Онлайн доклады

Онлайн доклады

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Пироговский офтальмологический форум

Пироговский офтальмологический форум

Кератиты, язвы роговицы

Вебинар

Кератиты, язвы роговицы

Актуальные вопросы офтальмологии

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Сателлитный симпозиум

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Все видео...

Оправдание системы или покушение на основы?


    

Экономический феномен Святослава Федорова

    Есть один человек, который не так давно купил станцию метро. В самом прямом смысле: обратился к одному из знакомых метростроевских начальников и приобрел одну из заготовленных впрок станций, благо проходка метро отстает от планов, зарыл ее в землю вдали от московского метрополитена, оборудовал там овощехранилище. И все это ему обошлось что-то около полумиллиона. Сегодня ему предлагают миллион только за то, что-бы он взял яблоки на хранение всего на несколько месяцев в это «метро».

    Известно также, что этот же человек обзавелся кое-какой собственностью за границей, и она стала приносить не очень большой, но твердый доход в одноименной валюте. Когда же ему срочно понадобились большие деньги, он получил в одном из банков Лондона кредит в 30 млн долларов, не имея никаких иных гарантий, кроме своего личного авторитета. Он же договорился с французами, и в считанные месяцы в Москве был выстроен шикарный отель. Для того чтобы иметь быструю прибыль, он приобрел долю в новом валютном казино в Москве.

    Он предложил оригинальную конструкцию орбитальной станции, превосходящую по своим характеристикам лучшие мировые разработки…

    Все это – об известном офтальмологе Святославе Федорове. Все, кроме последнего. Это шутка, никаких космических объектов он, конечно, не проектировал. Но мне почему-то кажется, и, полагаю, многие меня в этом поддержат, что если бы он этим действительно занимался, то рано или поздно в его фирме появилось бы что-либо подобное.

    МНТК «Микрохирургия глаза» – достопримечательность Страны Советов. Одна из самых знаменитых. То, что о нем и о его шефе Святославе Федорове написано только за последние три года, измеряется уже не количеством публикаций, а весом – газетные и журнальные вырезки тянут не на один килограмм. Профессиональный и в не меньшей степени коммерческий успех многопрофильного, вернее многоотраслевого МНТК настолько широко известен, что позволяет и без детального введения задаться вопросом: является ли хозяйство Федорова оправданием системы, подтверждением правильности социалистического выбора, позволившего добиться безусловного и признанного успеха? Ведь и Герой он Социалистического Труда. Или то, что создано и, несмотря на общий спад в стране, бурно развивается в этой фирме, является неким чужеродным вкраплением? И сам Федоров, авторитетнейший специалист и блестящий организатор, – не баловень системы, а живой упрек ей, всего добивающийся не «благодаря», а «вопреки»?

    Все о самом Святославе Федорове написано и опубликовано давно – более четверти века назад. Классик отечественной журналистики, один из самых почитаемых известинцев за всю историю газеты Анатолий Аграновский опубликовал очерк о нем в 1965 году. Тот, кто возьмет на себя труд перечитать этот очерк, найдет в нем практически все главное, что и сегодня представляет собой талантливый ученый, упорный, изобретательный, неутомимый, удачливый организатор, или, как надо было бы сказать сейчас – менеджер. Практически все, что написано о нем потом в неспециальной печати (в том числе и самим Аграновским), по сути лишь дополняет или развивает сюжет, намеченный в «Известиях» очерком «Открытие доктора Федорова».

    Успех Федорова один из самых устойчивых, один из самых реальных последней четверти века. Многие знаменитости из различных сфер научной и хозяйственной деятельности за это время забыты или развенчаны, а Федоров и его МНТК с каждым годом все знаменитее. И любой, кто захочет этим примером проиллюстрировать преимущества нашего строя и образа жизни, найдет в нем немало полезного для такой цели. Вот ведь при правильной постановке дела и внимании со стороны партии и правительства можем и в медицине на мировой уровень выйти, да так, что иностранцы со всего света тысячами к нам просятся. И хозяйство можно так организовать, что врач получает на уровне министра, а рядовая санитарка – не меньше шахтера.

