Онлайн доклады

Онлайн доклады

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Пироговский офтальмологический форум

Пироговский офтальмологический форум

Кератиты, язвы роговицы

Вебинар

Кератиты, язвы роговицы

Актуальные вопросы офтальмологии

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Сателлитный симпозиум

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Все видео...

Четыре года свободы


    Беседу с известным офтальмологом, народным депутатом СССР Святославом Федоровым ведет политический обозреватель «Правды» Томас Колесниченко

    Т. К.:Меня, как и многих других, давно привлекает ваш опыт, Святослав Николаевич. Получается парадокс. Наша экономика в глубоком кризисе. Кругом растут трудности, а ваш, я бы назвал его бизнес, процветает. И я имею в виду не столько микрохирургию глаза, сколько саму модель, организацию труда, менеджмент – одним словом, весь ваш хозяйственный эксперимент. Это тем более интересно, что мы сейчас опять как бы стоим перед дилеммой – по какому пути идти. Одни за «социалистический выбор», другие тянут нас к капитализму. Но социализмом клянутся и бюрократы административно-командной системы, выступающие за косметические изменения, и те, кто за «регулируемый рынок», и «чистые рыночники». Кстати сказать, на Западе редко встретишь откровенную апологетику (во всяком случае, так было до последнего времени) капитализма. Его там предпочитают называть «демократией», обществом «свободного рынка», «свободным предпринимательством» и т. п. А какую модель выбрала ваша фирма?

    С. Ф.:Оперировать сегодня лишь понятиями «социализм» и «капитализм» – значит только запутать существо проблемы. Необходима новая классификация. Жизнь сегодня не укладывается в старые термины и догмы.

    Т. К.:Но ведь социалистическая идея родилась чуть ли не на заре человеческой цивилизации.

    С. Ф.:Элементы социалистического построения общества в разной степени существуют сегодня в любой стране. В тех же суперкапиталистических США вы не умрете с голоду, если потеряете работу, так как будете получать пособие. В старости вы получите пенсию, на которую сможете нормально жить. А если посчитать социальные привилегии в Финляндии, Швеции, ФРГ, то надо будет признать, что эти страны при свободном рынке являются, если хотите, «социалистическими». С другой стороны, «у них» присутствует и то, что нам никак не надо перенимать. Поэтому лучше вообще отказаться от всех «измов» и судить об обществе по степени его гуманизма и легкости жизни в нем нормальному человеку.

    Т. К.: Уже всем ясно, что без рынка не обойтись. Но много споров о том, куда он нас приведет. Некоторые считают, что регулируемый рынок – это жареный лед. В любом случае нужна гарантия, чтобы рынок, как когда-то овцы в Англии, не «съел людей».

    С. Ф.:Да, у нас только один путь – это рынок, экономическая свобода и торговля. А гарантией, о которой вы говорите, должны стать гуманизм и демократия. Необходимо высшими ценностями государства признать те ценности, которые являются главными для нормального гомо сапиенс. И государство должно служить интересам личности, а не наоборот. Не может быть государственных интересов, оторванных от интересов личности. Построение каких-то социальных моделей без желания большинства членов общества является преступлением. Казарменный социализм за 73 года показал свою антигуманную суть, сделав человека придатком государственной машины, разрушив мораль, нравственную культуру народа, не сумел резко поднять производительность труда и поставил страну на грань голода и разрухи. Выход из этого – вернуть рынок, деньги, торговых людей.

    Т. К.: А как ваша модель смотрится, если ее сравнить с американской?

    С. Ф.:Американская система экономики – это интенсивный рынок с мощной агрессивной конкуренцией. Она достигает больших технологических результатов, но при этом жестко экономически принуждает людей интенсивно трудиться. Кроме того, в экономике США орудиями производства владеют не более 15 процентов работоспособных людей, остальные являются наемными рабочими. Короче, эта система в первую очередь направлена на производство все более совершенных изделий, а не на все лучший жизненный уровень самих производителей. Экономическая система нашего МНТК «Микрохирургия глаза» взяла все хорошие стороны рыночной экономики США, но исключила экономическое принуждение, наемный труд, замкнула каждого трудящегося на конечный результат, включая владение частью прибыли. Однако главное, что при нашей системе целью всей деятельности коллектива является создание за счет честного и добросовестного труда высокого уровня жизни, полной социальной защищенности, оптимизма и уверенности в будущем. Очень интересно, что основы данной системы просты, всем понятны и практически универсальны.

