Онлайн доклады

Онлайн доклады

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Съезда Общества офтальмологов России

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Съезда Общества офтальмологов России

Современные технологии лечения заболеваний глаз. Научно-практическая конференция

Конференция

Современные технологии лечения заболеваний глаз. Научно-практическая конференция

Пироговский офтальмологический форум

Конференция

Пироговский офтальмологический форум

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Инновационные технологии диагностики и хирургического лечения патологии заднего отдела глазного яблока и зрительного нерва Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Инновационные технологии диагностики и хирургического лечения патологии заднего отдела глазного яблока и зрительного нерва Межрегиональная научно-практическая конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Инновационные технологии диагностики, терапии и хирургии патологии переднего отдела глазного яблока, глаукомы и придаточного аппарата органа зрения Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Инновационные технологии диагностики, терапии и хирургии патологии переднего отдела глазного яблока, глаукомы и придаточного аппарата органа зрения Межрегиональная научно-практическая конференция

Оренбургская конференция офтальмологов - 2020 XXXI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Оренбургская конференция офтальмологов - 2020 XXXI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Новые технологии в офтальмологии. VIII Всероссийская научно-практическая конференция посвященная дню рождения академика С.Н. Федорова

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. VIII Всероссийская научно-практическая конференция посвященная дню рождения академика С.Н. Федорова

Новейшие и инновационные подходы в медико-хирургическом лечении глаукомы

Международный вебинар по глаукоме в области медико-хирургического лечения

Новейшие и инновационные подходы в медико-хирургическом лечении глаукомы

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Сателлитные симпозиумы

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Онлайн семинар

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Онлайн семинар

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Конференция

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Съезда Общества офтальмологов России

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Съезда Общества офтальмологов России

Современные технологии лечения заболеваний глаз. Научно-практическая конференция

Конференция

Современные технологии лечения заболеваний глаз. Научно-практическая конференция

Пироговский офтальмологический форум

Конференция

Пироговский офтальмологический форум

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Инновационные технологии диагностики и хирургического лечения патологии заднего отдела глазного яблока и зрительного нерва Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Инновационные технологии диагностики и хирургического лечения патологии заднего отдела глазного яблока и зрительного нерва Межрегиональная научно-практическая конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Инновационные технологии диагностики, терапии и хирургии патологии переднего отдела глазного яблока, глаукомы и придаточного аппарата органа зрения Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Инновационные технологии диагностики, терапии и хирургии патологии переднего отдела глазного яблока, глаукомы и придаточного аппарата органа зрения Межрегиональная научно-практическая конференция

Оренбургская конференция офтальмологов - 2020 XXXI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Оренбургская конференция офтальмологов - 2020 XXXI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Новые технологии в офтальмологии. VIII Всероссийская научно-практическая конференция посвященная дню рождения академика С.Н. Федорова

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. VIII Всероссийская научно-практическая конференция посвященная дню рождения академика С.Н. Федорова

Новейшие и инновационные подходы в медико-хирургическом лечении глаукомы

Международный вебинар по глаукоме в области медико-хирургического лечения

Новейшие и инновационные подходы в медико-хирургическом лечении глаукомы

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Сателлитные симпозиумы

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Онлайн семинар

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Онлайн семинар

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Все видео...

Заключение


    Вопрос коррекции посткератопластического астигматизма не теряет своей актуальности в течение уже нескольких десятилетий. У пациентов, которым сквозная кератопластика была выполнена по поводу кератоконуса, проблема развития астигматизма является социально значимой, так как подавляющее большинство контингента данной группы – люди молодого, трудоспособного возраста. При кератоконусе в 98% случаев наблюдается прозрачное приживление роговичного трансплантата, однако развившийся посткератопластический астигматизм может значительно снизить послеоперационную остроту зрения и, как следствие, вызвать неудовлетворенность пациента функциональным результатом операции. На сегодняшний день в арсенале офтальмологов имеется большой набор различных методик коррекции посткератопластического астигматизма от не инвазивных (оптическая коррекция очками и контактными линзами) до хирургических и лазерных вмешательств.