    Оставим за скобками офтальмологическую часть, чисто медицинский аспект. Всемирно известных хирургов, музыкантов, шахматистов и других носителей таланта «индивидуального действия» у нас всегда было немало. А вот чтобы такого рода талант создал экономически процветающую организацию да что-бы этот бизнес не просто кормил сытно, а был разносторонним и высококонкурентным, чтобы устойчиво функционировал и расширялся в наших безумных экономических условиях, мы, наверное, не найдем. Уже одно это – повод для отдельного рассмотрения хозяйственной модели МНТК. Ну и на чистом хозяйственном механизме яснее будет ответ на вопрос: не есть ли этот механизм экономическим резервом социализма, полигоном системы или он нечто другое.

    Вероятно, не все знают, что собой представляет сегодня МНТК «Микрохирургия глаза» – сокращенно «МГ». Кроме головного института, клиники в Москве и 12 филиалов по всей России, это еще и два собственных завода (очковых оправ и экспериментальное производство), десяток различных совместных предприятий различного профиля, клиника в Арабских Эмиратах и диагностический центр в Италии, своя внешнеторговая фирма, аграрно-фермерский комплекс (АФК) с тем самым овощехранилищем «метро» и магазины по реализации продукции комплекса. Это и шикарная, по самым строгим международным меркам, гостиница, страховое общество «Зрение», коммерческий банк (участие в нем) с уставным капиталом в 25 млн рублей. Это, так сказать, оглавление, неполное и в самом общем виде, каждая строка которого может быть развернута множеством общеизвестных и совершенно новых подробностей.

    Собственно МНТК «МГ» в его нынешнем виде начинался с того, что Федорову под его клинику, которая занимала часть одной из городских больниц, отвели в 1975 году обширный земельный участок на севере Москвы. Так была заложена основа возможности будущего развития. Эту основу составили два немаловажных фактора. Во-первых, дальновидный организатор не стал претендовать на место в центре города, так как понимал, что если и получит там землю (а предложения были), то в обрез, без всякой надежды на расширение. А на том участке, что он получил в Бескудникове, и сегодня есть где строиться, хотя здесь уже разместились корпуса, построенные в более позднее время, гостиница, новая поликлиника. Во-вторых, за участок не надо было ничего платить – земля не является у нас предметом купли-продажи. И это был уже подарок системы в чистом виде, ибо можно только предполагать, сколько пришлось бы выложить за подобный участок в столице любого другого развитого или среднеразвитого государства.

    Дальше уже, конечно, у Федорова начинаются некоторые особенности. Здание ему построили в рекордно нормативный срок. То есть строители работали не как обычно, а как положено. Надо думать, не обошлось здесь без специфических, присущих системе стимулов. Поскольку медицинские услуги, особенно качественные, всегда были у нас острым дефицитом и получение их, как, например, и земельных участков, связано не с материальными возможностями, а с возможностями положения, сработал некий вариант бартера: офтальмологическая помощь – нормальное строительство.

    Федоров и позже вынужден будет не раз прибегать к подобному способу решения хозяйственных проблем. Любое лицо, даже очень высокое, имеет глаза, а если они не тронуты недугом, то у лица обязательно есть родственники или друзья, мечтающие об операции в знаменитой клинике. Нет слов, такой способ развития, достижения поставленных целей ненормален. Но какой здравомыслящий и лишенный ханжества человек рискнет упрекнуть в этом Федорова? В нашей малонормальной среде трудно добиться чего-то значительного, не отступая хоть в чем-то от принятых в остальном человечестве норм.

    Мы все в той или иной степени зависим от системы, но лишь немногим удается поставить систему хоть в какую-то зависимость от себя. Это дает ему необычайную степень свободы, огромный уровень возможностей. Дальше уже вопрос, как человек использует эту свободу и эти возможности.

