Онлайн доклады

Онлайн доклады

Расширенное заседание Экспертного Совета по проблемам глаукомы и группы «Научный авангард»

Конгресс

Расширенное заседание Экспертного Совета по проблемам глаукомы и группы «Научный авангард»

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Съезда Общества офтальмологов России

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Съезда Общества офтальмологов России

Современные технологии лечения заболеваний глаз. Научно-практическая конференция

Конференция

Современные технологии лечения заболеваний глаз. Научно-практическая конференция

Пироговский офтальмологический форум

Конференция

Пироговский офтальмологический форум

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Инновационные технологии диагностики и хирургического лечения патологии заднего отдела глазного яблока и зрительного нерва Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Инновационные технологии диагностики и хирургического лечения патологии заднего отдела глазного яблока и зрительного нерва Межрегиональная научно-практическая конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Инновационные технологии диагностики, терапии и хирургии патологии переднего отдела глазного яблока, глаукомы и придаточного аппарата органа зрения Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Инновационные технологии диагностики, терапии и хирургии патологии переднего отдела глазного яблока, глаукомы и придаточного аппарата органа зрения Межрегиональная научно-практическая конференция

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Расширенное заседание Экспертного Совета по проблемам глаукомы и группы «Научный авангард»

Конгресс

Расширенное заседание Экспертного Совета по проблемам глаукомы и группы «Научный авангард»

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Съезда Общества офтальмологов России

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Съезда Общества офтальмологов России

Современные технологии лечения заболеваний глаз. Научно-практическая конференция

Конференция

Современные технологии лечения заболеваний глаз. Научно-практическая конференция

Пироговский офтальмологический форум

Конференция

Пироговский офтальмологический форум

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Инновационные технологии диагностики и хирургического лечения патологии заднего отдела глазного яблока и зрительного нерва Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Инновационные технологии диагностики и хирургического лечения патологии заднего отдела глазного яблока и зрительного нерва Межрегиональная научно-практическая конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Инновационные технологии диагностики, терапии и хирургии патологии переднего отдела глазного яблока, глаукомы и придаточного аппарата органа зрения Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Инновационные технологии диагностики, терапии и хирургии патологии переднего отдела глазного яблока, глаукомы и придаточного аппарата органа зрения Межрегиональная научно-практическая конференция

Все видео...

Если я не создаю собственность, я — питекантроп


    

Директор Центра «Микрохирургия глаза» Святослав Федоров отвечает на вопросы «ЛГ»

    – Святослав Николаевич, что сегодня представляет собой ваш центр?

    – Он превращается в акционерную компанию «Микрохирургия глаза», которая будет состоять из двенадцати или четырнадцати акционерных обществ. Реорганизацию проводим самостоятельно, без участия Госкомимущества, на основании указа президента. Мы должны быть реальными хозяевами своих рабочих мест, интеллекта, оборудования.

    С государством заключаем договор на продолжение аренды. Если арендная плата будет не очень высокой, то постараемся выкупить основные производственные фонды. Но, допустим, Госкомимущество не даст их выкупить – тоже не беда. Ведь мы уже приобрели землю в подмосковном Протасове, 314 га, кроме того, владеем вместе с крестьянами еще 370 га и взяли на 49 лет в аренду 250 га. Таким образом, имеем 1025 гектаров собственной земли. Ее мы будем использовать и для сельскохозяйственных целей, и для развития центра.

    Так вот, если нам все-таки не дадут выкупить наш центр, мы на своей земле построим запасные аэродромы: создадим строительную базу и построим двадцатипятиэтажную ультрасовременную больницу, каких нет в мире. В Протасове, в этой бывшей запущенной пьяной деревеньке, сделаем комфортную зону для человека, где будет приятно жить и зарабатывать деньги. Вложим туда 6 млрд рублей, 25–30 млн долларов. Технология строительства и коммуникаций нам нужна американская, и у нас уже есть договоренность с фирмами США.

    В Протасове будут жить сотрудники центра, часть домов будем сдавать в аренду, так что желающие могут приехать и снять шесть-восемь комнат с теннисным кортом, с плавательным бассейном.

    – Желающих-то будет много, но наверняка это окажется дорогим удовольствием.

    – Мы не собираемся делать наш поселок доходным предприятием. Цены будут такими, чтобы не обанкротиться. Сверхдоходов не нужно, а те дома, которые купят наши сотрудники, мы будем давать в рассрочку на тридцать лет. Причем если сотрудник проработает у нас десять лет, то он будет платить половину стоимости.

    Сейчас собираемся платить зарплату как бы по методу Форда. Когда все платили, скажем, тысячу долларов, он платил двадцать пять тысяч, но тут же строил дом своему сотруднику, и тот большую часть своей зарплаты вкладывал в этот дом. Правда, у нас, к сожалению, трудно ввести подобную систему, потому что государство обязательно ограбит несколько раз варварскими налогами. Но голь на выдумки хитра, и мы обязательно найдем варианты, при которых будем платить своим сотрудникам много и так, чтобы нас при этом не грабили.

