Онлайн доклады

Онлайн доклады

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Съезда Общества офтальмологов России

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Съезда Общества офтальмологов России

Современные технологии лечения заболеваний глаз. Научно-практическая конференция

Конференция

Современные технологии лечения заболеваний глаз. Научно-практическая конференция

Пироговский офтальмологический форум

Конференция

Пироговский офтальмологический форум

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Инновационные технологии диагностики и хирургического лечения патологии заднего отдела глазного яблока и зрительного нерва Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Инновационные технологии диагностики и хирургического лечения патологии заднего отдела глазного яблока и зрительного нерва Межрегиональная научно-практическая конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Инновационные технологии диагностики, терапии и хирургии патологии переднего отдела глазного яблока, глаукомы и придаточного аппарата органа зрения Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Инновационные технологии диагностики, терапии и хирургии патологии переднего отдела глазного яблока, глаукомы и придаточного аппарата органа зрения Межрегиональная научно-практическая конференция

Оренбургская конференция офтальмологов - 2020 XXXI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Оренбургская конференция офтальмологов - 2020 XXXI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Новые технологии в офтальмологии. VIII Всероссийская научно-практическая конференция посвященная дню рождения академика С.Н. Федорова

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. VIII Всероссийская научно-практическая конференция посвященная дню рождения академика С.Н. Федорова

Новейшие и инновационные подходы в медико-хирургическом лечении глаукомы

Международный вебинар по глаукоме в области медико-хирургического лечения

Новейшие и инновационные подходы в медико-хирургическом лечении глаукомы

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Сателлитные симпозиумы

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Онлайн семинар

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Онлайн семинар

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Конференция

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Съезда Общества офтальмологов России

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Съезда Общества офтальмологов России

Современные технологии лечения заболеваний глаз. Научно-практическая конференция

Конференция

Современные технологии лечения заболеваний глаз. Научно-практическая конференция

Пироговский офтальмологический форум

Конференция

Пироговский офтальмологический форум

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Инновационные технологии диагностики и хирургического лечения патологии заднего отдела глазного яблока и зрительного нерва Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Инновационные технологии диагностики и хирургического лечения патологии заднего отдела глазного яблока и зрительного нерва Межрегиональная научно-практическая конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Инновационные технологии диагностики, терапии и хирургии патологии переднего отдела глазного яблока, глаукомы и придаточного аппарата органа зрения Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Инновационные технологии диагностики, терапии и хирургии патологии переднего отдела глазного яблока, глаукомы и придаточного аппарата органа зрения Межрегиональная научно-практическая конференция

Оренбургская конференция офтальмологов - 2020 XXXI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Оренбургская конференция офтальмологов - 2020 XXXI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Новые технологии в офтальмологии. VIII Всероссийская научно-практическая конференция посвященная дню рождения академика С.Н. Федорова

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. VIII Всероссийская научно-практическая конференция посвященная дню рождения академика С.Н. Федорова

Новейшие и инновационные подходы в медико-хирургическом лечении глаукомы

Международный вебинар по глаукоме в области медико-хирургического лечения

Новейшие и инновационные подходы в медико-хирургическом лечении глаукомы

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Сателлитные симпозиумы

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Онлайн семинар

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Онлайн семинар

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Все видео...

