Онлайн доклады

Онлайн доклады

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Пироговский офтальмологический форум

Пироговский офтальмологический форум

Кератиты, язвы роговицы

Вебинар

Кератиты, язвы роговицы

Актуальные вопросы офтальмологии

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Сателлитный симпозиум

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Все видео...

Исцеление здравым смыслом


    

Цементируют общество не лозунги и милиция, а экономические связи. Именно рынок разделит безликую массу на индивидуальности, научит уважать человека, ценить личность, разрушит иллюзию выделяемого государством счастья по карточкам, лимитам и фондам.

    Взгляд известного офтальмолога, борца с рутиной в науке, медицине и экономике Святослава Федорова на то, как мы живем и что следует сделать, чтобы жить лучше, – надеемся, будет интересен читателю. Об этом статья народного депутата СССР, члена-корреспондента АН СССР, генерального директора Межотраслевого научно-технического комплекса «Микрохирургия глаза».

    До сих пор, читая наши газеты, все еще порой натыкаюсь на многословные постановления: как мы должны хорошо работать в сельском хозяйстве, в строительстве, в образовании и так далее. Поражаюсь: как можно плодить такие документы, состоящие из призывов и заклинаний? И это называется – мы боремся с административно-приказными методами управления! Опять очередные призывы, которые кончаются очередными командами.

    Да мы все давным-давно научились уклоняться от любых команд, потому что если нет экономических рычагов – всегда можно «втереть очки» любому начальству, свалить вину на кого угодно.

    Все эти постановления ничего не дали за 70 лет, кроме того, что нет бумаги для книг. Пусть бы эти чиновники сидели на своих местах, ели наш народный хлеб, но только не мешали работать.

    Слава богу, от этого удалось избавиться нашему коллективу. Социализм, как я его понимаю, – это защита всех людей, а не только богатых, от болезней, несправедливости, от старости, неожиданностей, несчастных случаев. Это система, которая защищает человека, но в то же время дает ему возможность полностью проявить, раскрыть себя. Которая не ограничивает никакой труд, никакое творчество, не загоняет ни в какие экономические или психологические рамки. Думай и делай все, что хочешь, – только не мешай, а помогай людям. Помогай себе, другим, всем – мешать нельзя! Вот единственный лозунг, имеющий право на жизнь.

    Мы создали общество, где человек часто не может применить свои силы с пользой для себя и для других. Особенно в трудном положении молодежь: она не может честным трудом заработать себе на интересную полнокровную жизнь. Это же молодые ребята. Им нужно красиво одеться, нужна квартира, машина, дача. Им нужны деньги, чтобы построить семью, свить гнездо. Мы же вырождаемся как нация, потому что у молодых нет денег, чтобы заводить детей.

    У нас на комплексе средний возраст работающих – 35– 36 лет. Работают как черти, зато и зарабатывают хорошо. Около 1 тысячи рублей в месяц, за год и машину купить могут. Больные обретают зрение, цена операции на четверть ниже, чем в стране, мои ребята распрямляются как люди, женятся, рожают детей, имеют возможность нормально их воспитывать.

    Всем хорошо! Кому плохо? Бюрократии: ах, почему ваши медики так хорошо живут? Многие люди в науке, по моим наблюдениям, после 40–45 лет уже с трудом осваивают, а тем более генерируют новое, а после 50 это уже почти невозможно. Люди привыкают к своим стереотипам, к своему образу жизни. Новое ломает эту жизнь и эти привычки. Это раздражает людей, они готовы бороться с новым, на баррикаду против него пойти, лишь бы сохранить то, к чему привыкли. Я думаю, только один человек из десяти способен меняться, работать и жить по-новому.

    Сложность перестройки в том, что всей экономикой у нас в стране ведают в основном пожилые люди. Всем директорам крупных заводов – от 50 до 60 лет. Не говорю уже о министрах. Разве эти люди способны поломать любимый и нужный им стереотип? Да никогда! И это одно из главных препятствий – нежелание менять свое поведение тех экономических боссов партийно-хозяйственного актива, которые в общем-то и владеют страной и нашим общим народным имуществом.

    Мы отдали это имущество в руки пожилых, а то и просто очень старых людей. Нас к нему не допускают, не дают делать на нем новые и хорошие вещи, не дают быстро контактировать друг с другом, разламывать эти искусственные перегородки между одним министерством и другим, между потребителем и изготовителем. Мы теряем связи, мы не нужны друг другу.