    Т. К.: Как преодолеть отчуждение производителя от средств производства? Ведь наша экономическая система пока что не нашла ответа на этот вопрос.

    С. Ф.: Наша модель строится на совокупности четырех основных положений: орудия производства принадлежат коллективу, аренда, выкуп, произведенный продукт у нас – это вылеченный больной, оцененный государством по нормативу оплаты, – также принадлежат коллективу. Полученные средства, как доходы, так и прибыли, опять-таки распределяются коллективом. Практически у всего коллектива создается мотивация к высокой интенсивности труда, как у человека-хозяина.

    Т. К.: Пока что все, что вы говорите, вполне укладывается в рамки нашей системы.

    С. Ф.:Самое интересное, что все эти положения являются основой социализма по Марксу. Вспомним «Манифест Коммунистической партии»: «В ходе развития исчезнут классовые различия и все производство сосредоточится в руках ассоциации индивидов».

    Т. К.: Можно ли такую модель распространить на другие отрасли хозяйства? В США, например, двигателем экономики является конкуренция. Там высокая производительность труда, причем прежде всего в сфере крупных, иногда гигантских производственных корпораций.

    С. Ф.: Отвечу вопросом: а могут ли сегодня США создать на принципах наемного труда систему клиник, которые производят 300 тыс. глазных операций в год с процентом осложнений в десять раз меньшим, чем есть у них сегодня? Это по плечу только ассоциации свободных производителей, которые работают на себя, отдавая обществу свой высококачественный труд. Я уверен, что такие ассоциации являются настолько высокопроизводительными, что на рынок западные развитые страны их пускать не будут, несмотря на разговоры о том, что их принципом является честная конкуренция. Примеры эти у нас уже имеются.

    Т. К.: Как распределяется у вас прибыль? Ведь у нас немало прибыльных предприятий, а выручка, растворяясь в различных «фондах», так и не доходит до непосредственного производителя.

    С. Ф.:Ежедневно на большом табло все сотрудники видят заработанные вчера средства. Каждый из нас знает долю своей бригады и поэтому, посмотрев на табло, быстро прикидывает, сколько бригада вчера заработала. Разделив бригадную сумму на количество ее членов, можно узнать средний заработок каждого человека в бригаде. Кроме того, на табло показана чистая прибыль на сегодняшний день, и уже можно рассчитать приблизительную сумму выплаты на свой пай в конце года. Дело в том, что при переходе на аренду каждый из нас из личных своих средств внес арендную плату – 520 рублей. Было собрано 600 тыс. рублей наличными, и эти деньги были переведены Минздраву РСФСР. Это было в августе 1987 года, затем уже из прибыли ежегодно эта сумма переводится нами в министерство. Выплаты своеобразных дивидендов составляют на сегодня от 2500 до 2700 рублей каждому сотруднику, имеющему пай. Этот пай имеют практически все. При уходе с работы пай возвращается.

    Т. К.:В Америке профсоюзы сейчас озабочены повышением не столько зарплаты, сколько пенсий, хотя, как правило, их две. Одну выплачивает фирма, другую – государство.

    С. Ф.: Кроме возвращенного пая, уходящий от нас на пенсию человек получает нашу пенсию в размере 10 рублей за проработанный год. Если это 15 лет, то соответственно 150 рублей ежемесячно плюс, естественно, государственная пенсия. Кроме денег, наши сотрудники имеют бесплатное питание на 2 рубля в день. Они получают бесплатно картофель, который выращивается в нашем арендованном отделении совхоза.

    Т. К.:Вы лично миллионер? Простите за некорректный вопрос, но вокруг кооперативов, процветающих фирм много разговоров. У нас не столько боятся бедности, сколько богатства.

