Онлайн доклады

Онлайн доклады

Научно-образовательные вебинары

Научно-образовательные вебинары

Сателлитные симпозиумы в рамках РООФ-2020

Сателлитные симпозиумы в рамках РООФ-2020

Расширенное заседание Экспертного Совета по проблемам глаукомы и группы «Научный авангард»

Конгресс

Расширенное заседание Экспертного Совета по проблемам глаукомы и группы «Научный авангард»

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Съезда Общества офтальмологов России

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Съезда Общества офтальмологов России

Современные технологии лечения заболеваний глаз. Научно-практическая конференция

Конференция

Современные технологии лечения заболеваний глаз. Научно-практическая конференция

Пироговский офтальмологический форум

Конференция

Пироговский офтальмологический форум

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Инновационные технологии диагностики и хирургического лечения патологии заднего отдела глазного яблока и зрительного нерва Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Инновационные технологии диагностики и хирургического лечения патологии заднего отдела глазного яблока и зрительного нерва Межрегиональная научно-практическая конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Инновационные технологии диагностики, терапии и хирургии патологии переднего отдела глазного яблока, глаукомы и придаточного аппарата органа зрения Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Инновационные технологии диагностики, терапии и хирургии патологии переднего отдела глазного яблока, глаукомы и придаточного аппарата органа зрения Межрегиональная научно-практическая конференция

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Научно-образовательные вебинары

Научно-образовательные вебинары

Сателлитные симпозиумы в рамках РООФ-2020

Сателлитные симпозиумы в рамках РООФ-2020

Расширенное заседание Экспертного Совета по проблемам глаукомы и группы «Научный авангард»

Конгресс

Расширенное заседание Экспертного Совета по проблемам глаукомы и группы «Научный авангард»

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Съезда Общества офтальмологов России

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Съезда Общества офтальмологов России

Современные технологии лечения заболеваний глаз. Научно-практическая конференция

Конференция

Современные технологии лечения заболеваний глаз. Научно-практическая конференция

Пироговский офтальмологический форум

Конференция

Пироговский офтальмологический форум

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Инновационные технологии диагностики и хирургического лечения патологии заднего отдела глазного яблока и зрительного нерва Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Инновационные технологии диагностики и хирургического лечения патологии заднего отдела глазного яблока и зрительного нерва Межрегиональная научно-практическая конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Инновационные технологии диагностики, терапии и хирургии патологии переднего отдела глазного яблока, глаукомы и придаточного аппарата органа зрения Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Инновационные технологии диагностики, терапии и хирургии патологии переднего отдела глазного яблока, глаукомы и придаточного аппарата органа зрения Межрегиональная научно-практическая конференция

Все видео...
 Реферат RUS  Реферат ENG  Литература  Полный текст
УДК:УДК 617.73

DOI: https://doi.org/10.25276/0235-4160-2017-4-38-44

Афлиберцепт в лечении резистентной полипоидной хориоидальной васкулопатии: краткосрочные результаты