    Это у нас в МНТК «Микрохирургия глаза» мы интересны и необходимы друг другу, потому что зависим именно от себя самих. А ведь в других клиниках и институтах каждый врач или сестра зависят от начальника отделения, тот – от директора и т. д. Все отношения идут по вертикали. Вся экономическая выгода рождается из отношений «начальник – подчиненный».

    Эту систему у себя в МНТК мы сломали.

    Обновление сейчас расчищает путь к демократическому и свободному социализму, принцип которого прост и ясен: от каждого по способностям, каждому – по труду. Мы только сейчас на деле доказываем справедливость мысли Маркса о том, что истинно коллективное владение орудиями производства оказывается намного более эффективным, чем владение орудиями производства одним, даже гениальным менеджером, но с армией наемников. Долгие десятилетия в нашей стране эту мысль искажали и извращали, как только могли.

    Наш опыт доказывает, что перестройка – дело вполне реальное, оно нам по силам. Ее можно совершить за несколько лет, если за дело возьмутся все трудящиеся, которые получат в свое полное распоряжение орудия производства, может быть, в виде аренды. Самое важное для успеха – это раскрепощение человека, создание всех условий для его профессионального роста, интенсивного труда и полноценного отдыха. Свобода человека начинается, по моему мнению, на экономическом уровне. Основное и незыблемое условие ее, которое у нас раньше повсеместно нарушалось, – это возможность хорошо работать и получать за это соответствующую плату. Социализму как воздух нужны реальные, а не мнимые хозяева собственности и настоящий рынок. Только он может привести к успеху умелых и добросовестных людей и показать, чего стоят бездари и бездельники.

    У нас в МНТК реальными владельцами собственности государства стали сами сотрудники. Все, начиная от дворника, подметающего дорожки под окнами, до меня, генерального директора. Мы взяли институт, со всеми его операционными блоками и лабораториями, стационаром и поликлиникой, экспериментально-техническое производство и все прочее в аренду на 30 лет. И выплачиваем государству в бюджет ежегодно арендную плату в размере трех процентов стоимости основных фондов.

    Для этого каждый внес свой пай. Естественно, сразу пришла идея создавать не только большой доход, но и чистую прибыль. В конце года коллектив-арендатор сам решает, куда ее направить. При большой прибыли часть ее вносим в фонд долевого участия. Это означает, что все получают дивиденды.

    Только за первые полгода аренды отложили в фонд долевого участия два миллиона рублей. И каждый сотрудник получил сумму, втрое больше его первоначального вклада. Создали «фонд социальной защиты», куда перечисляем часть прибыли. Отправляется человек на пенсию – и к государственной пенсии ему идет солидная надбавка. Уходит женщина в декретный отпуск – ей дополнительно к государственному пособию доплачивается крупная добавка, пока малыш не достигнет полуторагодовалого возраста. Сотрудники пользуются бесплатными обедами. Вдвое больше, чем в других медицинских учреждениях выделяем денег на питание больных.

    Мы стали хозяевами своего дела. Все, каждый работник, а не только администрация, стали стремиться к получению максимальной прибыли. А в медицине это возможно только при том условии, когда повышается качество лечения: ведь пациент не уходит от нас больным, если уж мы взялись за его лечение. Число осложнений после операций резко сократилось.

    Сегодня мы сотрудничаем с 23 странами по экспорту своих изделий и технологий и с 20 странами – по импорту инструментария и аппаратуры, и сотрудничество это быстро расширяется. Мы продаем, например, оригинальные изделия и инструменты для операций. Это искусственные хрусталики глаза, кератопротезы, специальные линзы, алмазные ножи практически для всех микрохирургических операций.

    Лечим и иностранцев. Пройти у нас лечение желают достаточно много граждан зарубежных стран. Прием, диагностику, консультации и размещение таких пациентов мы ведем в собственном пансионате. Это позволяет каждому из них получить, кроме обычных видов обслуживания (питание, услуги переводчика, транспорт), круглосуточный медицинский контроль и все необходимые процедуры послеоперационного долечивания. Благодаря этому избегаем осложнений и значительно сокращаем восстановительный период. За 10–14 дней лечения каждому пациенту предоставляем возможность посетить музеи, театры, выставочные залы и другие достопримечательности Москвы.