    Думаю, специально такой цели Федоров не ставил, но влиятельные и очень влиятельные представители системы, прибегающие к его услугам, в оплату за это помогали ему. Замечательный фокус состоял в том, что они не могли откупиться от него какими-то лично ему адресованными благами. Он требовал нового оборудования, новых помещений, расширения практики применения его технологии. И высокие чины, поддерживая его, идя ему навстречу, имели право чувствовать себя ревнителями общенародного блага, ведь расплачивались они за лично им оказанную услугу проявлением заботы о здоровье народа. В этом Федоров им подыгрывал, вольно или невольно облагораживая строй.

    Конечно, на долгом и трудном пути Федорова всегда были люди и, как у нас говорят, простые, и находящиеся на вершине власти, которые совершенно искренне и бескорыстно помогали обаятельному и напористому мужику, добившемуся мирового признания сыну красного командира. Без этого он, наверное, тоже многого бы не достиг. Но только этого было бы мало и никак недостаточно для победы. Федоров прекрасно изучил правила игры, научился их соблюдать или необидно для системы обходить и добился очень многого для своей фирмы и, естественно, для тех, кто нуждается в его помощи. Если бы, скажем, Артем Тарасов не нарушал вызывающе эти правила, стал бы обходиться с ними, как Федоров (как о предпринимателях, организаторах бизнеса о них вполне можно говорить в одном ряду), он бы сейчас действовал в куда более комфортных условиях. Ну а если бы в ведении его фирмы находилось что-нибудь очень нужное конкретным высоким лицам, например, лучшая в мире балетная школа или завод, выпускающий лучшие в мире слуховые аппараты, то не только спокойно работал бы, но мог бы претендовать на роль достопримечательности перестройки.

    Несмотря на трудности и проблемы, которые постоянно сопровождали и сопровождают Федорова на его пути, система не раз проявляла к нему благосклонность. Официальное признание, звания, делегатство на партийных форумах. Как генеральному директору МНТК ему положена правительственная связь. Она у него есть. В 1986 году его познакомили с Н. Рыжковым, на которого он произвел сильное впечатление. Под него, под его программу в апреле 1986 года ЦК КПСС и Совмин Союза выпустил постановление об организации МНТК «Микрохирургия глаза», в котором предусматривалось финансирование на создание 12 филиалов, ряд других важных мероприятий, а хозяйственным и партийным органам предписывалось осуществлять контроль за ходом ведения работ по строительству.

    Своей мудрой политикой, а также достижениями, которые система могла приписывать себе в заслугу, Федоров добился для своего МНТК чего-то вроде ослабления режима, частичного освобождения от самой системы. Еще пять лет назад МНТК разрешили самим утверждать структуру и штатное расписание в пределах установленного фонда зарплаты, что давало неограниченные по сравнению со многими остальными возможности стимулирования и организации труда. Тогда же МНТК получил право на внешнеэкономическую деятельность. Правда, 50 процентов валютной выручки предписывалось сдавать в казну, но через некоторое время Федоров добился, что Н. Рыжков своим распоряжением разрешил им оставлять себе 95 процентов валюты. В данном случае не принципиально, насколько справедливым было это решение главы правительства (я убежден, что совершенно справедливым). Важно отметить, что практика исключений и особых условий для отдельных структур, предприятий и лиц, порочная в принципе для любой экономической конструкции, является характерной и неотъемлемой чертой системы. Всех она освободить от кабальных условий не может – потеряет возможность функционировать, а вот некоторых – пожалуйста.

    Федоров идеально использовал эту особенность. Феномен коммерческого успеха МНТК поразителен. Санитарка получает здесь 350 рублей, хороший врач – 700–800 и более. Каждый год работы дает прибавку к пенсии 10 рублей. Множество коммерческих предприятий МНТК постоянно пополняется новыми. Не так давно «Микрохирургия глаза» вместе со своими иностранными партнерами выиграла конкурс на создание в Москве радиотелефонной сети. Конкурс проводило Министерство связи, и участвовало в нем 15 инофирм.