    Актуальность

    
Рис. 1.Пациент С. (№ 1), 58 лет, левый глаз: a) фото глазного дна до лечения: массивное отложение твердых экссудатов, отслойка РПЭ с височной  стороны; б) фото глазного дна после лечения: уменьшение количества твердых экссудатов, регресс отслойки РПЭ; в) ИЗАГ до: ВСС и гиперфлюоресцентные полипы, с виска экранирование отслойкой РПЭ; г) ИЗАГ после: сохранение ВСС, уменьшение количества полипов; д) ОКТ с височной  стороны до: высокая куполообразная отслойка РПЭ; е) ОКТ с височной стороны после: практический полный регресс отслойки РПЭ<br />Fig. 1. Patient S., male (№ 1), 58 years, left eye: a) Fundus photo before treatment: massive deposition of hard exudates, RPE detachment in temporal part; b)  Fundus photo after treatment: reduction of the number of hard exudates, the regression of the RPE detachment; c) ICGA before: BVN and hyper-fluorescence  polyps, temporal shadow from RPE detachment; d) ICGA after: BVN maintenance, reduction in number of polyps; e) OCT temporal before: a high dome-shaped  detachment of RPE; f) OCT temporal after: practical a complete regression of the RPE detachment
Рис. 1.Пациент С. (№ 1), 58 лет, левый глаз: a) фото глазного дна до лечения: массивное отложение твердых экссудатов, отслойка РПЭ с височной стороны; б) фото глазного дна после лечения: уменьшение количества твердых экссудатов, регресс отслойки РПЭ; в) ИЗАГ до: ВСС и гиперфлюоресцентные полипы, с виска экранирование отслойкой РПЭ; г) ИЗАГ после: сохранение ВСС, уменьшение количества полипов; д) ОКТ с височной стороны до: высокая куполообразная отслойка РПЭ; е) ОКТ с височной стороны после: практический полный регресс отслойки РПЭ
Fig. 1. Patient S., male (№ 1), 58 years, left eye: a) Fundus photo before treatment: massive deposition of hard exudates, RPE detachment in temporal part; b) Fundus photo after treatment: reduction of the number of hard exudates, the regression of the RPE detachment; c) ICGA before: BVN and hyper-fluorescence polyps, temporal shadow from RPE detachment; d) ICGA after: BVN maintenance, reduction in number of polyps; e) OCT temporal before: a high dome-shaped detachment of RPE; f) OCT temporal after: practical a complete regression of the RPE detachment

Рис. 2.Пациентка М. (№ 5), 56 лет, правый глаз:  a)  фото  глазного  дна  до  лечения:  субмакулярное кровоизлияние, единичные твердые экссудаты; б) фото после лечения: практически полное  рассасывание  кровоизлияния  и  твердых  экссудатов; в) ИЗАГ до: ВСС и гиперфлюоресцентные полипы; г) ОКТ-ангио после: сохранение ВСС; д) микропериметрия до: СЧ 18,8 дБ, в  центре  абсолютная  скотома;  е)  микропериметрия после: повышение СЧ до 23,2 дБ; ж) динамика ОКТ, срез через полипы. Внизу снимок до:  зубцеобразная  отслойка  РПЭ  с  гиперрефлективным содержимым (полипы), субретинальная  жидкость, ЦТС 270 мкм. Сверху снимок после:  уменьшение высоты отслойки РПЭ (регресс полипов), полная резорбция СРЖ, ЦТС 214 мкм<br />Fig. 2.Patient M, female (№ 5), 56 years, right eye:  a)  Fundus  photo  before  treatment:  submacular  hemorrhage,  isolated  hard  exudates;  b)  Fundus  photo after treatment: practically almost complete  resorption  of  hemorrhage  and  hard  exudates;  c)  ICGA  before:  BVN  and  hyper-fluorescence  polyps; d) OCT-angio after: BVN maintenance; e)  Microperimetry before: RS – 18.8dB, an absolute  scotoma  foveal  in  the  center;  f)  Microperimetry  after: RS increase up to 23.2dB; g) OCT dynamics,  section  across  polyps.  Photo  below  before:  subserosa  detachment  of  RPE  with  hyperreflective contents (polyps), subretinal fluid under  it, CRT – 270µm. Photo on top after: reduction in  the height of the RPE detachment (regression of  polyps), complete resorption of SRF, CRT – 214µm
Рис. 2.Пациентка М. (№ 5), 56 лет, правый глаз: a) фото глазного дна до лечения: субмакулярное кровоизлияние, единичные твердые экссудаты; б) фото после лечения: практически полное рассасывание кровоизлияния и твердых экссудатов; в) ИЗАГ до: ВСС и гиперфлюоресцентные полипы; г) ОКТ-ангио после: сохранение ВСС; д) микропериметрия до: СЧ 18,8 дБ, в центре абсолютная скотома; е) микропериметрия после: повышение СЧ до 23,2 дБ; ж) динамика ОКТ, срез через полипы. Внизу снимок до: зубцеобразная отслойка РПЭ с гиперрефлективным содержимым (полипы), субретинальная жидкость, ЦТС 270 мкм. Сверху снимок после: уменьшение высоты отслойки РПЭ (регресс полипов), полная резорбция СРЖ, ЦТС 214 мкм
Fig. 2.Patient M, female (№ 5), 56 years, right eye: a) Fundus photo before treatment: submacular hemorrhage, isolated hard exudates; b) Fundus photo after treatment: practically almost complete resorption of hemorrhage and hard exudates; c) ICGA before: BVN and hyper-fluorescence polyps; d) OCT-angio after: BVN maintenance; e) Microperimetry before: RS – 18.8dB, an absolute scotoma foveal in the center; f) Microperimetry after: RS increase up to 23.2dB; g) OCT dynamics, section across polyps. Photo below before: subserosa detachment of RPE with hyperreflective contents (polyps), subretinal fluid under it, CRT – 270µm. Photo on top after: reduction in the height of the RPE detachment (regression of polyps), complete resorption of SRF, CRT – 214µm
Полипоидная хориоидальная васкулопатия (ПХВ) относится к редким подтипам возрастной макулярной дегенерации (ВМД) и характеризуется изменениями на уровне хориоидеи: формированием ветвящейся сосудистой сети (ВСС) и полипов [26, 27]. Активное просачивание плазмы и форменных элементов крови через сеть и полипоидные образования приводят к отслойкам пигментного эпителия (ОПЭ) и нейроэпителия (ОНЭ), хориоидальным и субретинальным кровоизлияниям, что сопровождается снижением центрального зрения [3, 23].