    По данным ряда литературы, у пациентов с кератоконусом посткератопластический астигматизм характеризуется прогрессирующим увеличением в отдаленные сроки после операции. В ходе данного исследования первым этапом совместно с заведующим отделом математического обеспечения ФГАУ «МНТК «Микрохирургия глаза» им. акад. С.Н. Фёдорова» Минздрава РФ, к.т.н. Бессарабовым А.Н. была создана математическая модель меридиональной деформации роговичного трансплантата вследствие истончения остаточной роговицы реципиента и приведено теоретическое обоснование имплантации интрастромальных роговичных сегментов после сквозной кератопластики у пациентов с кератоконусом.

    В исследование вошли 65 пациентов (65 глаз) после сквозной кератопластики, выполненной по поводу кератоконуса в ФГАУ «МНТК «Микрохирургия глаза» им. акад. С.Н. Фёдорова».

    Анализ величины цилиндрического компонента рефракции в отдаленные сроки после сквозной кератопластики был проведен у 50-ти пациентов (50 глаз). В 25-ти случаях (25 глаз) после СКП прошло менее 10-ти лет (в среднем 3,96±2,07 года), в 25-ти случаях (25 глаз) – более 10-ти лет (в среднем 17,88±6,94 лет), а диаметр трансплантата в группах составил в среднем 8,14±0,38 и 8,07±0,69 соответственно. В группе пациентов, которым СКП была выполнена менее 10-ти лет назад, величина астигматизма составила в среднем 6,29±2,74 дптр, в то время как в группе пациентов более чем через 10 лет после СКП – 8,75±4,78 дптр.

    В 15-ти случаях (15 глаз) из 50-ти удалось оценить динамику изменения величины астигматизма в отдаленные сроки после СКП. Через 5 лет посткератопластический астигматизм составил в среднем 4,19±2,07 дптр. В дальнейшем отмечалось прогрессирующее повышение величины цилиндрического компонента, которое стало значимым в срок наблюдения более чем через 10 лет после СКП и в среднем через 16,3±1,2 лет составило 7,74±2,41 дптр.

    Полученные результаты анализа величины астигматизма в различные сроки после СКП, выполненной по поводу кератоконуса, соотносятся с результатми исследования Szczotka-Flynn L. с соавторами, которые в 2004-м году сообщили о результатах обследования 15-ти глаз пациентов с кератоконусом после сквозной кератопластики. Послеоперационный период наблюдения составил в среднем 17 лет. Значимый роговичный астигматизм был выявлен через 5 лет после сквозной кератопластики и составил в среднем 3,57±1,8 дптр. В дальнейшем величина астигматизма прогрессивно увеличилась и к периоду наблюдения 15 лет после СКП достигла в среднем 11,23±3,56 дптр. Авторы пришли к выводу, что прогрессирование астигматизма после кератопластики по поводу кератоконуса становится выраженным примерно через 10 лет после операции.

    Таким образом, особенностью рефракции глаз пациентов после СКП, выполненной по поводу кератоконуса, является нестабильность и прогрессирующее повышение величины цилиндрического компонента в отдаленные сроки после СКП.

    В 2008-м году Raecker M.E. с соавторами сообщили о 4-х случаях в группе пациентов после СКП, выполненной по поводу кератоконуса, в которых было выявлено истончение зоны рубца и остаточной роговицы реципиента в нижней её половине. Во всех данных случаях СКП была выполнена по поводу кератоконуса, а после СКП прошло в среднем 18 лет.

    В рамках данного исследования с целью оценки толщины роговичного трансплантата и остаточной роговицы реципиента в отдаленные сроки после СКП проводилась оптическая когерентная томография переднего отрезка глазного яблока – 25 человек (25 глаз) со сроком наблюдения после СКП более 10-ти лет и 25 человек (25 глаз) – менее 10-ти лет. Измерения проводились в нижней половине роговицы и в противоположных точках тех же меридианов в верхней половине. Оценивалась толщина остаточной роговицы реципиента в точке максимального истончения в зоне рубца, а также минимальная толщина роговичного трансплантата в точке, расположенной на 1 мм кнутри от рубца.

