Онлайн доклады

Онлайн доклады

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Пироговский офтальмологический форум

Пироговский офтальмологический форум

Кератиты, язвы роговицы

Вебинар

Кератиты, язвы роговицы

Актуальные вопросы офтальмологии

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Сателлитный симпозиум

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Все видео...

Самая выгодная инвестиция — в человека!


    Давно ли на этой московской окраине светлые корпуса МНТК «Микрохирургия глаза» были словно пришельцы из другой цивилизации. Теперь его неугомонный генеральный директор Святослав Николаевич Федоров считает, что многое здесь устарело. Начинал бы строить сегодня, сделал бы все по-другому. А вот новая пятизвездная гостиница (иностранная, заметим, инвестиция) самая современная. Каков дизайн, сервис! Состоятельный западный пациент платит за все валютой – значит, можно дотировать бесплатную операцию москвичу-пенсионеру.

    Другие времена... Росли себе раньше на пустыре одуванчики, ночами сваливали потихоньку окрестный мусор. Теперь у пустыря есть немалая цена – муниципальная собственность. Пустырь надо арендовать. Упаси бог «распродавать Западу» (слышал такое, когда велись переговоры с французами о строительстве той гостиницы, пятизвездной). А когда бы здесь собрался что-то строить муниципалитет, не будь у Федорова его мечты? С вертолета, пожалуй, можно проверить, насколько она сбылась: он хотел, чтобы в плане комплекс был похож на самолет.

    Не было и вежливого дежурного в коридоре второго этажа главного корпуса, где кабинет директора. Проходили беспрепятственно разные ходоки. И появлялись они не всегда ради «прекрасных глаз каждому», что обещал тогда громогласно Федоров. Шли за помощью, шли за правдой. Пока в научных журналах велись ученые споры о новациях Федорова, не слишком принимаемые и по сей день иными его коллегами, народ к нему шел. Для людей он давно уже стал чем-то большим, нежели врачом ФЕДОРОВЫМ. Пожалуй, можно было бы назвать его новым русским. Точнее – нормальным русским.

    Помню, сидел на краешке мягкого кресла в напряженном ожидании коротко стриженный человек. Двое других пришедших с ним, держались поодаль. Был это нашумевший в первые годы перестройки Туманов со своими телохранителями. Помните, газеты писали про его артель старателей из бывших, как и он сам, заключенных. Быстро стали артель прижимать. Федоров, помоги ...

    Сегодня дежурный спрашивает, с чем пришли. Но не смотрите, что на двери мудреный кодовый замок – ее откроют, если дело серьезное. Примет тогда Федоров вне всякого подготовленного его секретариатом расписания. В том же кресле, только теперь потертом, вижу одетую в черное женщину. Видно, – траур. Тихонько перебирает четки. Непривычно для Москвы: ноги женщины босы. Как умудряется она ходить по нашему грязному асфальту? Да он весь в битом стекле. Нечем накормить детей беженке из Чимкента. Федоров, помоги... Наверное, это и есть народное признание?

    Вниманием ни он, ни его дело не обижены. Только что приезжал в МНТК министр здравоохранения России. Был он здесь впервые, министр сравнительно новый. Прошел с Федоровым по отделам, впечатление решил выразить словами повесомее как человек в прошлом военный. Сказал серьезно: это настоящая офтальмологическая империя. Генеральный директор, видимо, не согласился на роль императора. Нет, ответил, это «ударная армия». Хвалил своих «солдат» и «офицеров». Выходило, что сам он – генерал (недаром отец Федорова был командармом). А почему бы нет? В конце концов, директор зовется г е н е р а л ь н ы м.

    Почему сейчас кажется нужной встреча читателей с ним? Она будет в нашей газете – первая. Но не только поэтому. Словно что-то недоброе шелестнуло опять вокруг имени Федорова: «Подался в оппозицию». Да он всегда и существовал как самая настоящая оппозиция – народ недаром шел к нему за правдой. Оппозиция... Но чему? Всякой тупости, подлости, лицемерию, разгильдяйству, равнодушию. Поменялись сейчас все знаковые системы – где левые, правые, красные, – всякого другого цвета? Федорову ничего не надо было в себе менять. Он продолжал делать свое дело.