    В настоящее время стандартного протокола лечения ПХВ нет: применяются интравитреальное введение ингибиторов ангиогенеза (анти-VEGF-препараты, VEGF – vascular endothelial growth factor), фотодинамическая терапия (ФДТ), а также комбинация данных методик [1, 2, 4-9, 11-16, 18, 22]. Один из первых ингибиторов ангиогенеза – Бевацизумаб – показал положительные краткосрочные результаты в лечении пациентов с ПХВ: снижение центральной толщины сетчатки (ЦТС), повышение остроты зрения, однако его влияние на облитерацию полипов и ВСС было минимальным, что приводило к рецидивам заболевания [15]. По данным исследования Tsujikawa c cоавт., к 12-му мес. максимально корригированная острота зрения (МКОЗ) снижалась до первоначальных значений [25]. Ранибизумаб также продемонстрировал неоднозначную эффективность в лечении ПХВ: облитерация полипов по данным различных исследований наблюдалась в 25-40%, а повышение МКОЗ – в 17-40% случаев через 12 мес. от начала лечения. ВСС сохранялась у 100% пациентов на всех сроках наблюдения [4, 5, 8, 12].

    Многочисленные исследования по эффективности ФДТ-монотерапии с фотосенсибилизатором (ФС) Вертепорфином при ПХВ продемонстрировали улучшение МКОЗ, снижение ЦТС через 12-24 мес. после начала лечения, однако к 30-36 мес. показатели были сравнимы с первоначальными, а к 5-му году наблюдения зафиксировано снижение зрительных функций [16, 18, 19, 24].

    Кроме того, в ряде случаев встречаются осложнения данной методики: субретинальные кровоизлияния, отек, ишемия сетчатки, разрывы ретинального пигментного эпителия (РПЭ), негативно влияющие на результаты лечения [10, 21]. ФДТ с ФС Хлорином е6 показала обнадеживающую эффективность в отношении регресса полипов, однако долгосрочных данных пока нет [1]. В этом отношении комбинация ФДТ с анти-VEGF-препаратами демонстрирует наибольшую эффективность, доходящую до 85% [5, 6, 11].

    Тем не менее, в ряде случаев, несмотря на активное лечение с применением анти-VEGF и ФДТ как в виде монотерапии, так и в комбинации, происходит прогрессирование заболевания, сопровождаемое значительным снижением зрительных функций.