Заключение


    ОС, несомненно, является одним из тяжелейших заболеваний глаза. Среди страдающих этим заболеванием 84% составляют люди трудоспособного возраста. Без хирургического лечения ОС приводит к слепоте практически в 100 % случаев, поэтому реабилитация таких больных – не только медицинская, но и социальная проблема. Несмотря на несомненные достижения в хирургическом лечении ОС, повторные операции из-за рецидивов являются неотъемлемой частью витреоретинальной хирургии. Частота рецидивов ОС по данным разных авторов варирует в пределах от 6-и до 38-и % [18, 47]. Рецидивирование ОС резко ухудшает прогноз по остроте зрения [245]. Успех лечения ОС методом витрэктомии, эндолазеркоагуляции и последущей тампонады ВП во многом зависит от эффективности тампонирования. В настоящее время для тампонады ВП используются СМ с удельным весом легче воды – 0,95–0,98 г/см³ – так называемые «легкие» силиконы и СМ с удельным весом тяжелее воды – 1,02– 1,06 г/см³ – соответственно, «тяжелые» силиконы [113, 194, 206]. В случае хирургической необходимости достичь более качественного тампонирующего эффекта в верхних отделах ВП используют «легкий» силикон, а для достижения лучшего тампонирующего эффекта в нижних отделах ВП используют «тяжелый» силикон. Особенность использования силиконовой тампонады ВП такова, что практически невозможно добиться «идеальной» тампонады ВП. В силу целого ряда причин, после произведенной тампонады в ВП остаются в большей или меньшей степени нетампонированные площади сетчатки. Легкий силикон всплывает кверху, оставляя часть сетчатки в нижних отделах без тампонирующего эффекта, а при использовании тяжелого силикона сетчатка в верхних отделах остается без эффекта тампонады. Чем дальше от сетчатки находится уровень мениска силикона, тем больше площадь сетчатки, лишенная эффекта тампонады.

    При ОС с комбинацией разрывов одновременно в верхних и нижних квадрантах применение традиционных методов тампонады ВП силиконом не дадут необходимого эффекта вне зависимости от положения головы пациента, так как всегда будут оставаться зоны сетчатки без должного тампонирующего эффекта. Идеальный тампонирующий эффект может быть достигнут только при 100%-м заполнении ВП силиконом, чего в реальности достичь практически невозможно. В любом случае будет оставаться область без тампонирующего эффекта большей или меньшей степени протяженности.

    На сегодняшний день, применяя стандартные методы, невозможно добиться полноценной тампонады одновременно в верхних и нижних отделах ВП, что снижает эффективность хирургического лечения ОС со множественными оппозитно расположенными разрывами и/или с ПВР, что и определило актуальность настоящей работы.

    В связи с вышеизложенным, возникла идея поиска метода тампонады ВП, обеспечивающего полноценный тампонирующий эффект во всех отделах ВП, для лечения случаев, при которых традиционная тампонада малоэффективна. Так как использование какого бы то ни было одного тампонирующего вещества не удовлетворяет условию эффективного тампонирующего эффекта одновременно в верхней и нижней полусферах сетчатки, в данной работе рассматривался метод комбинированного применения одновременно двух тампонирующих веществ: ПФОС и СМ – бинарная тампонада ВП. Учитывая, что поведение ПФОС и СМ в комбинации в ВП не изучено, как и реакция тканей глаза на одновременное нахождение в ВП этих веществ, целью настоящей работы явилась доклиническая разработка метода бинарной тампонады ВП посредством математического моделирования, расчета эффективности тампонирования и изучения безопасности продолжительной тампонады витреальной полости комбинацией ПФД и СМ. .

    Для достижения поставленной цели работа была разделена на 5 этапов, соответствующих задачам исследования, которые включали в себя сравнение площади сетчатки, лишенной эффекта тампонады, в случае использования комбинации ПФД и СМ и в случае тампонады СМ, проводимое на основе математического моделирования процессов взаимодействия тампонирующих веществ с сетчаткой, а также оптимизацию объемного соотношения ПФД и СМ при их одновременном применении для тампонады ВП; изучение в эксперименте in vitro физико-химических свойств комбинации ПФОС и СМ на основе ЯМР-спектроскопии; разработку хирургического этапа бинарной тампонады витреальной полости; изучение в экспериментально-морфологическом исследовании in vivo влияния нахождения в ВП комбинации ПФОС и СМ на сетчатку экспериментального животного и определение безопасного срока бинарной тампонады; изучение в экспериментальном исследовании in vivo методами ЭРГ и ТЭМ влияния нахождения в витреальной полости комбинации ПФОС и СМ на сетчатку экспериментального животного в течение установленного в ходе клинико-морфологического исследования безопасного срока бинарной тампонады.