    Жизнь на наших глазах делала весьма крутые повороты, как и люди, что привыкли за долгие годы «колебаться вместе с генеральной линией». Свою линию Федоров обозначал четко. Вот что оказалось: он не человек недели, месяца, года, десятилетия. Человек на все времена. И, знаете, собеседник он интересный. Убираю свои вопросы, заданные Святославу Николаевичу во время нашей беседы. Пусть останется его монолог.

    – В январе коллектив МНТК принял решение: создать акционерное общество закрытого типа. Общество производителей. Право стать акционерами имеют только наши сотрудники, что справедливо, ведь трудом этих людей создано все здесь. Если кто-то уйдет из МНТК, выйдет на пенсию, то сможет продать акции за 200–300 тыс. долларов. Не так много, но хватит, чтобы жить безбедно только на проценты.

    Кажется, мы убедили чиновников из Госкомимущества, что коллектив очень устраивает система аренды – семь лет назад договор об аренде был подписан с Минздравом на 30 лет. Выходит, остается еще 23 года. Зачем нам приватизировать комплекс, землю под ним? Это как покупать у самих себя. Затраты на строительство и оборудование коллектив давно окупил. По нашим расчетам, окупил с лихвой, дав государству почти сто процентов прибыли на затраченные когда-то около полутора триллионов рублей.

    Считать деньги в медицине считалось неприличным – область гуманизма. Но бесплатное здравоохранение каждому работнику стоило немалых денег. Если специалисты МНТК вернули работоспособность 250 тыс. человек, государство получило солидную прибыль, экономически выиграло. Основу всякой экономики составляет работающий человек, а не машина, какой бы «умной» она ни была. И самая выгодная инвестиция – именно в человека.

    Как будто Госкомимущество согласилось продолжить аренду, хотя никаких документов пока на этот счет у нас нет. Как арендное предприятие МНТК неплохо финансируется – 15–16 млрд рублей в год. Это покрывает немногим более половины стоимости всех производимых операций. Уже много лет мы дотируем 15–20 долларами каждую операцию, которую сами же делаем. Да еще платим арендную плату за эти помещения, землю – 300 тыс. долларов в год. Поэтому для части больных лечение в МНТК платное, люди платят сами или за них – организации, где они работают.

    Современные медицинские технологии дороги, хорошая аппаратура стоит миллионы долларов, дорожает строительство и оснащение лечебных комплексов. Естественно, такое здравоохранение возможно только в стране с развитой экономикой. Понятно и то, что плохо работающий человек не в состоянии оплачивать хорошую медицинскую помощь. Можно сколько угодно говорить о проблемах медицины, но решить их невозможно без реформации экономики страны в целом. Сейчас же около 90 процентов предприятий, сырьевых ресурсов, орудий и средств производства продолжают находиться в руках государства. Вот сократится госсектор в экономике процентов до 20, максимум 30 (в США он составляет не более 8 процентов), можно будет говорить о появлении в стране свободных производителей, зарабатывающих достаточно, чтобы оплачивать медицинские услуги. Пусть – через страховые компании, как это происходит на Западе, или через предприятия, фирмы, готовые отчислять средства на «здоровье» своих сотрудников. Бесплатное здравоохранение, государственное, может обслуживать работников организаций и предприятий государственного сектора, пенсионеров. Богат или беден наш коллектив? Люди, владеющие сегодня высокой технологией, не могут быть бедными. Не может и распасться коллектив, создавший такую технологию и успешно ее применяющий. Такое может случиться, если придет фашизм, начнутся снова отъем и передел. Пока какие-то степени свободы, хотя бы небольшие, у коллектива есть, все нормально. У нас есть будущее.

    Финансирование МНТК смешанное, есть и валютные поступления. За границей действуют несколько фактически филиалов МНТК: в Дубае, Токио, скоро вступят в строй клиники в Осаке, Польше. Корабль-операционная стоит сейчас в Гибралтаре. Только за год наши специалисты сделали там более 11 тыс. операций. Это почти двадцать миллионов долларов. Офтальмологи многих стран мира пользуются инструментами, что разработаны и изготовлены специалистами МНТК. Все заработанное идет в общий котел. Отсюда те самые дотации на операции и бесплатное лечение соотечественников, валюта на развитие комплекса, технику для него. Знаете, сколько стоит одна лазерная установка? Отсюда – высокие (сравнительно, на самом деле люди должны получать много больше) заработки. Именно заработки, а не зарплата. Ее все привыкли получать за время, проведенное на работе, а не за настоящий труд. В МНТК люди получают за р а б о т у. Если работа сделана хорошо, надо и платить так же. Думаю, что труд и его результаты – основной вид частной собственности каждого. Не отменяю четкий марксистский лозунг: от каждого по способностям, каждому по труду. Верно. Тот, кто теперь называет это чепухой, в лучшем случае просто глуп. Или сумасшедший. Уверен, что со мной согласны все члены нашей команды.