    Статистически значимые различия (p>0,05) были выявлены в толщине остаточной роговицы реципиента в нижней половине (в пределах от 225° до 315°), которая у пациентов более чем через 10 лет после СКП составила в среднем 522±83 мкм, менее чем через 10 лет после СКП – 567±50 мкм.

    Различия в толщине роговичного трансплантата в центре и в точке, расположенной на 1 мм кнутри от посткератопластического рубца, были статистически не значимы (р>0,05).

    Полученные данные соотносятся с результатами исследования Jhanji V. с соавторами [81], которые так же выявили истончение остаточной роговицы реципиента в отдаленные сроки после СКП, выполненной по поводу кератоконуса. В среднем после операции прошло 25,83±12,37 лет. Толщина роговичного трансплантата в центральной зоне составила 577,45±78,52 мкм, в то время как в зоне посткератопластического рубца – 438,18±86,35 мкм, а в точке, расположенной на 1 мм кнаружи от рубца (в ободке остаточной роговицы реципиента) – 465,45±110,93 мкм. Максимальное истончение роговицы во всех случаях было выявлено в нижней ее половине.

    В ходе данного исследования по результатам оценки отдаленных результатов СКП у 50-ти пациентов (50 глаз) с кератоконусом был выполнен корреляционный анализ связи между истончением остаточной роговицы реципиента и величиной астигматизма, который показал наличие прямой зависимости между исследуемыми параметрами (r = 0,59).

    Таким образом, проведение сквозной кератопластики не решает проблему полной стабилизации кератометрических показателей у пациентов с кератоконусом, так как даже после радикальной операции сохраняется остаточная роговица реципиента, которая в дальнейшем может подвергаться истончению, что приводит к нестабильности значений кератометрии, в том числе и после успешно проведенной коррекции посткератопластических аметропий в отдаленном послеоперационном периоде.

    В условиях нестабильности величины цилиндрического компонента рефракции в отдаленные сроки после СКП, выполненной по поводу кератоконуса, по-прежнему актуален поиск оптимального способа коррекции астигматизма у пациентов данной группы, так как важно не только снизить его степень, но и обеспечить стабильность формы роговичного трансплантата.

    С целью коррекции миопии и миопического астигматизма на развитых стадиях кератоконуса широко применяют имплантацию интрастромальных роговичных сегментов, которые, как известно, на механическом уровне воздействует на роговицу, изменяя ее конфигурацию [10]. Данная операция может использоваться и с целью коррекции астигматизма после СКП. ИРС, имплантированные в трансплантат, могут не только снизить величину индуцированного астигматизма, но и выполнять «каркасную» функцию, что позволит добиться большей стабильности роговичного трансплантата.

    Для проведения имплантации ИРС с целью коррекции астигматизма после СКП, выполненной по поводу кератоконуса, было отобрано 40 пациентов (40 глаз). В зависимости от техники выполнения операции пациенты были разделены на две группы:

    1-я группа - 19 человек (19 глаз), которым формирование интрастромальных роговичных тоннелей для последующей имплантации интрастромальных роговичных сегментов проводилось стандартным механическим способом.

    2-я группа - 21 человек (21 глаза), которым формирование интрастромального роговичного тоннеля проводилось с помощью фемтосекундного лазера.

    В 3-ю контрольную группу вошли 15 человек (15 глаз), которые были прооперированы в МНТК «Микрохирургия глаза» в период с 2007 по 2015 годы по технологии ЛАЗИК с целью коррекции посткератопластического астигматизма. Показанием к ранее проведенной сквозной кератопластике во всех 15-ти случаях явился кератоконус далекозашедшей стадии.

    Всем пациентам, отобранным для имплантации ИРС было проведено комплексное офтальмологическое обследование, включающее биомикроскопию, офтальмоскопию, рефракто- и офтальмометрию, визометрию без коррекции и с максимальной коррекцией, периметрию, тонометрию, ультразвуковую эхобиометрию, компьютерную кератотопографию, оптическую когерентную томографию, конфокальную микроскопию, эндотелиальную микроскопию, денситометрию роговичного трансплантата.