    Первым этапом работы явилось математическое моделирование, по результатам которого была разработана математическая модель, отражающая физические процессы взаимодействия тампонирующих веществ с сетчаткой. Согласно результатам расчетов на основе разработанной математической модели, комбинированная тампонада ПФОС и СМ позволяла более эффективно тампонировать витреальную полость по сравнению с силиконовой тампонадой: при одной и той же неполноте заполнения в случае использования комбинации ПФОС и СМ меньшая площадь сетчатки оставалась лишена тампонирующего эффекта по сравнению с силиконовой тампонадой. Рассмотрение расчетной формы мениска показало преимущество бинарной тампонады по сравнению с однокомпонентной тампонадой СМ: например, при заполнении витреальной полости СМ на 95% (при толщине слоя остаточной ВГЖ 2 мм) площадь нетампонированной сетчатки составила 5,1 см ² против 3,0 см ² при такой же полноте заполнения ВП методом бинарной тампонады, как показано на Рисунке 7. Аналогичным образом в случае заполнения витреальной полости на 98 92%, в случае силиконовой тампонады 6,3 см ² площади сетчатки остаются нетампонированными, а в случае бинарной тампонады – 3,4 см ² .

    Результаты рассчетов, полученные на основании математического моделирования, соотносятся с данными других авторов о том, что в случае силиконовой тампонады даже при незначительной неполноте заполнения ВП большая площадь сетчатки остается лишена тампонирующего эффекта [177, 205]. Результаты по эффективности комбинированной тампонады ПФОС и СМ получены в данной работе впервые. Проведенная оптимизация отношения объемов ПФОС и СМ при бинарной тампонаде при учете всех факторов показала, что предпочтительным является соотношение объемов тампонирующих веществ примерно 1:1.

    Следует отметить, что другими авторами и раннее предпринимались попытки разработать метод, обеспечивающий полноценную тампонаду одновременно в верхней и нижней полусферах сетчатки: предлагалось заполнять ВП наполовину «легким» СМ и наполовину – «тяжелым» СМ [254]. Однако таким образом невозможно обеспечить тампонирование сетчатки во всех отделах, так как два силикона смешиваются друг с другом и действуют как единая тампонирующая жидкость; образуемая смесь либо легче, либо тяжелее воды и, соответственно, обладает тампонирующими свойствами либо «легкого», либо «тяжелого» силикона.

    Второй этап работы представлял собой исследование химической инертности комбинации ПФОС и СМ, лежащей в основе разработанного метода, для этого применялась ЯМР-спектроскопия. Данный метод был выбран в связи с тем, что ЯМР-спектроскопия – один из самых точных методов физико-химического анализа, используемый для однозначной идентификации молекулярной структуры. Метод обладает высокой чувствительностью, позволяет количественно определить наличие новых веществ. Исследование выполняли на ЯМР-спектрометре Varian-500 (Япония) на ядрах фтора и углерода. Спектральный анализ фтора показал отсутствие новых пиков, что указывает на то, что СМ и ПФД не вступают в химическое взаимодействие между собой, и композиция этих веществ химически стабильна при контакте в течение 30-и дней. Удельный вес СМ менялся в зависимости от длительности контакта с ПФД. До третьей недели включительно удельный вес СМ оставался меньше, чем у воды, а спустя 4 недели удельный вес СМ становился больше, чем у воды – СМ из «легкого» стало «тяжелым». ЯМР-спектроскопия на ядрах фтора и углерода показала, что ПФД частично растворялся в СМ, в связи с этим через 30 дней контакта количественно определяли содержание ПФД в СМ по спектрам на ядрах углерода. СМ содержало ПФД в количестве около 1-го % по объему, а точнее отношение объёмов V(ПФД) / V(СМ) в СМ составляло 0,0101+/-0,0013. Признаков растворения СМ в ПФД обнаружено не было. Следовательно, наблюдаемое изменение физических свойств СМ (снижение вязкости, увеличение удельного веса) объяснялись тем, что ПФД частично растворяется в СМ. Итак, по данным ЯМР-спектроскопии, при контакте ПФД частично проникал в СМ, однако ПФД и СМ не вступали в химические реакции и не образовывали новых химических веществ, а значит, безопасность применения этой комбинации определялась безопасностью применения ПФД и СМ как индивидуальных веществ.