    Врач МНТК получает от 500 до 900 тыс. (у некоторых зашкаливает за миллион), медсестра – 270–350 тыс., санитарка – до двухсот тысяч. Ежемесячно планка растет, к концу года она значительно поднимется. Люди начали строить себе дома, покупать квартиры, машины. Хорошо. Это сохраняет высокий дух команды; люди чувствуют себя уверенно.

    Кстати, есть сотрудники, которые зарабатывают и полтора миллиона, таких человек тридцать. Это менеджеры, руководители подразделений. Когда я говорил министру о нашей «ударной армии», разговор зашел о дисциплине и ответственности, в самом деле армейских. Без этого невозможно развивать высокие технологии. Прошли времена постукивания, послушивания, «творческих» размышлений около больного – всем этим навредить пациенту трудно. Другое дело, когда врач работает на коронарных сосудах, сердце, оперирует глаз. В МНТК каждым пациентом занимается целая команда. Но ответственность главную надо нести кому-то одному. Поэтому есть особо «ценные» работники. Менеджеры доносят технологию до каждого сотрудника, обеспечивают согласованность действий всех, контролируют результаты. От них зависит успех команды. Одна голова – хорошо, но лучше, когда их много. Мозг человека слишком мал – каких-то 1600 граммов, у некоторых и того меньше. Разве под силу такому маленькому «компьютеру» решать сразу много задач?

    Высокие критерии в МНТК сохраняются, несмотря на омоложение коллектива. Сегодня на врачебной конференции заведующая отделом лечебного контроля рассказывала о результатах лечения, проведенного именно молодыми врачами. Она очень довольна ими. Обычно это наши ординаторы, которых мы знаем со студенческой скамьи, когда впервые они приходят в МНТК интернами. За год ординатуру на его базе проходит 30–40 молодых врачей. Народ очень способный, отсев происходит совсем небольшой. Если талантлив – аспирантура.

    Категорически не согласен с тем, что люди разучились работать, поэтому никто, дескать, не поддерживает новую систему экономики. Это ложь, изобретенная нашей бюрократией. Бюрократам выгодно представлять всех нас идиотами и делать вид страдальцев: измучились, управляя такимнародом. Думаю, если бы сделать все наоборот – народу управлять бюрократами, во всяком случае четко ограничить хотя бы сферу их деятельности, давно бы дела пошли на лад.

    Откуда в России так много чиновников? Чем они занимаются? До сих пор не принято ни одного закона, который создавал бы базу для нормальной жизни и нормального труда. Запутан вопрос с собственностью. Как и раньше, остаюсь «рабом Славкой Федоровым», не знаю, принадлежит ли мне мой дом? Каждый раз заново надо выяснять, чей же это институт, клиники, которые развивали нашим коллективным трудом! Чье оборудование? И вообще, как жить дальше? Человек полностью зависим от произвола чиновников, всей бюрократической системы. Этого монстра, которого вырастили сами и способного подмять всех нас под себя. В стране никак не защищены люди, которые хотели бы что-то производить. Да как вообще можно начать это делать в нынешних условиях?

    Похоже, снова кто-то надеется на чудо: ничего не положив в землю, собрать быстро с нее урожай. Инвестиций нет, страна не реконструирует технический потенциал. Что, она готова перейти на положение слаборазвитой? Зачем тогда тратить деньги на обучение людей? Зачем институты? Время идет. Чтобы лет через 10–15 Россия могла достичь хотя бы уровня Италии или Греции, нужно по крайней мере 100 млрд долларов инвестировать ежегодно в экономику. Развивать новые производства, поскольку имеющиеся безнадежно устарели. На них невозможно создавать продукцию, конкурентоспособную на мировом рынке. Все еще не закрыты предприятия, которые ничего стоящего уже давно не производят – таких не менее четверти в промышленности. Не начаты реконструкция и перевооружение многих действующих предприятий, еле сводящих концы с концами. А что построено заново? Мне довелось видеть только небольшую текстильную фабрику и завод по переработке консервов. Да и то вложили деньги иностранные инвесторы. Отечественные «инвесторы» предпочитают вкладывать доллары в иностранные банки. Миллиарды ежегодно оседают на их счетах – наши общие миллиарды. В самом деле, Россия – страна великая, помогает «развиваться» странам, которые и без нее уже неплохо развиты. В западных банках полно денег из России, а то, что удается кому-то заработать здесь, облагается непосильными налогами. И поборами чиновников. От человека, который все же решается начать свое дело, взятки требуют на всех этапах. Бюрократ изворотлив.