    Хотя государство постоянно вмешивается во все дела частных лиц, я тем не менее уверен, что по большому счету оно никогда не сумеет обмануть личность. Особенно сегодня, когда мы освобождаемся от концлагерной системы и психологии, – все равно выкрутимся.

    Но если говорить серьезно, государство не должно насиловать личность ни в коем случае. Оно, наоборот, должно ее стимулировать, поощрять к труду. Только в таком случае государство окажется в выигрыше. Наше же государство будто нарочно делает все, чтобы нам было неловко, неудобно, трудно, чтобы мы постоянно что-то преодолевали и нарушали.

    – Однако у многих сейчас, наоборот, возникает ощущение, что государство как бы плюнуло на человека…

    – Нет, это иллюзия. Оно продолжает жесточайшим образом нас контролировать, дерет непонятные, слишком высокие налоги на добавленную стоимость, обкладывает еще множеством разных налогов.

    Мы как-то подсчитали: если, условно, предприятие зарабатывает тысячу рублей, то после всех налогов ему остается восемь, ну, двенадцать рублей. Это же абсурд! Как можно работать на таких условиях? Это даже меньше 1 процента прибыли! Таким образом, государство против производителя, и, значит, производить невыгодно, а выгодно становиться гангстером и воровать. Что многие и делают, рассуждая по той же схеме: если государство грабит, почему бы и мне не пограбить?

    – Но вы же существуете, клиника ежедневно делает множество уникальных операций, то есть, по сути дела, производит, а не ворует.

    – Мы особый случай. Нас трудно обмануть и ограбить. Мы создаем клиники за рубежом и на выручку от них привозим сюда оборудование, продукты питания – для того, чтобы здесь как-то продержаться.

    Если государство действительно верит своему народу, если хоть капля правды есть в том, что говорится крупными политиканами с телеэкранов, то пусть оно, государство, сделает элементарную вещь – отдаст нам в кредит наши рабочие места. Тогда мы моментально становимся собственниками, большинство предприятий наконец превращается в закрытые акционерные общества.

    Отдача в кредит рабочих мест – блестящая идея, она осуществляется в Америке, причем там как раз само государство выкупает рабочие места у частника, нередко за большие деньги, и передает эту собственность рабочим и служащим.

    Ведь если мы отдаем в кредит рабочие места, мы сразу каждого человека делаем заинтересованным в результатах его труда. Ему уже будет важно назначить для самого себя самого хорошего директора, менеджера, правильно распределить оставшиеся акции. Если отдать большинство акций людям низкого профессионального уровня, то они начнут «тянуть одеяло на себя» и «проедать» предприятие. Поэтому 20–30 процентов акций всегда должно быть за менеджерами, примерно столько же – за квалифицированным техническим персоналом и какое-то количество акций – у неквалифицированных работников, которые не очень хотят быть собственниками.

    Другой существеннейший момент – земля. Если нет земельной собственности, то и рабочее место создать невозможно. Любое предприятие находится на конкретном клочке земли, и земля, на которой находится мое рабочее место, естественно, тоже должна принадлежать мне.

    Это тесно связано: собственность в кредит и отдача земли. Возможно, в операциях с землей нужны кое-какие разумные ограничения. Скажем, ее нельзя продавать в первые полтора-два года, чтобы исключить спекуляцию и разбазаривание. Кроме того, как раз на землю надо назначить довольно высокий налог, владелец земли должен быть заинтересован в том, чтобы она «работала», постоянно давала отдачу, а не простаивала в запустении. Предположим, если ты платишь 50 тыс. за каждый га земли, а у тебя тысяча этих гектаров, то ты просто вынужден на этой земле что-то производить, а не разъезжать по ней на коняшке.

    Американцы уже давным-давно поняли: концентрировать капитал в одних руках чрезвычайно вредно для экономики. Капиталист, владеющий большим заводом, не может контролировать своих потенциальных бездельников. Экономические наемники – будь то русские или американцы – это все равно рабы. Только у нас они рабы государства, а у них – капиталиста. Но в любом случае они в работе не заинтересованы, они не являются собственниками. Между тем известно: те американцы, которые являются совладельцами своих рабочих мест, работают на 30– 40 процентов эффективнее. Уже треть акций на американских биржах – акции совладельцев рабочих мест.

    Такая программа осуществляется в Америке 10–12 лет и вовлекла около 12 тыс. предприятий. Они успешно работают, почти ни одно не разорилось. Это посткапитализм. Там разбивают крупные капиталы на мелкие доли и дают возможность конкурировать множеству отдельных личностей.

    Одно дело, когда есть конкуренция между кучкой, скажем, тысячью очень богатых людей, и совсем другое – когда конкурируют сотни тысяч и даже миллионы. У нас имеется фантастический шанс сделать миллионы граждан собственниками. Кто-то разорится – ничего страшного, а кто-то приобретет больше собственности – значит, умеет лучше работать. Это естественный процесс, и собственность рано или поздно «прилипнет к рукам» тех, кто в состоянии ее использовать наилучшим, наивыгоднейшим образом и для себя, и для общества.