    Полученные данные соответствуют данным других авторов: Friberg T.R. и соавт. (2003) и Hoereauf H. и соавт. (2002) также обнаружили проникновение ПФОС в СМ при их контакте друг с другом [109, 128]. Отличием этих работ явилось то, что авторы использовали не ЯМР-спектроскопию, а масс-спектрометрию и газовую хроматографиию, поэтому не могли провести анализ комбинации ПФОС и СМ на предмет образования новых химических веществ. Анализ комбинации ПФОС и СМ на предмет образования новых химических веществ в литературе не представлен и в рамках данной работы проводился впервые.

    Третьим этапом работы явилась разработка хирургического этапа бинарной тампонады ВП. Разработка осуществлялась в процессе проведения экспериментальных хирургических операциях in vivo для того, чтобы выработать воспроизводимые действия хирурга, позволяющие заполнить ВП ПФОС и СМ таким образом, чтобы по окончании операции соотношение объемов этих веществ составляло 1:1. В рамках экспериментальных операций выполнялись все вышеперечисленные хирургические этапы с тем отличием, что вместо тампонады СМ производился оригинальный хирургический этап. В ходе экспериментальных операций были разработаны хирургические манипуляции, позволяющие осуществить метод бинарной тампонады ВП: для этого после произведенной субтотальной витрэктомии и тампонады ПФОС подключают подачу СМ и вводят экструзионную канюлю, подводя её к заднему полюсу глаза, а затем замену ПФД на СМ производят до тех пор, пока граница раздела ПФД-СМ не достигнет середины длины введенной экструзионной канюли. Хирургический этап бинарной тампонады ранее в литературе описан не был, и в рамках данной работы был разработан впервые. Разработанный хирургический этап не требует каких-либо специальных инструментов и длительного обучения хирургов методике выполнения этапа. Этап может быть включен в операцию хирургического лечения отслоек сетчатки, выполняемую в рамках последующих клинических исследований бинарной тампонады ВП.

    Четвертый этап работы представлял собой оценку биологического действия комбинации ПФД и СМ, которую проводили на основе исследования на 90-а кроликах породы Шиншилла на сроке наблюдения 1, 2 и 3 месяца. При этом по результатам исследования был определен безопасный срок нахождения комбинации ПФД и СМ в ВП. Исследование проводилось на основании клинического наблюдения за животными, биомикроскопии, офтальмоскопии и гистологического исследования сетчатки методом световой микроскопии.

    Согласно результатам, при сроке наблюдения 1 месяц во всех группах сетчатка прилежала на всем протяжении, сохраняла нормальную архитектонику. Толщина сетчатки и её ядерных слоёв оставалось нормальной, плотность расположения ядер была не изменена. ПЭС сохранял непрерывность. В стекловидном теле клеточных элементов обнаружено не было. В глазах с двойной тампонадой не было выявлено различий в гистологической картине сетчатки верхних и нижних квадрантов.

    При сроке наблюдения 2 месяца во всех глазах наблюдался отёк сетчатки: складчатая сетчатка была утолщена, однако при этом слои сетчатки были четко различимы, т.е. дезорганизации слоев сетчатки не наблюдалось. У всех экспериментальных животных сетчатка прилежала к ПЭС. Эпиретинальные, субретинальные мембраны и новообразованные сосуды отсутствовали. ПЭС сохранял непрерывность. Клеток с включениями тампонирующих веществ, вакуолизированных клеток не выявлено. Гистологическая картина сетчатки глаз, ВП которых была тампонирована комбинацией ПФД и СМ, не отличалась от сетчатки глаз, ВП которых была тампонирована только СМ и только ПФД.