    В результате имплантации ИРС у всех пациентов 1-ой и 2-ой групп исследования было получено повышение НКОЗ и МКОЗ и снижение величины астигматизма.

    НКОЗ и МКОЗ в среднем повысились с 0,13±0,14 и 0,45±0,27 до 0,36±0,18 и 0,66±0,18 соответственно в 1-ой группе и с 0,08±0,06 и 0,36±0,25 до 0,37±0,21 и 0,60±0,17 соответственно – во 2-ой группе.

    Полученная после имплантации ИРС величина астигматизма по сравнению с дооперационной снизилась в среднем на 5,22 дптр в 1-ой группе и на 4,22 дптр - во 2-ой группе.

    Также было получено уменьшение величины сферического компонента рефракции, значения которого после имплантации ИРС в 1-ой и 2-ой группе составили в среднем -0,80±1,00 дптр и -0,64±2,56 дптр соответственно.

    Тенденция к повышению НКОЗ, МКОЗ и снижению астигматизма после имплантации ИРС на трансплантате была отмечена и другими исследователями. Так, Arriola-Villalobos P. с соавторами (2009) получили повышение МКОЗ с 0,23±0,21 до 0,98±0,27, снижение величины цилиндрического компонента с 6,17±1,12 дптр до 4,04±1,67 дптр. Coscarelli S. с соавторами (2012) после имплантации ИРС у 54-х пациентов сообщили о повышении МКОЗ с 0,3±0,17 до 0,45±0,17 и снижении посткератопластического астигматизма с 3,37±1,51 дптр до 1,69±1,04 дптр.

    Ретроспективный анализ результатов коррекции посткератопластического астигматизма методом ЛАЗИК у пациентов 3-ей группы показал, что у 14-ти пациентов было получено повышение НКОЗ, которая через 1 месяц составила в среднем 0,48±0,24. Значение МКОЗ было сопоставимо с дооперационным и составило в среднем 0,67±0,14. Величина цилиндрического компонента рефракции снизилась у 12-ти пациентов и составила в среднем 2,65±1,50 дптр. Значения Kmax и Kmin составили в среднем 42,93±3,05 дптр и 40,28±2,84 дптр соответственно.

    Через 1 месяц послеоперационного периода различия между 3-мя группами пациентов по средним значениям НКОЗ, МКОЗ, астигматизма, Kmax и Kmin были статистически не значимы (p>0,05), но у пациентов 3-ей группы отмечалась более высокая НКОЗ и меньшая величина цилиндрического компонента рефракции.

    Стабилизацию клинико-функциональных показателей после имплантации ИРС в 1-ой и 2-ой группах отмечали уже к 3-м месяцам послеоперационного периода. Результаты послеоперационного обследования пациентов через 6 месяцев были сопоставимы с таковыми при обследовании через 3 месяца. В сроки наблюдения 1 и 2 года исследуемые показатели оставались стабильными в обеих группах.

    Полученные данные о стабилизации показателей после имплантации ИРС на трансплантате соотносятся с результатами Tatjana Moura Bustos Prazeres с соавт. [132], а исследование Pedro Arriola-Villalobos с соавт. [37] подтверждает стабильность рефракционного результата имплантации ИРС с целью коррекции посткератопластического астигматизма даже через 29 месяцев после операции. Через 1 год наблюдения НКОЗ и МКОЗ в среднем составили 0,36±0,18 и 0,61±0,15 соответственно в 1-ой группе, 0,38±0,18 и 0,59±0,16 соответственно – во 2-ой группе. Величина астигматизма составила в среднем 3,22±1,30 дптр в 1-ой группе и 3,73±2,00 – во 2-ой группе. Полученные величины преломления роговицы K max и K min составили в среднем 44,59±2,16 дптр и 41,38±2,31 дптр соответственно в 1-ой группе и 45,12±2,59 и 41,39±2,98 соответственно – во 2-ой группе.