    Частник не может контролировать большое производство, поэтому в Америке 99,2 процента предприятий имеют штат сотрудников не более 20 человек. Вся Америка – это мелкое и среднее производство. Крупной считают фирму, если в ней работают 300 человек. А у нас гиганты по сто и более тысяч. А это приводит к кошмарным результатам! Скажем, Тольятти – страшный город, толпы хмурых людей по утрам валят из своих «спальных» районов на завод, а вечером обратно, где-то по дороге напиваются, и так каждый день, всю жизнь… Многие верят только в водку и в то, что надо скорее помереть. Они не хотят ни акционироваться, ни приватизироваться, их вообще уже ничего не интересует, они изверились.

    Я был там, читал лекцию, пытался как-то зажечь, но не удалось. Этот город – символ индустриального динозавра. Там нет ни уютных ресторанчиков, ни спортивных комплексов, ни оригинальных детских городков – только какие-то жуткие пансионаты, дома культуры с огромными глыбами мрамора и бетона, от которых тошнит.

    Нынешние реформы должны быть направлены на то, что-бы любой человек, умеющий работать, страшно захотел заработать на себя, достойно обеспечить жизнь своей семье, наконец, приобрести какую-нибудь собственность. Потом она перейдет детям, они станут владеть и наслаждаться ею. Собственность есть продолжение моей души, моего таланта, моего тела. Если я не создаю собственность – я животное, я питекантроп, который ничего не имел и поэтому был питекантропом.

    – Вы говорите: государство. Государство – это кто: президент, правительство?

    – Под понятием «государство» я разумею администрацию этого огромного концлагеря, которая пытается действовать в экономическом отношении точно так же, как раньше, только давая сегодня возможность нам, заключенным, болтать и критиковать. Ничего более не изменилось. Я все также не могут быть свободным производителем.

    Даже ту землю, которую удалось купить, мы покупали с дикими сложностями, премудростями, ухищрениями. Прошли эти круги ада в основном на чистом везении. Практически немногим, особенно в областях, на периферии, это удается.

    – Но гайдаровские реформы, программа приватизации Чубайса и были направлены на это…

    – Это опять-таки во многом иллюзия. А если говорить о нынешней программе приватизации, то она – полный маразм. Вот, например, наш центр. Скажите, почему я, высокий профессионал, и мои сотрудники, такие же высокие профессионалы, по всем трем вариантам приватизации должны практически лишиться прибыли от своей работы?

    По первому варианту приватизации я почему-то должен непонятно кому, каким-то посторонним людям, отдавать 60 процентов своего труда, то есть 60 процентов своей прибыли. По другой программе я должен отдавать 49 процентов прибыли.

    А по третьей – а нас толкают именно туда – уже 80 процентов акций я должен отдавать Чубайсу для того, чтобы он торговал моими акциями, то есть моим трудом. Но я никогда не пойду на такие дикие условия. Получается, что правительство хотело бы торговать моими мозгами, моими профессиональными возможностями, вместо того чтобы предоставить это мне. Я сам мог бы торговать, договариваться о цене своих акций и т. д.

    И ведь вполне вероятна ситуация, когда государство, владея контрольным пакетом моих акций, скажет: вообще-то на этом месте никакой центр Федорова не нужен. Давайте здесь построим кирпичный завод. И все – пропал Федоров. Оказывается, он всю жизнь работал на кого-то.

    А что такое ваучер? Совершенно бредовая затея. Сначала, когда я услышал о нем, я думал: наконец-то дадут людям ценную бумагу, на которую они смогут купить рабочее место. Оказалось, ваучер и рабочее место все время разделяются. Я могу обменять ваучер на водку, могу купить акции непонятно какого предприятия, которое в глаза не видел. Таким образом, вся страна превращена в огромное казино, где все озабочены лишь тем, на какую клетку лучше поставить. Народ ломает голову, как бы сегодня на халяву получить несколько жалких тысяч рублей. При удачном вложении на каждый ваучер вроде можно будет получить пять-десять процентов прибыли. Но это же копейки!

    К сожалению, до сих пор деятельность правительственных структур основана на коммунистической идеологии, на недоверии к личности, особенно к личности талантливой, деятельной. И для прошлой, и для нынешней бюрократии хорошо работающий профессионал – главный враг, нарушитель спокойствия. Вот когда все плохо работают, бюрократия довольна. Она спокойно гонит на Запад ресурсы, нефть, лес, заводит себе огромные счета в зарубежных банках.

    Но, конечно, наипервейшие враги бюрократии – это те, кто хочет работать здесь, в России, владеть собственностью. Именно такие люди могут сокрушить бюрократию и изменить страну.

    

    Беседу вел Алексей Шишов

    «ЛГ», 24 февраля 1993 г


Страница источника: 195-201

Просмотров: 469