    На сроке наблюдения 3 месяца сетчатка во всех группах глаз была истончена, при этом сохраняла нормальную архитектонику слоев. Толщина сетчатки была уменьшена, в основном, за счёт истончения наружнего и внутреннего ядерных слоёв. Ядерные слои были истончены из-за частичной потери ядер, а также из-за более уплотнённого расположения ядер по сравнению с нормой. Внутренний ядерный слой препаратов парацентральной сетчатки содержал в среднем 2 слоя ядер (в норме 3-4 слоя ядер). Наружний ядерный слой содержал 4-5 слоёв ядер (в норме 5-7 слоёв ядер). Наблюдалось резкое уменьшение плотности расположения ганглиозных клеток. Каких-либо различий между опытной и контрольными группами не наблюдалось.

    Согласно результатам, по данным клинических наблюдений и исследования гистологической картины сетчатки не было выявлено различий между глазами, в ВП которых находилась комбинация тампонирующих веществ и глазами, в ВП которых находилось СМ. Отсутствие различий в гистологической картине сетчатки свидетельствует о том, что изменения в сетчатке, обнаруженные через 2 и 3 месяца после нахождения тампонирующих веществ в ВП, объяснялись не воздействием ПФД, СМ или их комбинации, а представляли собой неспецифический ответ на нахождение гидрофобного соединения в ВП глаза кролика. При этом на сроке наблюдения 1 месяц во всех группах гистологическая картина сетчатки не отличалась от нормы, в силу чего безопасный срок бинарной тампонады был определен в 1 месяц.

    Эксперименты in vivо, проведенные в рамках данной работы, имеют отличие от представленных в литературе работ, которое состоит в том, что в опытные глаза вводилась комбинация ПФОС и СМ, а в контрольные глаза вводилось либо СМ либо ПФОС (в представленных же литературных данных по длительному пребыванию ПФОС в ВП в качестве контроля использовалось введение в ВП животных физиологического раствора либо контрольная группа отсутствовала). Следует отметить, что физиологический раствор представляет собой неадекватный выбор контроля, так как ПФОС является гидрофобным веществом, а физиологический раствор – гидрофильным, а потому эти вещества оказывают различное воздействие на ткани глаза. В данной работе впервые из всех экспериментальных исследований в качестве контроля было взято введение в ВП СМ. Это позволило выявить, что наблюдавшиеся в эффекты ПФОС в отношении сетчатки были аналогичны эффектам от введения СМ, и, следовательно, ПФОС не несло в себе какой-либо дополнительной опасности по сравнению с СМ.

    В пятой части работы изучалось функциональное состояние сетчатки и ультраструктура слоя фоторецепторов сетчатки глаз, в ВП которых находилась комбинация ПФД и СМ в течение 1 месяца и сравнение с оными характеристиками сетчатки глаз, в витреальной полости которых находилось СМ. В исследование вошли 10 кроликов породы Шиншилла, у которых в ВП находилась комбинация ПФД и СМ, а в левых глазах – СМ. Срок наблюдения соответствовал определенному в ходе клинико-морфологического исследования безопасному сроку и составил 1 месяц. Всем животным предварительно проводили ЭРГ сетчатки интактных глаз, затем проводили витрэктомию с тампонадой ВП правых глаз комбинацией ПФД и СМ, а левых глаз – СМ. Спустя 1 месяц тампонирующие вещества удаляли из ВП, повторно проводили ЭРГ, после чего выводили животных из эксперимента и проводили ТЭМ сетчатки.