    МНТК ведет переговоры с властями Ярославской области об организации валютных конных маршрутов (строится свой конноспортивный комплекс) по специально подготовленному в старом стиле почтовому тракту через Загорск, Переславль-Залесский. А в самом аграрно-фермерском комплексе (о его сельхозрекордах и рекордных заработках многие наслышаны) строится рядом с фермой гостиница для доярок. Самая настоящая на 12 одноместных номеров со всеми удобствами, с видеозалом.

    Это все надергано мной наугад из многостраничных записей о коммерческой деятельности и условиях труда в МНТК. И если бы не было достоверно известно из независимых источников, что Федоров любит оперировать и получает от этой работы удовольствие, я бы решил, что он специально стал знаменитым офтальмологом, чтобы теперь заняться коммерческой деятельностью, что у него прекрасно получается, и созданием самых завидных условий для своих работников.

    Многое держится и создается вновь на деловой и чисто человеческой репутации самого Федорова, но чисто экономическая пружина его коммерческого успеха состоит в следующем. С системой удалось договориться, или, если хотите, поставить ей условие, что МНТК действует по четко установленным правилам, которые не могут быть произвольно изменены. Многие и многие, от директора крупного завода и до кооператора, о таком только мечтают. Вся наша экономика страдает и разваливается от того, что правила могут меняться по нескольку раз в неделю. Для МНТК пять лет назад был установлен четкий норматив – определенная сумма денег за каждого вылеченного больного перечисляется из бюджета. Сумма, меняющаяся в зависимости от сложности операции, составляет в среднем 214 рублей. Нынешний уровень МНТК – около 300 тыс. операций в год.

    Другой фактор процветания – договор об аренде, который коллектив МНТК заключил с Минздравом РСФСР на 30 лет. И тут без благосклонности системы вряд ли обошлось бы. И даже половинчатая самостоятельность, которую дает аренда, эта охранительница госсобственности, сразу же выделила МНТК из ряда других медицинских учреждений.

    Оппоненты Федорова считают, что он тянет худое одеяло медицинского бюджета на себя. Они полагают, что МНТК финансируется за счет других более важных и бедственных направлений. Коллеги из Одесского НИИ глазных болезней считают, что призывы Федорова к арендному образу жизни не могут быть реализованы. МНТК перешел на аренду после того, как государство вложило в него не один десяток миллионов, миллионы в валюте. Вероятно, высказывают предположение они, за всю историю существования Советской власти ни одному институту в системе здравоохранения не выделялись единовременно такие суммы.

    Действительно, правительство вложило в МНТК более ста миллионов рублей и упрек был бы справедлив, если бы не одно обстоятельство: ежегодно Минздрав Российской Федерации оставляет неосвоенными сотни миллионов рублей капиталовложений, а у Федорова за три года было построено и запущено в эксплуатацию 12 (!) филиалов. Ну распределили бы эти деньги поровну и лучше было бы, если пошли бы они на пополнение неосвоенных здравоохранением сумм?

    Ленинградский профессор В. Волков, выступая на страницах «Медицинской газеты» в прошлом году, заметил со значением, что, мол, Федоров лечит иностранцев за валюту и понятно, кто там у них может позволить себе такие операции – только состоятельные…

    Федорова часто упрекают в том, что он нацелен на валютные заработки, и это сущая правда. Многие его проекты как медицинские (с плавучим госпиталем, например), так и чисто коммерческие (с гостиницей или телефонами) преследуют прагматические цели: получение дохода в твердой валюте, но, кроме чисто делового азарта, его на это толкает в первую очередь сама система, неспособная сделать национальную валюту хоть сколько-нибудь значащей денежной единицей. А одна из отличительных особенностей МНТК – при большой хозяйственной и организационной самостоятельности филиалов у всех должна быть единая технология, одинаково высококачественные инструменты и материалы, в том числе и импортные (своеобразный вариант единства качества, как в ресторанах Макдональдс, если позволительно такое сравнение). Импортное оборудование тоже постоянно требует ремонта и запчастей.

    При нынешней валютной ситуации Федоров вряд ли получил бы необходимое для 300 тыс. операций количество валюты. И он ее не получает, зарабатывая на тех самых иностранцах, на обучении иностранных врачей, на экспорте инструмента собственного производства и даже на предоставлении автомобилей для обслуживания иностранных пациентов.