    С. Ф.: Нет, я просто обеспеченный человек, который не думает, можно ли купить на базаре пару килограммов клубники или поехать отдыхать на юг. Моя зарплата находится в прямой зависимости и, если хотите, ограничивается зарплатой наших санитарок. На совете трудового коллектива мы решили, что директор не должен иметь в месяц заработок более чем в 4,5 раза больше самой низкой у нас оплаты труда. Поэтому я стараюсь заработок санитарок сделать максимальным, а это позволяет нам увеличить и заработок медсестры, который может быть в два раза больше, а также и врача, у которого имеется коэффициент три, то есть три заработка санитарки. Сегодня нам удалось довести заработок санитарки до 300–350 рублей. Таким образом, и моя зарплата составляет около полутора тысяч рублей.

    Т. К.: А если санитаркам еще больше повысить зарплату? Другими словами, есть ли у вас предел или прибыль неограниченна?

    С. Ф.: Для того чтобы стимулировать предпринимательскую деятельность руководителей комплекса, советом трудового коллектива было принято решение о выделении им в виде зарплаты трех процентов от чистой прибыли. Это дало бы мощный стимул к активной хозяйственной работе группы руководителей из четырех человек. Предполагалось, что при этом любой руководитель не имел бы никаких личных бесплатных привилегий, за все он обязан был бы платить комплексу. Директор смог бы при 5-миллионной прибыли получить 50 тыс. в год. Его ежемесячная зарплата составляла бы небольшую сумму, однако в конце года производился бы окончательный расчет. При этом директор и его заместители должны были бы оплачивать персональный транспорт и любые другие привилегии.

    Т. К.: Что же вам мешает?

    С. Ф.: Закон о налогах сделал невозможным применение этой прогрессивной, с нашей точки зрения, системы оплаты труда руководства.

    Т. К.:Опять мы упираемся в проблему богатых. Чиновники спасают, условно говоря, санитарок от имущественного неравенства, а те как раз и заинтересованы в прибыли. Может быть, как-то вовлечь в этот круговорот и самих чиновников? Тогда и зависть исчезнет, не так ли?

    С. Ф.: Если бы сегодня оплата труда любого высокого бюрократа зависела от величины прибыли, то исчезло бы само понятие «бюрократ». Появился бы слой активных менеджеров, а страна получила бы миллиарды рублей прибыли. Непонятно, почему прекрасный принцип – каждому по труду – не применяется к тем, кто ворочает в стране миллиардами и миллионами народных денег, огромными производственными мощностями. Алогизм!

    Т. К.:Много разговоров о «деревне Федорова». Какая тут связь с микрохирургией глаза?

    С. Ф.:Введение аренды с коллективным подрядом в 1986 году привело к лавинообразному повышению качества и производительности труда. Ежегодно рост производительности труда составлял почти сто процентов. Мы поверили в свою модель – аренда плюс коллективный подряд – и стали усиленно ее рекомендовать и пропагандировать. Однако и в Госплане и в министерствах наш успех объясняли чем угодно, кроме работы в новой экномической системе. Главными возражениями были уникальность нашего труда, высокий общий интеллект коллектива, высокий уровень технологии и пр.

    И тогда возникла идея взять в аренду колхоз или совхоз и там применить систему оплаты труда и планирования, которая у нас уже работала два с половиной года. Нам повезло. Московский обком КПСС помог нам взять в аренду отделение совхоза «Менжинец», который находится в 50 километрах от нашего института. Совхоз животноводческий, мы получили в аренду 500 коров и 1352 га земли, из них 850 – пахотной. Работало в отделении 96 человек. Доход этого отделения составлял около 700 тыс. рублей, а расходы около 900 тыс. рублей. Фонд заработной платы составлял 140 тыс. рублей, т. е. средняя месячная зарплата была равна 121 рублю.

    Естественно, что при такой оплате труда человек не может и не хочет интенсивно трудиться. Поэтому было решено в фонд зарплаты переводить 42 процента дохода, т. е. 42 копейки от заработанного коллективом рубля. При простом ассортименте продукции очень легко разделить коллектив на функциональные бригады, и они сами устанавливают процент от конечного продукта каждой бригаде.

    Т. К.:И что, уже есть результаты?

