Онлайн доклады

Онлайн доклады

Расширенное заседание Экспертного Совета по проблемам глаукомы и группы «Научный авангард»

Конгресс

Расширенное заседание Экспертного Совета по проблемам глаукомы и группы «Научный авангард»

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Съезда Общества офтальмологов России

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Съезда Общества офтальмологов России

Современные технологии лечения заболеваний глаз. Научно-практическая конференция

Конференция

Современные технологии лечения заболеваний глаз. Научно-практическая конференция

Пироговский офтальмологический форум

Конференция

Пироговский офтальмологический форум

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Инновационные технологии диагностики и хирургического лечения патологии заднего отдела глазного яблока и зрительного нерва Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Инновационные технологии диагностики и хирургического лечения патологии заднего отдела глазного яблока и зрительного нерва Межрегиональная научно-практическая конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Инновационные технологии диагностики, терапии и хирургии патологии переднего отдела глазного яблока, глаукомы и придаточного аппарата органа зрения Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Инновационные технологии диагностики, терапии и хирургии патологии переднего отдела глазного яблока, глаукомы и придаточного аппарата органа зрения Межрегиональная научно-практическая конференция

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Расширенное заседание Экспертного Совета по проблемам глаукомы и группы «Научный авангард»

Конгресс

Расширенное заседание Экспертного Совета по проблемам глаукомы и группы «Научный авангард»

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Съезда Общества офтальмологов России

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Съезда Общества офтальмологов России

Современные технологии лечения заболеваний глаз. Научно-практическая конференция

Конференция

Современные технологии лечения заболеваний глаз. Научно-практическая конференция

Пироговский офтальмологический форум

Конференция

Пироговский офтальмологический форум

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Инновационные технологии диагностики и хирургического лечения патологии заднего отдела глазного яблока и зрительного нерва Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Инновационные технологии диагностики и хирургического лечения патологии заднего отдела глазного яблока и зрительного нерва Межрегиональная научно-практическая конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Инновационные технологии диагностики, терапии и хирургии патологии переднего отдела глазного яблока, глаукомы и придаточного аппарата органа зрения Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Инновационные технологии диагностики, терапии и хирургии патологии переднего отдела глазного яблока, глаукомы и придаточного аппарата органа зрения Межрегиональная научно-практическая конференция

Все видео...

Не будем гостями в своем доме


    Святослава Федорова, знаменитого офтальмолога, директора межотраслевого научно-технического комплекса «Микрохирургия глаза», называют еще и экономистом, и политиком. Действительно, ему удалось построить эффективную модель новых экономических отношений в медицине. Недавно имя С. Федорова прозвучало в числе будущих претендентов на президентское кресло. Так кто же все-таки он: ученый, экономист, политик? Наверное, и тот, и другой, и третий. Впрочем, судите сами по эксклюзивному интервью «Правде».

    – Святослав Николаевич, наши читатели в своих письмах часто упрекают вас в том, что, получив государственный комплекс, построенный на народные деньги, коллектив вашей клиники имеет солидные прибыли и кладет их в свой карман. Насколько справедливы эти упреки?

    – В этом надо разобраться внимательнее. Упреки явно не по адресу. Очевидно, не все знают, что мы сегодня получаем от государства только 23 процента необходимых бюджетных ассигнований. При этом мы считаем среднюю стоимость операции 20 тыс. рублей, а не 2 тыс. долларов (2 млн рублей), как на Западе. Мы не покрываем даже себестоимость наших операций, которые обходятся в 48 тыс. рублей. Так что каждому нашему пациенту мы как бы дарим 28 тыс. Для пенсионеров и детей все операции бесплатны. Не берем мы плату с больных, страдающих тяжелыми поражениями глаз. Вопреки расхожему мнению, мы не кладем прибыль в карман, а направляем на развитие нашего комплекса. У нас врачи-хирурги, которые проводят ежемесячно 300–400 операций, получают не так и много. В расчете на апрель, например, 55 тыс. рублей, медсестры – 29 тыс. В то же время собственность центра «Микро-хирургия глаза» увеличилась от 120 млн до 5 млрд рублей.

    – Тем не менее в нашей зарплате государством не заложено средств на оплату медицинских услуг. Так ведь?

    – Наше государство – банкрот, и оно сейчас взваливает свои необходимые задачи на плечи тружеников. Не глазной центр, а государство, выдавая зарплату, которой хватает едва только на хлеб, заставляет вас платить за операции, финансируя только четвертую часть наших расходов.

    Да если бы мы не развернули свое производство искусственных хрусталиков, у нас в России десятки тысяч людей так и остались бы слепыми: ведь один хрусталик на Западе стоит 120–150 долларов, а мы его в пересчете на ту же валюту имплантируем за 2,5 доллара. Глазной центр имеет доходы с трех гостиниц, подсобного хозяйства, главный источник поступления валюты – операции, которые мы проводим за рубежом.

    – А это не ущемляет интересы наших больных?