    Идет откровенное разбазаривание общего достояния. Тот же взятый на Западе кредит… Разве это не долг, который придется отдавать нашим детям, внукам? Выходит, мы им оставим большие долги. А куда, спрашивается, идут кредиты? Покупаем среднюю пшеницу в Америке, хотя гораздо лучше есть в Краснодарском крае, в Сальских степях. Очень любят заниматься кредитами те же бюрократы. Чиновник, оформляющий сделку, получает приличные проценты за хлопоты. Иногда – до 15. Представляете, сколько оседает наших общих денег в кармане чиновников?

    Говорят, выросла преступность. Понадобился закон, чтобы с нею бороться (словно это не прямая обязанность соответствующих структур). Но задумайтесь, откуда эта преступность? Во многом она связана с отсутствием в стране возможности заработать деньги честным путем. Куда деться молодому, полному сил человеку, если нет рабочих мест? Это ведь не та безработица – от избытка производства и товаров, которую мы долгие годы ставили в вину капитализму. У нас она сейчас от нежелания, неумения, невозможности организовать дело. Как власть помогает тем, кто пробует, уже говорилось выше. Остается снова бросить на преступность танковые соединения, расстреливать народ. А, может, попробуем изменить взгляд на некоторых преступников? В некотором роде, пусть диким образом, но они восстанавливают социальную справедливость, отнимая награбленное ворами крупного масштаба. Разве коррумпированной чиновник или спекулянт, торгующий нефтью и цветными металлами, – не вор? Он грабит свой народ. Конечно, большинство людей не пойдет в «робин гуды» (тем более после такого строгого Указа). Что касается меня, может, будь я сейчас молодым, и подумал бы о подобном промысле. Деньги можно отдавать в детские сады или дома. Помните Деточкина из фильма «Берегись автомобиля»?

    Меня давно называют капиталистом, но, честно говоря, я не поклонник капитализма, особенно в той людоедской форме, которую наблюдаем вокруг.Разве мыслимо в конце ХХ века начинать строить первую стадию капитализма? Развитые страны давно живут в посткапитализме с социальной ориентацией. В той же Америке или Швеции есть множество предприятий, где собственность на орудия и средства производства принадлежит всем сотрудникам, примерно поровну. Соединение каждого работника непосредственно с прибылью ликвидирует психологию наемника. Собственник, сохозяин. Это совсем другое ощущение себя, другие стимулы деятельности. Пока все мы в своей стране – наемники.

    Кроме структурной перестройки экономики, системы управления, нужна ломка психологических стереотипов. Без нее реформы невозможны. Нельзя якобы ходить на работу, нельзя якобы работать.

    Ни одна партия сейчас не предлагает всего комплекса мер, которые сделали бы человека экономически заинтересованным работником, производителем.Есть отдельные осколки идей в программах некоторых партий и движений, но в общую картину это не складывается. Если в ближайшее время положение не изменить, придется согласиться с тем, что Россия – в самом деле что-то вроде Верхней Вольты, правда, с ракетами. Женщины будут продавать тело, мужчины дешево – рабочую силу, бюрократы доедать то, что не успели. И это в стране, где столько умных голов, интереснейших идей. Иногда хочется кричать – как разбудить всех?

    Люди должны получить все производственные помещения, всю технику, все необходимое для производства. Своим трудом каждый человек давно оплатил эту собственность, что не хочет признать государство. Оно хитрит, мошенничает, пускается на аферы против своих граждан. За это надо нести ответственность; никто не имеет права присваивать себе результаты многолетнего труда людей. Только труженики имеют право решать, какую часть прибыли выделить на образование, культуру, на детей или стариков. Вовсе не нужна для этого громадная этажерка властей разных уровней. Хозяин вправе разумно распорядиться всем. Поэтому и не дают здесь никому почувствовать себя хозяином. Подлинно народной приватизации так и не случилось.