    С. Ф.:Взяли мы отделение совхоза 2 января 1989 года, а через четыре месяца коровы вдруг стали давать молока в два раза больше, зарплата у доярок и механизаторов подошла к 800 рублям в месяц. Пришло лето с травой и свежим воздухом, молока стало еще больше, и зарплата у всех поползла вверх. У ряда доярок она перешагнула за 1000 рублей. Повалил к нам молодой народ, ряд пожилых работников ушел на пенсию или в другие совхозы. Ведь труд стал интенсивным, а привыкли трудиться с прохладцей. Чистый доход растет, несмотря на значительно увеличивающуюся оплату труда, которая в этом году составит 900 тыс. рублей, остальная часть дохода достигает 1,5 млн рублей. Уже можно строить дома, покупать технику, думать о строительстве своего магазина, культурного центра, школы.

    Эти планы начинают реализовываться. А главное, люди начали улыбаться, жизнь налаживается. Пьянство исчезло, появилась вера в будущее. Работают коллективный подряд и коллективная собственность на произведенный продукт. Возникают идеи полного выкупа средств производства и земли, а там свобода.

    Т. К.: Получается так, что ваш метод универсален. Стоит вам к чему бы то ни было приложить руку, как появляется прибыль? Какие еще примеры вы можете привести?

    С. Ф.: Основой экономической жизни нашего коллектива является госзаказ на лечение огромного числа наших сограждан. Однако инициативу людей нельзя загнать лишь в госзаказ. Многие отделы института зарабатывают средства и производством новых пластических материалов для хирургии, созданием совместных предприятий по телефонизации Москвы и многими другими способами. Например, транспортный отдел института отдает в аренду автомашины иностранным бизнесменам. Часть заработанных средств – 10 процентов – идет на оплату труда работников гаража, а остальные – на научные исследования и закупку медицинского оборудования. За полтора месяца гараж зарабатывает достаточно средств, чтобы купить новую машину типа «Волга». Для того чтобы с наших полей напрямую дойти до покупателей Москвы, мечтаем открыть четыре-пять магазинов. Тут будут и молочный магазин, и овощной, а может быть, и магазин одежды.

    Т. К.: Во всех ваших начинаниях, как я понял, не последнюю роль играет наличие конвертируемой валюты. Вам удалось осуществить мечту многих предприятий – выйти на международный рынок. Легко ли это, ведь надо преодолеть конкуренцию?

    С. Ф.:Стимул к труду на базе справедливого распределения дохода сделал наш институт настолько конкурентоспособным, что мы получаем предложения от бизнесменов со всего мира. Предлагают построить глазные клиники-филиалы в Германии, Испании, Малайзии, Таиланде, Индонезии, США, Франции и др. Условия очень выгодные для нас, так как мы вкладываем свои ноу-хау и предоставляем медицинские команды. Но разговоры о том, что капитализм – это свободная конкуренция, не соответствуют действительности. Наши конкуренты – глазные врачи и медицинские ассоциации практически всех стран – организуют бюрократическую блокаду под различными соусами. Тут и не тот диплом, и необходимость получать разрешение общества офтальмологов той страны, где намечается открыть клинику, специальные экзамены за шесть лет мединститута и многое другое. Казалось бы, главное право каждого человека – это выбрать врача и клинику, которой он хочет доверить свою жизнь. Не тут-то было, хочешь лечиться в МНТК «Микрохирургия глаза» – поезжай в Москву. Страховое общество твое лечение оплачивать не будет. Как мы видим, свободой выбора и метода лечения и места лечения тут и не пахнет. Поэтому вместе с Совкомфлотом СССР нами создан корабль-клиника «Петр Первый», сейчас он стоит на Кипре, и ежедневно там проводится около 25–30 операций больным из разных стран.

    Т. К.:Не страдает ли при таком количестве качество лечения? Западные пациенты довольны?

    С. Ф.:Качество нашего лечения гарантирует 99 процентов успеха, что намного выше, чем в большинстве глазных центров в мире. Эта работа дает нам огромное удовлетворение, возникает чувство гордости за свою страну, возникает уверенность в своих силах, вера в перестройку. Несмотря на сопротивление наших конкурентов, мы заканчиваем оборудование небольшой клиники в Риме, открываем совместную клинику в ноябре с. г. в Дубае (Арабские Эмираты), планируем открытие совместной клиники в США.