    Через 2 года НКОЗ и МКОЗ в среднем составили 0,36±0,17 и 0,60±0,15 соответственно в 1-ой группе, 0,38±0,18 и 0,58±0,15 соответственно – во 2-ой группе. Величина астигматизма составила в среднем 3,30±1,27 дптр в 1-ой группе и 3,75±1,99 во 2-ой группе. Полученные величины преломления роговицы K max и K min составили в среднем 44,71±2,09 дптр и 41,41±2,32 дптр соответственно в 1-ой группе и 45,13±2,60 и 41,39±2,99 соответственно – во 2-ой группе.

    При проведении ретроспективного анализа послеоперационного обследования у пациентов 3-ей группы через 2 года после выполненной коррекции методом ЛАЗИК был отмечен выраженный регресс функционального результата ввиду увеличения астигматизма, который составил в среднем 5,31±2,69 дптр и был сопоставим по своей величине с дооперационным (4,87±3,24 дптр). Регресс функционального результата был выявлен у 12-ти пациентов, которые субъективно отметили снижение остроты зрения в среднем через 1,5±0,42 года после операции. У 3-х пациентов контрольной группы результаты обследования через 2 года после ЛАЗИК были сопоставимы с таковыми при обследовании через 1 месяц.

    Через 2 года послеоперационного периода различия между 3-мя группами пациентов по средним значениям НКОЗ, МКОЗ, астигматизма, Kmax и Kmin были статистически не достоверны (p>0,05), но у пациентов 3-ей группы были получены более высокие значения цилиндрического компонента рефракции, которые были сопоставимы с таковыми до проведения ЛАЗИК.

    Регресс функционального результата ЛАЗИК после СКП, выполненной по поводу кератоконуса, был описан и в исследовании Donoso R. с соавт. [64]. В исследование вошли 14 пациентов (19 глаз). На момент проведения ЛАЗИК во всех случаях роговичный непрерывный шов после СКП был удален, и кератометрические показатели были стабильны. Результатом выполнения ЛАЗИК стало снижение сфероэквивалента в среднем с -2,60 дптр до -0,36 дптр, а величины цилиндрического компонента – с -3,43 дптр до -1,37 дптр. Однако, в срок наблюдения 1 год значения сфероэквивалента и астигматизма были сопоставимы с таковыми до проведения рефракционной операции и составили в среднем -1,28 дптр и -3,21 дптр соответственно.

    В настоящее время имеется недостаточное количество исследований, посвященных оценке отдаленных результатов ЛАЗИК в коррекции посткератопластического астигматизма именно в группе пациентов с кератоконусом, а существующие исследования характеризуются недостаточным сроком наблюдения (не более 12-ти месяцев). Если у пациента с кератоконусом после СКП в качестве методики коррекции ПКПА был выбран ЛАЗИК, мы рекомендуем не прекращать наблюдение пациента даже в отдаленные сроки, так как в ходе исследования было выявлено, что регресс функционального результата развился в среднем через 1,5±0,42 года после выполненной коррекции.

    Donoso R. с соавт. [64] в качестве способа профилактики регресса функционального результата ЛАЗИК у пациентов с кератоконусом после СКП рассматривают проведение УФ-кросслинкинга роговичного коллагена до рефракционной операции. Для оценки возможностей УФ-кросслинкинга в решении данной проблемы также требуется проведение дальнейших исследований.

    Исследователями Prazeres T.M., Souza A.C., Pereira N.C (2011) было отмечено, что даже в тех случаях, когда после имплантации ИРС не удалось получить значительного изменения значений Kmax и Kmin, и, соответственно, снижения величины цилиндрического компонента, субъективно пациенты отмечали повышение четкости изображения. В ходе выполнения исследования мы также столкнулись с подобными случаями, ввиду чего был проведен анализ изменения кератотопографических индексов SAI и SRI. Особой ценностью при оценке результатов имплантации ИРС обладал индекс SRI, так как именно он отражает степень регулярности передней поверхности роговицы в центральной зоне. После выполненной операции значение индекса SAI повысилось и составило в среднем 1,20±0,39 в 1-ой группе и 1,35±0,40 – во 2-ой группе.

    Величина индекса SRI приблизилась к нормальному значению и составила в среднем 0,82±0,18 в 1-ой группе и 0,87±0,32 – во 2-ой группе. Снижение индекса SRI после имплантации интрастромальных роговичных сегментов свидетельствует о повышении регулярности роговичной поверхности в оптической зоне.