    Руководить страной должны профессионалы. Скажем, через палату производителей: депутаты от металлургов, от шахтеров, от медиков. Именно им решать, как распорядиться бюджетом, куда направить в первую очередь инвестиции. Их заботой должен стать фонд передовых технологий, иначе отстанем от развитых стран окончательно и безнадежно.

    Это то, что касается системы. Другая проблема – деловые люди. Бизнес – это здравый смысл, честность, инициатива. Почти не встречал обладателей всего этого вместе. В особом дефиците честность. Основательно убита инициатива.Головы инициативным в России было принято отрывать давно, еще во времена Степана Разина и Емельяна Пугачева. И все же в России толковых людей много, несмотря на то, что Сталин тоже немало поработал на этой ниве. При социализме все много лгали, порою происходило даже не раздвоение личности, а ее рас-троение. Нечто вроде супершизофрении. Когда один человек мог думать, говорить и делать вещи, абсолютно несовпадающие. Пока отголоски старого дают о себе знать в «новых русских».

    Новые технологии требуют нового человека, ведь технология, в которую кто-то не вложит душу, мертва. Во что вкладывают душу сейчас? Не хочется, чтобы новых русских хватило только на то, чтобы вырубить леса, разбазарить нефть – ведь все это подарено нашему народу природой. Просто по праву рождения. И свалившиеся богатства прокутить в парижских ресторанах? Другие люди нужны России. Свобода – прежде всего ответственность. Пора встать с колен. Не бойтесь, что кто-то остановит, идите вперед. Живите, как люди!

    Не говорил, как видите, Федоров о своих новых лазерах, о повороте к щадящим физиологичным методикам лечения, хотя команда его находится в постоянном поиске и «сгусток мозговой энергии», как он говорит, в МНТК велик. Конечно, в условиях нормального развития ему, ученому с мировым именем, вряд ли пришлось бы заниматься и конкретной экономикой, и политикой. Но развитие таково, что занимается Федоров всем, потому что другой всего не потянул бы.

    Удивительное чувство приходит в его кабинете: время словно обретает скорость. Вокруг него что-то всегда происходит. Так не похож его рабочий стол своим деловым беспорядком на гладкие – с массивными чернильными приборами – столы классических начальников. Хотя не стремится он особенно к модерну. Справа от стола, как и семь лет назад, красное знамя. А он вроде говорил, что не жалует большевиков? Однако уважает людей, которые и при большевиках честно работали. МНТК получил знамя как победитель в социалистическом соревновании. Это их история, от нее нельзя отказаться, ее нельзя переписать. Если в прошлое выстрелить из ружья, будущее выстрелит в тебя из пушки.

    Как и раньше он продолжает обмениваться с людьми добротой. Кажется, выражение это принадлежит художнику Зурабу Церетели. Это он подарил Федорову прекрасные эмали на металле (старинная грузинская техника), которые украшают несколько холлов МНТК. Зла врач Федоров органически чужд, хотя, может быть, резок в оценках кого-то, чего-то. Люди с таким же потенциалом это чувствуют. В этот раз в кабинете Федорова сидел гость из Италии, немолодой, старше хозяина кабинета, человек. В прошлом летчик (им мечтал стать Федоров в детстве). Прочитал, что делает Федоров, решил пригласить его в Италию, познакомить со своим проектом. А проект таков: в горах у Сан-Марино построить небольшую клинику, оборудовать хорошо, конечно. Рядом продается не очень дорого замок XVIII века. Можно отдыхать. Нет, никаких средств от Федорова, никаких условий. Только пусть приезжает иногда сам, его специалисты – в Европе много людей, которые знают марку МНТК.

    Клиника в горах уже есть, прекрасно вписана архитектором в ландшафт. Гость из Италии показывает цветные фотографии. Федоров поедет открывать, сделает сам первые операции. Бизнес? Но сначала – желание отдать, подарить.

    Верно, что существует, как сказала Марина Цветаева, круговая порука добра. Счастье, когда человеку есть с чем войти в этот круг. И Федоров в самом деле счастливый человек.

    

    Наталия Сафронова

    «Медицинский вестник», 1994 г., № 7


Страница источника: 221-230

OAI-PMH ID: oai:eyepress.ru:article23413
Просмотров: 1324




Johnson & Johnson
Alcon
Bausch + Lomb
Reper
NorthStar
ЭТП
Rayner
Senju
Гельтек
santen
Акрихин
Ziemer
Eyetec
МАМО
Tradomed
Nanoptika
R-optics
Фокус
sentiss
nidek