 пг/мл, p<0,05). IL-12p70 относится к группе провоспалительных цитокинов, участвует в регулировке дифференциации иммунокомпетентных клеток в процессах ангиогенеза как ингибитор пролиферации эндотелиальных клеток [1, 2]. Изменения концентрации других цитокинов на фоне лечения были статистически незначимы.

    Таким образом, результатом применения ингибитора ангиогенеза ранибизумаба явилось не только ожидаемое уменьшение концентрации самого VEGF, но и снижение уровня провоспалительных цитокинов.

    Подавление активности мХНВ достигнуто у 17 пациентов (89,5%). Для этого понадобилось проведение от 2 до 4 инъекций ранибизумаба (в среднем 2,6 инъекции). Эти больные были отнесены к группе с достаточным лечебным эффектом.

    У 2 чел. (11,5%) было выполнено по 7 инъекций ранибизумаба, при этом лечение продолжается, так как по-прежнему сохраняется минимальная активность ХНВ. Данные пациенты были отнесены к группе с недостаточным лечебным эффектом анти-VEGF-терапии. Анализ исходного состояния данных пациентов показал, что степень миопии составила –4,25 и –3,75 Д, длина глаза не превышала 26,0 мм (24,5 и 25,7 мм). Из признаков, характеризующих офтальмологический статус группы с недостаточным лечебным эффектом, можно выделить исходно большие размеры СНМ (длина СНМ больше 1230 мкм), большой объем макулярной зоны (10,4-10,9 мм³ при средних показателях при мХНВ 9,37±1,20 мм³). Эти признаки свидетельствуют о степени выраженности процесса ангиогенеза.

    Среди характеристик иммунологического статуса отмечены исходно высокий уровень VEGF (159,58 и 368,03 пг/мл), высокие концентрации провоспалительного цитокина IL – 2 (49,32 и 53,27 пг/мл; в то время как при мХНВ в среднем – 25,11±27,99 пг/мл) и очень низкий уровень тромбоцитарного фактора роста (PDGF-BB) (ниже уровня чувствительности метода – 1,8 пг/мл; при мХНВ в среднем – 21,70±24,89 пг/мл).

    Все выявленные признаки свидетельствуют о более высоком уровне ишемии и воспаления, глубоком дисбалансе цитокинов у данных пациентов, что позволяет предварительно отнести их к прогностически неблагоприятным в плане эффективности анти-VEGF-терапии у пациентов с миопической ХНВ.

    Заключение

    К прогностическим признакам недостаточного эффекта анти-VEGF-терапии можно отнести большие размеры СНМ, исходно высокие (для мХНВ) уровни VEGF и провоспалительного цитокина IL-2, а также низкий уровень тромбоцитарного фактора роста PDGF. Необходимы дальнейшие исследования для определения прогностических признаков, детерминирующих эффективность анти-VEGF-терапии при миопической хориоидальной неоваскуляризации.


Страница источника: 89-91

Просмотров: 264