    На территории комплекса наше совместное советскофранцузское предприятие «Ирис», организованное по соглашению с фирмой «Буип» (она участвует в сооружении тоннеля под Ла-Маншем), начало строить новый отель экстра-класса, категории ***** для иностранных пациентов. С вводом этого отеля мы сможем принимать таких пациентов намного больше. Ведем переговоры и об открытии специальных диагностических центров в Париже и Лондоне, чтобы специалисты МНТК на месте отбирали больных для отправки в Москву на операцию. Наш комплекс с помощью фирмы «Ллойд Верфт» (ФРГ) оборудовал замечательный корабль-операционную «Михаил Булгаков».

    Как известно, в Советском Союзе государство оплачивает лечение каждого больного. Чтобы эти средства попали именно к нам, с самого начала мы решили добиться, чтобы стоимость лечения в МНТК была заметно ниже, чем в других глазных клиниках, – примерно на четверть. Так и получилось. И тем не менее наши врачи зарабатывают в 3–5 раз больше других офтальмологов. Вот что дает экономика, основанная на здравом смысле.

    Главное, я считаю – делать свое дело на самом высоком уровне, предъявлять друг другу самые жесткие требования. Там, где немножко соврал, схалтурил, «схимичил» – потом обязательно начинается разложение, начинается с мелочей. Ничто не может служить оправданием плохой работы, как музыканту не простят плохой игры, если у него «по объективным причинам» были плохо натянуты струны или сломался смычок. На мой взгляд, в Советском Союзе созрели условия для повсеместного перехода на аренду. Пусть не идеальные – но работать почти всем так, как мы, можно.

    Почему же не работают? Почему мы бежим одни, как штурмовой батальон, а все остальные отсиживаются в окопах и ждут: как там, шлепнут Федорова или нет? Окружат? Погиб? Пожилые боссы нашей экономики не хотят рисковать. Зарплата у них достаточно высокая, чтобы не думать о куске хлеба. Зачем им делать, как я?

    Примерно год, пока мы осваивали метод коллективного подряда, я не начислял себе больше оклада. Получал в два раза меньше, чем мог. Это чтобы бюрократы не подняли крик: Федоров под себя гребет! Потом понял: это же только на руку тем, кто отсиживается в окопах. Наши магнаты дрогнут, когда поймут, что можно зарабатывать значительно больше, чем они сейчас получают. И стал я получать, как и положено по условиям аренды. Теперь мой заработок – около 1800 рублей в месяц. Когда дойду до 2 тыс. – может быть, «окопники» поймут, что аренда дает много не только рядовым, но и начальству.

    Другого метода убеждения я не вижу. Потому что в наших условиях пока делается не то, что выгодно рабочему, а то, что выгодно начальникам. Так происходит в любой иерархический системе.

    Меня часто спрашивают, как я отношусь к въевшимся в нашу жизнь мертвой хваткой льготам и привилегиям для всякого рода и ранга руководителей. Считаю это абсолютным безобразием. Когда начальники, наконец, поймут, что в наших магазинах ничего нет, на рынках все дорого, везде грязь и запустение, дороги плохие, когда они будут ездить не в лимузинах по специальной полосе, а вместе со всеми людьми – только тогда они получат информацию об истинном положении дел. Ведь многие из них просто не знают, как и чем живет основная масса граждан. Они живут в потустороннем, но реальном мире спецсоциализма, а все мы, грешные, – в мире утопического нашего социализма.

    Сейчас я вместе с единомышленниками вывожу наш комплекс, наш коллектив из утопического социализма в реальный. Но в нем пользуются благами не избранные, не по уровню должности, а все, кто работает как следует. Почему это возможно? Потому что мы сами владеем орудиями производства, доходами, прибылью, сами ее распределяем, «откупились» от чиновников благодаря аренде. Мы вкладываем свои деньги туда, куда решаем сами, а не кто-то это делает за нас.