    – Никоим образом. Наш центр со своими филиалами в крупных городах от Хабаровска до Ленинграда охватил практически все население России. В этом году, например, мы планируем 270 тыс. операций только за счет того, что зарабатываем деньги на Западе. Там нам платят за операцию в 100 раз больше. Поэтому сегодня, когда я оперирую иностранца, я счастлив, что таким образом вылечиваю не менее 40 россиян за счет его денег, потому что из долларов мы ничего не берем себе в карман – все идет на развитие центра. Да если бы там узнали это, сказали бы: вот ненормальные люди, психи.

    – Но, говорят, что глазной центр, отработав методику некоторых распространенных операций, не двигается дальше?

    – Да что вы! В научных поисках мы двигаемся с такой скоростью, что я просто сам балдею. Назову одну из последних новинок – мы создали новый метод, не имеющий аналогов в мире, с помощью которого любого человека сможем избавить от очков. Это так называемые глазные очки. Мы разработали операции, которые нигде никто не делает: для лечения любой дальнозоркости, тяжелого диабета глаза, атрофии нерва, тяжелейших отслоек сетчатки. У нас 560 человек, считаю филиалы, работают над новой технологией.

    В свою работу мы заложили очень простой принцип: каждый человек у нас имеет часть прибыли, которая определена коллективом. Например, хирурги первой категории имеют 8,2 процента, приемное отделение – 1,6, операционный блок – 2,6, младший медперсонал – 3,6 процента. Все заинтересованы: чем больше заработает наш центр в целом, тем выше зарплата каждого. И мне как руководителю не надо над каждым стоять с бичом и подстегивать. У нас интенсивность труда по сравнению с другими глазными центрами выше в 8 раз, а по сравнению с американцами – в 3 раза.

    – Вы вместе с коллективом создали новую эффективную модель экономических взаимоотношений в медицине. Интересно, распространяется ли этот ваш метод?

    – А как ему распространяться? Газеты сейчас не пишут о производительности труда, а только о том, кто будет главный, кто кем командует. Я перестал выписывать газеты. Ни «Известия» не могу читать, ни «Комсомолку» – какая-то болтовня одна. Сейчас о новой конституции без конца рассуждают. Фактически же конституция нужна для того, чтобы легче было ограбить народ: центральному правительству – всю страну, периферийным властям – свой регион. Если раньше административная система не владела собственностью, она просто ею управляла, то теперь хотят с помощью конституции напрямую пересесть в кресло владельца, только бы не опускаться вниз, к народу, который работает и что-то там производит. Никто не хочет думать о том, как сделать так, чтобы в этой стране выгодно было производить много и хорошо. А для этого орудия производства должны принадлежать тем, кто на них работает. Но у нас мало что изменилось. Мы по-прежнему все на барщине. Была социалистическая барщина, теперь демократическая барщина. Я как был крепостной, так и есть. Вот это здание как не принадлежало мне, так и не принадлежит. Да и рабочий на наших заводах зависит не от прибыли, а от тарифной ставки, которую когда-то придумал Сталин. В то же время создается класс богатых собственников, а это обязательно расколет общество. Кто будет присваивать прибавочную стоимость, тот станет невероятно богат, а кто получает тарифную ставку – невероятно беден.

    – Вы против такого расслоения общества?

    – Да в нем просто невозможно станет жить. Это общество все время будет взрываться. Если человек за счет своего труда не сможет создать для себя достойную жизнь, он возьмет кистень (а сегодня это автомат Стечкина) и пойдет грабить.

    – Так, значит, вы за социализм?

    – Конечно. Я за социализм, но только рыночный, где каждый коллектив является объектом рыночной экономики, конкурирует, доказывает, что он работает лучше других. Я против госструктур, которые стоят над производителем, ибо он сейчас умнее управителя и распределителя. Если когда-то самым умным был вождь племени, то сейчас наоборот. Все заварухи, вроде югославской и прочих, – результат кризиса власти, которая оказывается глупее, чем те, кто ею управляется, ибо современная технология заставляет людей быть умными. Это же абсолютнейший нонсенс, когда, скажем, меня как будущего летчика проверяют не один раз по всем параметрам: и психику, и зрение, и почки, и селезенку, потому что я могу убить 120 человек, а то и 150. Но когда выбирают меня руководителем государства, я могу быть идиотом, психом ненормальным, никто меня не проверяет.

    Ни глаза, ни почки, ни мои мысли: вру я или не вру. Никакого тебе детектора лжи: ври что хочешь. Шахрай, например, может говорить одно, другой кто-то – совсем противоположное. Кто-то же врет? Но при помощи прессы они приходят к власти, и только потом выясняется, что все, что они говорили, – полный блеф.

    – А вы сами не хотели бы стать президентом?

    – Нет, наверное, я бы сейчас уже не хотел, только потому, что вижу, что идея свободного труда еще не овладела массами. А между тем это простейшая модель, где каждый знает, что его доля труда представляет такой-то процент от дохода и такой-то – от прибыли.

    – Ваш коллектив тоже не сразу сложился. Но вы сумели его настроить. Почему бы не попытаться сделать это во всей стране?