    Т. К.:Нам остается только радоваться за пациентов за рубежом. Когда же все это придет к нам и не только в области офтальмологии, но во всей медицине?

    С. Ф.: Сегодня медицина превратилась из полукустарного промысла в мощную технологическую отрасль. Лечение человека – это технологическая цепочка, состоящая из диагностики, анестезии, хирургии, послеоперационного лечения и многого другого. Команда врачей может осуществить эти все стадии на высоком уровне, один врач – нет.

    Я уверен, что сегодня медицина должна разделиться на три слоя или категории. Нахождение ранних проявлений болезни – семейный врач. Их нам надо около полумиллиона. Затем врачи-диагносты по отдельным группам заболеваний, которые работают в специализированных диагностических клиниках. Например, диагностическая клиника по сердечно-сосудистым заболеваниям, или диагностическая клиника по желудочно-кишечным заболеваниям, таких врачей необходимо около 150 тыс. Если же диагноз поставлен и необходима хирургия, то должны быть полностью оборудованные хирургические специализированные клиники: хирургия сердца и сосудов, хирургия желудка и кишечника и т. д. Для этих клиник понадобится 50–60 тыс. врачей. За все лечение больного главную ответственность несет семейный врач. Это как бы домашний адвокат, защищающий ваше здоровье. Совершенно очевидно, что оплата труда врачей должна быть напрямую связана с результатами их работы.

    Сегодня в нашей медицине работает 1,2 млн врачей. По количеству мы переплюнули весь мир, а по качеству трагически скатываемся вниз.

    Т. К.: Вернемся под конец к вашей модели. Правильно ли будет сказать, если определять ее сущность в двух словах, что это русская артель?

    С. Ф.:Пожалуй, это так. Все «измы» основаны на степени справедливости распределения произведенного человеком продукта. Русская артель сама производит и сама делит. Просто и логично. Никто не нужен, кроме самих производителей. Поистине ассоциация свободных производителей, о которой мечтали основоположники социализма. Коллективный подряд – это и есть метод справедливого распределения. Необходимо только, чтобы сам продукт принадлежал производителям.

    Т. К.: Я думаю, что все, что вы рассказали, будет весьма интересно нашим читателям. Хотелось бы, чтобы вы в заключение привели несколько конкретных цифр. Иногда сухие цифры притягательнее любых взволнованных рассуждений.

    С. Ф.:Наш коллектив за четыре года экономической свободы построил новых помещений на 8 млн рублей, закупил импортного оборудования на 12 млн рублей, имеет на счету 23 млн рублей.

    Средняя месячная заработная плата составляет 604 рубля, в сельском хозяйстве – 626 рублей. Основные средства, которые мы хотим выкупить, стоят 19,3 млн рублей.

    После выкупа института у государства мы выпустим трудовые акции – на сумму 4 млн рублей. Каждый сотрудник сможет приобрести их. Планируется на одну акцию (100 рублей) в конце года выдать 25 рублей и 10 долларов США. Все это стало возможным в результате эффективного лечения 610 тыс. советских пациентов и 14 тыс. больных из разных стран в течение последних четырех лет.

    Т. К.: Что это дает каждому работнику коллектива, если можно, тоже в цифрах?

    С. Ф.:Мы решили, что высокий уровень технологии возможен только при создании аналогичного уровня жизни людей, владеющих данной технологией. Коллектив решил вложить в ближайшее время 220 млн рублей в создание высокого уровня жизни каждого члена коллектива.

    

    «Правда», 19.10.1990 г.


Страница источника: 26-35

OAI-PMH ID: oai:eyepress.ru:article23385
Просмотров: 1424




Johnson & Johnson
Alcon
Bausch + Lomb
Reper
NorthStar
ЭТП
Rayner
Senju
Гельтек
santen
Акрихин
Ziemer
Eyetec
МАМО
Tradomed
Nanoptika
R-optics
Фокус
sentiss
nidek