    Согласно полученным в ходе данного этапа работы результатам, электроретинограммы кроликов в исходном состоянии до операции и после оперативных вмешательств имели классический вид, все волны ЭРГ были хорошо выражены, что свидетельствовало об удовлетворительном функциональном состоянии ретинальных нейрорецепторных механизмов. Несмотря на одинаковые условия снятия ЭРГ для всех кроликов, в исходном состоянии амплитудно-временные характеристики ЭРГ несколько варьировали, что согласуется с представлениями об индивидуальных особенностях электрогенеза сетчатки у различных особей в популяции. Исходя из цели и задач исследования, такая вариабельность ЭРГ в исходном состоянии не являлась значимой, поскольку оценивались не абсолютные значения отдельных волн ЭРГ, а сравнивались амплитудно-временные параметры ЭРГ сетчатки одних и тех же глаз животных до и после операции.

    Форма кривых и амплитудно-временные параметры ЭРГ до и после операции были сходными в опытных (правых) и контрольных (левых) глазах. Каких бы то ни было признаков угнетения электрической активности сетчатки не выявлено. Кроме динамики амплитуды основных волн ЭРГ при наблюдениях был использован более устойчивый показатель, а именно, отношение амплитуды b-волны к амплитуде a-волны ЭРГ. Данный показатель более устойчив к индивидуальным особенностям электрогенеза сетчатки. Различий по данному показателю между группами выявлено не было.

    Анализ полученных результатов показал, что между опытными и контрольными глазами не наблюдалось различий в электрофизиологической активности сетчатки, что свидетельствовало о сохранной функциональной активности элементов сетчатки в глазах животных после нахождения в их ВП всех исследуемых тампонирующих веществ на протяжении 1 месяца.

    В рамках изучения ультраструктуры комплекса ФР и ПЭС методом ТЭМ, предварительно проводилась ТЭМ сетчатки интактных лабораторных животных, полученных из той же линии, что и опытные животные, и содержавшихся в тех же условиях, а затем сравнивали полученные результаты с ультраструктурой сетчатки после нахождения в ВП комбинации ПФОС и СМ, и после нахождения в ВП СМ. Группа контроля была взята для того, чтобы проводить сравнение опытных групп с учетом всех артефактов, которые могли возникнуть при изготовлении ультрапрепаратов в связи с тем, что приготовление препаратов для ТЭМ – крайне сложный процесс.

    Во всех группах (опытные, контрольные, интактные глаза) наружные сегменты ФР были чётко различимы. Сдвоенные поперечные мембранные диски палочек были расположены стопками, отделенными от наружной плазматической мембраны. Компактность расположения дисков ФР соответствовала контрольной группе, плотность упаковки дисков была одинаковой на всём протяжении. Внутренние сегменты ФР содержали большое количество митохондрий, характерное для активных ФР. Плотные контакты между митохондриями были сохранны. Структура крист митохондрий и их плотность не отличались от таковой в группе контроля. Базальная мембрана клеток ПЭС чётко просматривалась, сохраняя непрерывность на всем протяжении. Клетки ПЭС располагались непрерывно в один слой, ядра клеток имели овальную форму. В апикальной части клеток ПЭС определялось множество осмиофильных пигментных гранул. Клетки ПЭС содержали фаголизосомы, утилизирующие наружные сегменты ФР. В цитоплазме ПЭС присутствовали специфичные фагосомы, содержащие фрагменты наружных сегментов ФР. Межклеточные взаимоотношения клеток ПЭС и ФР соответствовали группе контроля: микровиллы клеток ПЭС давали характерную картину «обхватывания» наружных сегментов ФР.

    Как в глазах после бинарной тампонады, так и в глазах после силиконовой тампонады митохондрии имели овальную или удлинённую форму. В митохондриях ФР кристы просматривались четко, располагались компактно, их структура была сохранена, изменений электронной плотности крист не наблюдалось. Наружная мембрана митохондрий сохраняла двухконтурность на всём протяжении. Митохондрии имели светлый матрикс гомогенной плотности. Между митохондриями имелись плотные контакты. Ядра ФР были чётко различимы, имели типичную структуру, характерную для ФР: конденсированный хроматин в кариоплазме в виде крупных блоков имел зоны контакта с ядерной оболочкой, остальная кариоплазма была заполнена мелкими ядерными включениями (с РНК). В светлом матриксе кариоплазмы среди равномерной мелкой зернистости четко выделялись осмиофильные скопления эухроматина. Все ядра ФР лежали в наружном ядерном слое; смещения ядер ФР в слой наружных сегментов ФР не наблюдалось.