    Один из оппонентов Федорова подсчитал: за операцию на два глаза МНТК получает 428 рублей, а в Куйбышевской области, например, на медицинскую помощь выделяется в год по 70 рублей на душу. Таким образом, один пациент Федорова как бы лишает средств на медпомощь шестерых условных граждан.

    Здесь уместно будет заметить, что МНТК тратит из своей валютной выручки по 48 долларов на каждого советского рублевого больного. Мог бы Федоров рассчитывать на такой дар, если и рублей-то не хватает?

    Федоров, конечно, достопримечательность Страны Советов, и его можно использовать в качестве примера возможностей системы. Но вот парадокс: чем лучше получается у Федорова, тем это опаснее для системы. Его успех с какого-то момента перерастает в такое же несчастье для нее, как небывалый урожай прошлого года. Он своей работой доказал, что система просто не рассчитана на хороший результат. Когда Федоров оперировал 15 тыс. больных в год, за это еще можно было заплатить. Когда он выставляет счет на 300 тыс., Минздрав в истерике. Откуда взять такие деньги? А где были эти 250–300 тыс. до строительства МНТК? Маялись, но кое-как работали или тихо болели, не доставляя больших финансовых забот системе? Сейчас всерьез подумывают: не отказать ли МНТК в финансировании лечения больных, хотя бы частично, пусть сами платят.

    Если финансирование будет действительно сокращено, если не удастся убедить власти, что нельзя брать с валютных доходов МНТК 40 процентов (Гостелерадиокомпания и Министерство культуры, например, освобождены), то от достопримечательности строя может мало что остаться.

    А может, в этом и состоит идея? Может, дело не только в деньгах, хотя сложившаяся ситуация с финансированием показывает ханжескую несостоятельность бесплатного медицинского обслуживания, заложниками которого мы все являемся. Не в том ли проблема, что созданная в МНТК очень свободная экономическая зона, где люди получают не жалованье, а долю в доходе, имеют свой пай и получают на него ежегодные дивиденды, из общего ряда выпадает уже не как «передовик» системы, а как инородное тело?

    Сегодняшние арендаторы уже хотят быть собственниками, но Минздрав не хочет отдавать им более 49 процентов акций, а при таком распределении капитала зависимость будет еще большей, чем сейчас.

    Я спросил рядового инженера научно-экспериментального производства Юлию Ситникову (средний заработок 500 рублей плюс 2000 рублей дивидендов за прошлый год), чего больше сегодня в МНТК – социализма или капитализма? Нормальной жизни, ответила она, и если уж говорить об участии в строительстве какого-то светлого будущего, то лично мне неважно, как это будет называться, но это должно быть будущее нормальной человеческой жизни.

    Много ли еще есть мест, где люди считают, что жизнь их нормальна? Недаром по положению родственники работников МНТК могут наследовать не только пай, но и получают преимущественное право в устройстве на работу.

    – Не кажется ли вам, что вы не только символ успеха, но аргумент в защиту той системы, в которой вы его добились?

    – Я всегда пытался быть чуть хитрее ее, пытался использовать ее на пользу делу и людям.

    Да, если Федорова и можно с какими-то оговорками назвать баловнем системы, то очень уж неблагодарным. Слишком многое в его хозяйстве более упрек ей, чем комплимент, слишком многое в ней не так. И если люди дорожат этим, как ценным наследством, то возникает вопрос: может, тогда в системе многое «не так»?

    

    М. Бергер

    «Известия», 02.04.1991г


Страница источника: 37-46

OAI-PMH ID: oai:eyepress.ru:article23386
Просмотров: 1571




Johnson & Johnson
Alcon
Bausch + Lomb
Reper
NorthStar
ЭТП
Rayner
Senju
Гельтек
santen
Акрихин
Ziemer
Eyetec
МАМО
Tradomed
Nanoptika
R-optics
Фокус
sentiss
nidek