    Ингибитор ангиогенеза Афлиберцепт, имеющий сравнительно больший аффинитет к молекулам VEGF-А и более длительный период полураспада по сравнению с другими анти-VEGF-препаратами, продемонстрировал высокую эффективность при лечении неоваскулярной ВМД и стал применяться при ПХВ [7, 9]. На настоящий момент существуют данные о применении Афлиберцепта у ранее не леченных пациентов с ПХВ: так, например, в исследовании APOLLO повышение остроты зрения у пациентов составило приблизительно +10,5 букв к концу 1 года, при этом у 72,5% пациентов отмечалась полная регрессия полипов по сравнению с исходными данными [20]. Кроме того, в крупном многоцентровом исследовании PLANET было выявлено, что большинство пациентов (87,9%), получающих терапию препаратом Афлиберцепт, не нуждаются в дополнительном проведении сеансов ФДТ в качестве терапии спасения [17]. В то же время работы, посвященные использованию Афлиберцепта при резистентных к ранее проведенному лечению случаях, весьма немногочисленны [9, 22]

    Цель

    Оценить первые результаты применения ингибитора ангиогенеза Афлиберцепта при полипоидной хориоидальной васкулопатии, резистентной к комбинированной терапии.

    Материал и методы

    В настоящее проспективное исследование были включены 8 пациентов (9 глаз) с резистентной к лечению ПХВ. Диагноз ПХВ был поставлен при наличии макулярного отека, субретинальной жидкости (СРЖ) или кровоизлияния и во всех случаях был подтвержден данными индоцианин зеленой ангиографии (ИЗАГ) на основании визуализации гиперфлюоресцентных полипов и ВСС. Под резистентностью понимали отсутствие изменений или снижение таких показателей, как МКОЗ, центральная светочувствительность (ЦСЧ) сетчатки по данным микропериметрии; увеличение центральной толщины сетчатки, рецидив или появление новых полипов по данным ангиографии с индоцианин зеленым красителем в течение 12 мес. несмотря на проводимую терапию.

    Предшествующее лечение включало 3 и более ежемесячных интравитреальных инъекций 0,5 мг Ранибизумаба в качестве монотерапии или в комбинации с ФДТ с тринатриевой солью Хлорина е6 по стандартному протоколу трехкратно с интервалом в 3 мес.

    В исследование не включались пациенты с сопутствующими заболеваниями, такими как катаракта, глаукома, диабетическая ретинопатия, сосудистые окклюзии и прочее, а также лица с выявленными полипами без активности (отсутствие просачивания жидкости, макулярного отека) и субъективно не предъявляющие жалоб.

    Первичное обследование включало определение МКОЗ (таблица Сивцева-Головина), непрямую офтальмоскопию на щелевой лампе с бесконтактной линзой, фотографирование глазного дна, оптическую когерентную томографию (ОКТ) с модулем улучшенной глубины изображения OКT-EDI, флюоресцеиновую ангиографию (ФАГ) и ИЗАГ на приборе Spectralis HRA+OCT (Heidelberg Engineering, Inc., Германия), ОКТ и ОКТ-ангиографию на приборе Avanti (Optovue, США), оценку центральной светочувствительности (ЦСЧ) сетчатки на компьютерном микропериметрe MAIA (CenterVue Inc., США).

    Протокол ОКТ. Применялся протокол «Posterior Pole», состоящий из 61 скана и площадью сканирования макулярной зоны 300×250. Проводился визуальный анализ всех сканов и построение карты толщины сетчатки (ТС). Для анализа использовались значение ТС в фовеальной зоне.

    Протокол микропериметрии. Использовалась программа, тестирующая 45 точек в 12° центрального поля зрения.

    Всем пациентам были выполнены 3 интравитреальные инъекции 2 мг Афлиберцепта с интервалом в 1 мес.

    Оценка результатов лечения проводилась через 1 мес. после 3-ей инъекции. Анализировались изменение МКОЗ, центральной светочувствительности и центральной толщины сетчатки, также оценивалась резорбция субретинальной жидкости, куполообразной отслойки РПЭ, полипов и ВСС.

    Статистическая обработка результатов проводилась при помощи программы Statistica 10.0 для Windows. Результаты описательной статистики представлены в виде μ±σ, где: μ – среднее, а σ – стандартное отклонение, поскольку все количественные признаки подчинялись нормальному распределению (тест Колмогорова-Смирнова). Статистическая обработка проводилась для количественных признаков: МКОЗ, ТС и ЦСЧ. Учитывая малую численность выборки для определения различий между начальными и конечными результатами, использовался непараметрический критерий Вилкоксона. Различия считали статистически значимыми при p<0,05.