    Сейчас мы поднимаем на ноги ферму в селе Протасове под Москвой, которую арендовали у совхоза «Менжинец». Я подумал: почему не попробовать нашу систему, по которой живет и процветает наш МНТК – платить за труд те деньги, которые он и стоит, – на селе? Каждому по труду – этот принцип может делать чудеса везде. Но при условии, что никто не будет командовать «от сих и до сих» и не будет устанавливать «потолков». Мы в МНТК «питаемся» от вылеченного больного: вылечили – получили, больше вылечили – больше и получили. На ферме все будут «кормиться» от надоенного литра молока и выращенного килограмма мяса. Надо на деле раскрепостить крестьян, и они смогут работать с интенсивностью в 3–5 раз выше, чем сейчас. И прекрасная наша русская земля может дать в 5 раз больше дохода, чем она дает сегодня. И в животноводстве, и в зерновом хозяйстве, и где угодно.

    Мне говорят: в деревне грязь, там разучились работать, пьют. Я отвечаю: да, они привыкли к грязи, любят выпить. Но чем им там заняться? Когда мы взяли ферму в аренду, то собрали людей и объяснили: будете надаивать 4500 литров, как сейчас – ваша зарплата 450 рублей, 6 тыс. литров молока – 650 рублей и так далее. За три недели после того разговора удой вышел на полторы-две тонны больше, чем раньше. Сейчас доярки надаивают почти в 2 раза больше, чем прежде, и получают 650– 750 рублей. Так мы научим сначала людей работать в коллективе, потом построим семейные фермы и раздадим стадо фермерам, по 25–30 коров, дадим и поле по 60–70 гектаров для заготовки кормов. Такая семейная ферма может заработать за год до 50 тыс. рублей: 15 тыс. в течение 15 лет они будут выплачивать за ферму, а 35 тыс. – останется в семье.

    Построят себе крестьяне прекрасные дома с газоном, гаражами, саунами, будут ездить на своих машинах в московские театры и музеи, когда захотят. И пьянствовать им будет недосуг.

    Тогда даже многие из нас, медиков, выйдя на пенсию, рванут из задымленной и перенаселенной Москвы на чистый деревенский воздух, к березам и соснам. Город изжил себя как жилище человека. Если деревня будет кормить его лучше, чем город, и будет иметь условия жизни роскошные, и каждый получит там полгектара-гектар земли – все мы будем согласны ехать даже час на машине до места работы. А то и вертолет купим у американцев, будем летать за считанные минуты.

    Развал в сельском хозяйстве имеет в основе своей те же причины, что и стагнация в промышленности, застой в науке. В целом ряде направлений медицинской науки мы плетемся в хвосте. Почему? Наши ученые никак не связаны с конечными результатами своей деятельности. Они живут от написанных статей, от отношений с начальством, друг с другом, но не от сделанного – от открытия новейшего технологического процесса. Академия наук и Академия медицинских наук держатся на обычных связях: ты – мне, я – тебе…

    Для науки у нас сегодня практически нет рынка. Кому нужен ученый, открытия которого экономически никому не нужны? Министр, используя его открытие, ни копейки не получит, директор предприятия и рабочий – тоже.

    Только лишняя головная боль. У нас есть скорее научный антирынок, то есть система резкого сдерживания науки. В Академии наук идет одна болтовня: как работать лучше, хотя работать лучше невозможно, так как нет социального заказа, нет спроса на научные идеи, на оригинально мыслящего ученого.

    У нас в комплексе этот спрос есть. Мы с удовольствием «покупали» бы классных ученых. Нужен, например, высококвалифицированный химик по силикону, чтобы разработать поверхности, которые не раздражали бы ткани. Согласились бы платить ему по 2 тыс. в месяц, только бы он добился, чтобы за год наши искусственные хрусталики стали полностью инертными. С помощью светлых умов нашли бы новые материалы, которые заменили бы некоторые части глаза, дали возможность заменить зрительный нерв. Создали бы искусственный глаз…

    На Западе все просто. Если у тебя есть деньги – снимай трубку, приглашай со всего мира нужных тебе специалистов, арендуй помещения, заказывай оборудование – и раскручивай дело! Когда-нибудь и все в Советском Союзе так будут работать. А сейчас пока только мы в МНТК создаем реальную модель клиники и науки, при которой персоналу интересно работать, а пациенты получают квалифицированную медицинскую помощь. Показываем всем: не боги горшки обжигают, обычные люди могут делать чудеса, если включить их в нормальные экономические отношения.