    Резюмируя вышеописанные данные, результаты пятого этапа работы подтвердили безопасность пребывания ПФД и СМ в ВП экспериментальных животных в течение 1 месяца, так как различий между опытными и контрольными глазами не наблюдалось.

    Непосредственно сравнить полученные данные с данными других исследователей не представляется возможным, так как в литературе не представлены данные об экспериментальных исследованиях нахождения в ВП животных комбинации ПФОС и СМ, однако имеются литературные данные о длительном нахождении ПФОС в ВП, имеющие прямое отношение к изучавшемуся в данной работе вопросу. Результаты этих исследований противоречивы: результаты одних авторов соответствуют результатам, полученными в ходе данной работы – исследования показали безопасность длительного нахождения ПФОС в ВП [106, 155, 158, 253], а данные других авторов не соответствуют результатам данной работы – исследователи обнаружили неблагоприятные изменения со стороны сетчатки при длительном нахождении ПФОС в ВП [90, 186, 218, 220, 226, 235]. Наблюдается закономерность: исследования, показавшие токсичность ПФОС для сетчатки, проводились в 80-е и 90-е годы, а более поздние работы показывают безопасность длительного нахождения ПФОС в ВП. В настоящее время применяются более совершенные способы очистки, оставляющие примеси лишь в следовых количествах [73]. Следовательно, cтепень отрицательного воздествия ПФОС на сетчатку может быть связана со степенью очистки последнего, что может быть экстраполировано на длительность его пребывания в ВП. Современные ПФОС проходят многоэтапную очистку, поэтому не содержат примесей, и, следовательно, безопасны для длительного нахождения в ВП.

    Таким образом, с учетом результатов математического моделирования, комбинированная тампонада ПФОС и СМ позволяет более эффективно тампонировать витреальную полость по сравнению с силиконовой тампонадой: при одной и той же неполноте заполнения в случае использования комбинации ПФОС и СМ меньшая площадь сетчатки оставалась лишена тампонирующего эффекта по сравнению с силиконовой тампонадой.

    По данным ЯМР-спектроскопии, при контакте ПФД частично проникал в СМ, однако ПФД и СМ не вступали в химические реакции и не образовывали новых химических веществ, а значит, безопасность применения этой комбинации определялась безопасностью применения ПФД и СМ как индивидуальных веществ.

    В ходе работы был разработан простой в исполнении хирургический этап, позволяющий осуществить бинарную тампонаду ВП: заполнить ВП наполовину ПФОС и наполовину – СМ. Выполнение этапа не требует каких бы то ни было специальных хирургических инструментов, как и отдельного обучения хирургов.

    Исследование биологического действия комбинации ПФД и СМ при их нахождении в ВП в течение 1-го месяца показало отсутствие неблагоприятного воздействия на ткани глаза по данным световой микроскопии, ЭРГ и ТЭМ. Гистологическая структура сетчатки не только спустя 1 месяц, но и спустя 2 и 3 месяца после бинарной тампонады не отличалась от таковой после силиконовой тампонады, что свидетельствует о том, что на сроках 1, 2 и 3 месяца бинарная тампонада была безопасна в отношении сетчатки экспериментальных животных в той же мере, что и силиконовая тампонада.

    Проведенное доклиническое исследование бинарной тампонады витреальной полости подтверждает ее высокую биосовместимость, разработанный хирургический этап может быть рекомендован к дальнейшему изучению в клинических условиях.


Страница источника: 95-106

Просмотров: 270