    Результаты

    
Пациентка Р. (№ 2), 67 лет, правый глаз:  a)  фото  глазного  дна  до  лечения:  перипапиллярно  оранжево-красные  узелки,  отложение  твердых  экссудатов;  б)  ИЗАГ  до:  гиперфлюоресцентные полипы, ВСС не визуализируется;  в) фото после лечения: увеличение количества  твердых  экссудатов,  появление  субретинального кровоизлияния; г) динамика ОКТ, срез через фовеа. Сверху снимок до: субретинальная  жидкость  под  фовеа,  интраретинальные  кисты, ЦТС 328 мкм. Снизу снимок после: сохранение СРЖ, появление куполообразной отслойки, ЦТС, 380 мкм<br />Fig. 3. Patient R., female (№ 2), 67 years, right eye:  a) Fundus photo before: peripapillary orange-red  nodes, deposition of hard exudates; b) ICGA before:  hyperfluorescein polyps, BVN is not visualized; c)  Fundus photo after: increase in number of hard  exudates, appearance of subretinal hemorrhage;  d) OCT dynamics, section across fovea. Photo on  top before: subretinal fluid under the fovea, intraretinal  cysts,  CRT –  328µm.  Photo  below  after:  persistence of SRF, appearance of dome-shaped  RPE detachment, CRT – 380µm
Пациентка Р. (№ 2), 67 лет, правый глаз: a) фото глазного дна до лечения: перипапиллярно оранжево-красные узелки, отложение твердых экссудатов; б) ИЗАГ до: гиперфлюоресцентные полипы, ВСС не визуализируется; в) фото после лечения: увеличение количества твердых экссудатов, появление субретинального кровоизлияния; г) динамика ОКТ, срез через фовеа. Сверху снимок до: субретинальная жидкость под фовеа, интраретинальные кисты, ЦТС 328 мкм. Снизу снимок после: сохранение СРЖ, появление куполообразной отслойки, ЦТС, 380 мкм
Fig. 3. Patient R., female (№ 2), 67 years, right eye: a) Fundus photo before: peripapillary orange-red nodes, deposition of hard exudates; b) ICGA before: hyperfluorescein polyps, BVN is not visualized; c) Fundus photo after: increase in number of hard exudates, appearance of subretinal hemorrhage; d) OCT dynamics, section across fovea. Photo on top before: subretinal fluid under the fovea, intraretinal cysts, CRT – 328µm. Photo below after: persistence of SRF, appearance of dome-shaped RPE detachment, CRT – 380µm

Таблица Изменения анатомо-функциональных показателей у пациентов с ПХВ  через 1 мес. после 3-х интравитреальных инъекций Афлиберцепта <br />Table  Changes in anatomical and functional parameters in patients with PCV  1 month after 3 intravitreal injections of Aflibercept
Таблица Изменения анатомо-функциональных показателей у пациентов с ПХВ через 1 мес. после 3-х интравитреальных инъекций Афлиберцепта
Table Changes in anatomical and functional parameters in patients with PCV 1 month after 3 intravitreal injections of Aflibercept
Среди восьми обследуемых пациентов с ПХВ было 3 мужчин и 5 женщин, средний возраст 62,0±8,4 года.

    Результаты первичного обследования показали признаки активности процесса у всех пациентов: наличие субретинальной жидкости – 9 глаз (100%), куполообразной отслойки РПЭ – 6 глаз (66,7%), отложение твердых экссудатов – 7 глаз (77,8%), субретинальное кровоизлияние в 1 случае.

    Острота зрения до лечения составила в среднем 0,5±0,2 и через месяц после трех инъекций составила 0,6±0,2, не показав статистически значимых различий (p=0,4).