    Сегодня у нас почти всеми орудиями производства распоряжаются бюрократы. Но разве может государство справляться с собственностью? Зачем бюрократу, не работающему на этой собственности, ею владеть? Это же нонсенс! Любой помещик всегда отдавал свою собственность в аренду или брал хорошего управляющего. Свободные люди платили за аренду помещику, пока он разучивал мазурку в Париже. Мы предлагаем то же: пусть бюрократы разучивают менуэты, и мы им будем платить 3–5 процентов, только чтоб не мешали. А остальное – налог государству. Но и эти деньги мы хотим контролировать, чтоб правительство их не забивало в дамбы поперек Кара-Богаз-Гола, «осушение» Арала или поворот северных рек.

    Вот готовая модель завтрашней экономики. Интересная. Простая. С прямыми горизонтальными связями. Со стимулами для развития науки. Удобная для людей. Чего же еще выдумывать? Чего бояться? Мешает неверие в свои силы, в рабочий класс, в крестьянство. В возможность жить в условиях социализма не бедно, а богато.

    Вбито во многие головы, что социализм – это уравниловка. Это идет еще от Троцкого, от Сталина: если собственность принадлежит людям – она плоха, она должна быть ничьей. Все надо стащить в один двор, пусть ржавеет, но не будет чьей-то, даже коллективной. Так и получилось, что все, что у нас в стране есть, никому не принадлежит.

    Ученые-экономисты нас вниманием не балуют. Приходят иногда чаю попить или глаза показать… И чего ходят вокруг? Я считаю, что наша экономическая модель успешно работала бы на любом производстве, где нет большой номенклатуры продукции, где можно увидеть или просчитать труд каждого. Это промышленные гиганты не в состоянии работать иначе, как на «рабовладельческих» тарифных ставках. Там трудно вычленить в подсчетах труд отдельного человека.

    Сейчас у нас директора сборочных предприятий кричат криком: меня никто в срок не снабжает! Дайте мне экономическую полицию! Дайте мне супер-Госплан, который заставил бы смежников снабжать меня комплектующими! Как же так? В любой стране стать поставщиком выгодно, а у нас – нет. Ведь это же работа, сбыт, развитие. Значит, надо сделать это выгодным. Я считаю, что начала нравственности растут из экономики, мораль рождается из справедливого обмена. Это начало всех начал. И перестройка пойдет быстрее, когда будет развязан этот гордиев узел нашей экономики.

    Наш народ жаждет перемен, свободы экономической, духовной и творческой. Не сомневаюсь, что он заставит правительство – а эта возможность у него теперь есть благодаря своим депутатам – создать социалистический рынок, который объединит всех людей страны, всех наций и народностей. Цементируют общество не лозунги и милиция, а экономические связи. Именно рынок разделит безликую массу на индивидуальности, научит уважать человека, ценить личность, разрушит иллюзию выделяемого государством счастья по карточкам, лимитам и фондам.

    Сегодня многие люди, трудовые коллективы готовы работать по-настоящему. Но запреты, ограничения, постановления и инструкции, принятые аж в двадцатые-тридцатые годы, не дают. Да и не в бумагах дело, а в бюрократии: она панически боится утверждения нормальной самоуправляющейся экономики, ненавидит рыночные отношения. Ведь они вырывают у нее из рук все нити управления. А ей самой на рынке нечего продавать, нет ни таланта, ни умелых рук. Но если таких, как наш МНТК, будет достаточно много, то мы сами найдем друг друга, будем поддерживать, торговать, договариваться, поднимем своими руками антибюрократическую экономику. Перестройка уже дает плоды: логика настоящей экономики, затрат, цифр, прибылей начинает срабатывать. Надеюсь, доживу до того времени, когда эта логика станет определяющей для всего нашего государственного хозяйства. Смять нас теперь уже трудно.

    

    «Бизнес. Восток – Запад», 1990 г., № 1


Страница источника: 13-22

OAI-PMH ID: oai:eyepress.ru:article23383
Просмотров: 1430




Johnson & Johnson
Alcon
Bausch + Lomb
Reper
NorthStar
ЭТП
Rayner
Senju
Гельтек
santen
Акрихин
Ziemer
Eyetec
МАМО
Tradomed
Nanoptika
R-optics
Фокус
sentiss
nidek