    – Я в свое время приглашал Горбачева, потом Ельцина, затем экономистов наших – Шмелева, Богомолова, Явлинского: «Ребята, идите посмотрите, как все просто». Но они шарахаются в сторону, не хотят об этом даже слышать. Замкнулись все на какой-то монетаристской системе. Я им говорю: «Жизнь идет от молекулы, даже от атома, а значит, от человека, от семьи, от коллектива маленького, а затем большого и очень большого. Если мы будем все это игнорировать, мы отвергаем личность как субъект экономики». Посмотрите, что пишут в газетах. О каких-то там глобальных программах, а что они принесут конкретному человеку – об этом ни слова. Или законы – какая от них будет польза или рабочему, или крестьянину, или врачу – опять неясно. О стимуляции к труду и его качеству вообще никто не говорит. С чем же мы пойдем в рыночную экономику? С гнилыми помидорами? Нам же этими помидорами и набьют физиономию. У нас же одному хорошо научились: грести налоги. Они становятся фантастически высокими, до 75 процентов. Это же надо быть идиотом, чтобы в таких условиях заниматься производством.

    – Ваш центр тоже платит высокие налоги?

    – Ненормально огромные. Мы объясняли, что должны накопить средства на лазер, он стоит полмиллиона долларов, нам нужен новый операционный блок, новая техника, а нам в ответ: «Нас это не волнует, отдавайте прибыль – и все». Это же ненормально. Во всем мире учитываются амортизация оборудования, необходимость капитального ремонта и модернизации – это все входит в расходы. А у нас получается, что в прибыль.

    – Все жалуются на непомерные налоги. В то же время денег в бюджете все меньше и меньше, не хватает на медицину, на образование. Куда же тогда они, на ваш взгляд, деваются?

    – Как куда? Проедаются, пропиваются, раздаются направо и налево. Да у нас сейчас в России на 41 млн производителей – 20 млн бюрократов-управителей. Да еще нужно накормить 42 млн пенсионеров, 23 млн детей. Выходит, что каждый производящий должен содержать 3,5 человека. Это невероятное число. Для сравнения: в США каждый производящий кормит 1 человека, в Японии – полчеловека, в Сингапуре – 0. Я считаю, что надо переходить к безналоговой системе, как, например, в Объединенных Арабских Эмиратах. Их должна заменить земельная рента. Имеешь клочок земли для своего производства – плати определенную сумму. А твои доходы – твое дело. Вот тогда производство пойдет. А налогом на прибавочную стоимость будут облагаться услуги – где-то в размере 10 процентов. Я писал об этом Ельцину год назад и даже не получил ответа.

    – Вы за или против частной собственности на землю?

    – Сейчас, конечно, против! Земля – это и есть государство.

    Если мы сейчас разрешим спекуляцию землей, народ ее потеряет. Надо сначала дать производителям рабочие места, возможность заработать и накопить деньги, иначе вся земля окажется в руках спекулянтов и иностранцев. Проснемся однажды утром – и вот на тебе: в своем доме – мы гости. Более разумно сейчас сделать ставку на аренду, как, например, в Арабских Эмиратах. Там ни за какие деньги землю не купишь. Только аренда. Причем сроки небольшие. Это разумно.

    – Но ведь нам обещают землю за ваучеры…

    – Ваучер – это такая хитрая уловка, с помощью которой административная система должна превратиться в капиталистическую. Так как явно они не могут прихватить заводы, это трудно, а скупить ваучеры у бедных старушек, это можно сделать.

    – А куда вы определили свой ваучер?

    – Я его выброшу, так как считаю, что приобретение акций за ваучер – это аморальный акт. Я буду, например, иметь акцию какого-нибудь тюменского нефтеперерабатывающего завода. Там не работаю, на производительность труда не влияю. Почему же тюменский рабочий обязан делиться со мной прибылью? Меня заставляют быть вором, а я не хочу быть вором.

    Я говорю Чубайсу, как вы меня ни тянете в воровство и гангстеризм, я в него не пойду, товарищ Чубайс. Это вы воруете, вы эксплуатируете при помощи ваучеров людей, которые работают, а вы в это время все скупаете и получаете какие-то непонятные дивиденды.

    Весь мир сидит на закрытых акционерных обществах. Почему я и мои сотрудники должны отдавать нашу прибыль людям, не имеющим к нашим клиентам никакого отношения?

    – Вам удалось многое. Конечно, своими успехами вы обязаны прежде всего себе. Но, очевидно, были люди, которые помогли вам. Вы помните о них?

    – Главное, мы создали уникальную медико-социальную систему. Ее можно распространить и на другие отрасли медицинской науки и практики. А началось все в 1985 году. У нас тогда собирались огромные очереди больных, и нужно было что-то делать, чтобы увеличить пропускную способность клиники. Сама жизнь заставила нас искать новые формы работы.

    И вот кого вспоминаю с благодарностью, так это Николая Ивановича Рыжкова. Это он на свой страх и риск, под свою ответственность разрешил нам эксперимент и выделил необходимые средства. Жаль, что он не решился распространить его на другие сферы экономики. Может быть, тогда у нас были бы не великие потрясения, а великая Россия.

    

    Вела беседу Валентина Проскурина

    «Правда», 27 июля 1993 г.


Страница источника: 202-207

Просмотров: 607