    Более выраженную динамику продемонстрировали данные микропериметрии: средняя ЦСЧ повысилась с 21,5±2,7 до 24,0±3,7 дБ, разница достоверна (p=0,02). Как видно из табл., у подавляющего большинства пациентов положительная функциональная динамика объяснялась улучшением анатомических показателей. Отмечалась резорбция субретинальной жидкости, что сопровождалось статистически значимым уменьшением ЦТС с 336,3±55,1 до 284,3±60,1 мкм (p=0,03). Среди 6 глаз с куполообразной отслойкой РПЭ в двух произошло ее полное, и в трех – частичное прилегание, у одного пациента высота отслойки увеличилась. По данным ИЗАГ и ОКТ регресс полипов был отмечен в большинстве случаев (6 глаз из 9). Однако результаты ОКТ-EDI, ОКТ-ангиографии и ИЗАГ показали, что у всех пациентов ВСС сохранялась. В целом, в 7 случаях отмечена положительная динамика по всем показателям, однако у двух пациентов ответа на проводимое лечение Афлиберцептом не наблюдалось, более того, отмечалось усиление экссудативной активности.

    На рисунках 1 и 2 продемонстрированы клинические примеры положительной динамики анатомо-функциональных показателей при переходе на Афлиберцепт у пациентов с резистентной ПХВ.

    Как видно, уже через 1 мес. после применения так называемой «загрузочной» дозы из трех инъекций Афлиберцепта удалось добиться выраженного уменьшения экссудативной активности: прилегла высокая куполообразная отслойка РПЭ, произошла резорбция твердых экссудатов и субретинального кровоизлияния (рис. 1б, 1е, 2б). Предположительно это является следствием облитерации полипов, которая видна на представленных снимках ОКТ и ИЗАГ (рис. 1г, 2ж). В свою очередь, ветвящаяся сосудистая сеть сохранила ту же площадь и ангиоархитектонику (рис. 1г, 2г).

    Клинический пример отсутствия ответа на интравитреальное введение Афлиберцепта приведен на рис. 3. Несмотря на проведенную терапию, отмечается появление новых субретинальных кровоизлияний и усиление экссудации (рис. 3в, 3г). Надо отметить, что клиническая картина у данной пациентки изначально немного отличалась от классического проявления ПХВ.

    Отмечалось не утолщение, а истончение сосудистой оболочки, более присущее неоваскулярной ВМД, что можно расценить как «вторичные» полипы (рис. 3г).

    Обсуждение

    ПХВ принято считать заболеванием, резистентным к анти-VEGF-терапии. Настоящее исследование продемонстрировало высокую эффективность Афлиберцепта в отношении закрытия полипов и уменьшения экссудации (в 7 случаях из 9). В клиническом исследовании EVEREST, изучающим эффективность моно- и комбинированной терапии Ранибизумабом и ФДТ, схожие значения были получены для групп моно-ФДТ (71%) и комбинации (до 85%), в отличие от группы моноанти-VEGF (21-29%) [5, 6]. Такие различия, вероятно, объясняются свойствами молекулы Афлиберцепта, воздействующей не только на фактор роста эндотелия сосудов, но и на плацентарный фактор роста. В отличие от пациентов, не получавших ранее лечения, у пациентов с уже установленной резистентностью к проведенной терапии ответ на новый препарат непредсказуем. Однако результаты нашей работы согласуются с исследованием EPIC, где Kokame с соавт. также получили высокий процент закрытия полипов у пациентов с резистентной ПХВ [13].

    В отличие от исследования по применению Афлиберцепта у ранее не леченных пациентов с ПХВ, проведенного Arakawa A. с соавт. [2], мы не обнаружили статистически значимого увеличения МКОЗ в исследуемой группе. Возможно, это следствие небольшого срока наблюдения пациентов или того, что уже имела место резистентность к ранее проведенной терапии. В свою очередь, результаты центральной светочувствительности продемонстрировали более выраженную положительную динамику и большую информативность в отношении оценки функциональных изменений.

    Неэффективность препарата у двух пациентов может быть связана с нетипичным проявлением ПХВ и требует дальнейшего изучения.

    Заключение

    Краткосрочные результаты использования Афлиберцепта у пациентов с полипоидной хориоидальной васкулопатией, резистентной к ранее проведенной монотерапии Ранибизумабом или комбинации с ФДТ, показали его эффективность в отношении уменьшения экссудации, закрытия полипов и повышения центральной светочувствительности сетчатки. Необходимы дальнейшее изучение режимов введения препарата, оценка долгосрочных результатов лечения и набор большего количества пациентов.


Страница источника: 38-44

Просмотров: 3233