    В ходе выполнения денситометрии роговичного трансплантата у 20-ти человек (20 глаз) было выявлено 2 состояния оптической плотности рубца роговичного трансплантата: равномерный (12 глаз) и неравномерный (8 глаз) по оптической плотности рубец. При проведении сравнительного анализа величин цилиндрического компонента до и после имплантации ИРС на трансплантате нами было отмечено, что у пациентов с равномерным по оптической плотности рубцом после операции было получено более выраженное уменьшение величины цилиндрического компонента (в среднем на 5,23 дптр) нежели у пациентов с неравномерным по оптической плотности рубцом (в среднем на 2,91 дптр). Учитывая небольшую выборку пациентов, которым проводилась денситометрия роговичного трансплантата, аспект зависимости рефракционного результата имплантации ИРС от оптической плотности посткератопластического рубца требует дальнейшего изучения.

    Таким образом, имплантация интрастромальных роговичных сегментов имеет несколько преимуществ по сравнению с другими способами коррекции астигматизма после СКП: 1) операция обратима, и в случае неудовлетворительного функционального результата ИРС могут быть удалены с последующей имплантацией более подходящих по длине и высоте роговичных сегментов, 2) операция позволяет получить снижение иррегулярности роговичного астигматизма за счёт механического воздействия на роговичный трансплантат, 3) операция проводится за пределами оптической зоны роговицы, а отсутствие ее истончения исключает угрозу развития вторичной эктазии.

    При проведении сравнительного анализа рефракционного результата имплантации ИРС на трансплантате в ходе данного исследования не было выявлено достоверной разницы между группами. Вне зависимости от способа формирования интрастромальных роговичных тоннелей (механически или с фемтосекундным сопровождением) у всех пациентов обеих групп было получено повышение НКОЗ и МКОЗ и снижение величины цилиндрического компонента. Однако при оценке эффективности имплантации ИРС в обеих группах было выявлено, что коэффициент эффективности фемто-ИРС был выше и составил 1,06, в то время как коэффициент эффективности мех-ИРС – 0,8. Та же тенденция прослеживалась и при оценке безопасности имплантации ИРС. Так, коэффициент безопасности фемто-ИРС составил 1,64, а мех-ИРС – 1,36.

    При проведении данного исследования использовались следующие критерии отбора пациентов для имплантации ИРС с целью коррекции посткератопластического астигматизма:

    1) срок после проведения СКП не менее 2-х лет и с момента удаления роговичного шва – не менее 12 месяцев, так как именно в это время отмечается стабилизация функциональных показателей;

    2) диаметр трансплантата не менее 8,0 мм, так как интрастромальные роговичные сегменты должны быть имплантированы в 5-7 мм зоне без воздействия на область посткератопластического рубца;

    3) симметричный тип кератотопограммы, по которой точно определяется положение сильной оси, необходимой для позиционирования интрастромальных роговичных сегментов;

    4) толщина роговичного трансплантата в 5-7мм зоне не менее 500 мкм во избежание повреждения десцеметовой мембраны;

    Таким образом, анализ клинико-функциональных результатов имплантации ИРС с целью коррекции астигматизма после СКП, выполненной по поводу кератоконуса, показал, что имплантированные в трансплантат ИРС повышают остроту зрения, снижают величину сферического и цилиндрического компонентов рефракции, повышают регулярность роговичной поверхности в оптической зоне. Использование фемтосекундного сопровождения значительно упрощает процесс формирования интрастромальных роговичных тоннелей в трансплантате. Точность, предсказуемость и безопасность являются теми основными преимуществами, которые позволяют снизить количество интраоперационных осложнений и обеспечить равномерное залегание ИРС на всём протяжении интрастромального тоннеля. Результаты данного исследования свидетельствуют о том, что методом имплантации ИРС может быть получено значительное и стабильное снижение величины посткератопластического астигматизма, что особенно актуально в группе пациентов, прооперированных по поводу кератоконуса.


Страница источника: 99-109

Просмотров: 626