Онлайн доклады

Онлайн доклады

Пироговский офтальмологический форум

Пироговский офтальмологический форум

Актуальные вопросы офтальмологии

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Сателлитный симпозиум

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Офтальмология и геронтология: избранные вопросы инновационного решения проблем

Научно - практический образовательный форум

Офтальмология и геронтология: избранные вопросы инновационного решения проблем

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Сателлитные симпозиумы в рамках 21-го Всероссийского научно-практического конгресса Современные технологии катарактальной, рефракционной и роговичной хирургии

Сателлитные симпозиумы в рамках 21-го Всероссийского научно-практического конгресса Современные технологии катарактальной, рефракционной и роговичной хирургии

Сателлитные симпозиумы в рамках РООФ-2021

Сателлитные симпозиумы в рамках РООФ-2021

Сателлитный симпозиум компании «Senju» в рамках II Всероссийского научно-образовательного конгресса для пациентов

Сателлитный симпозиум компании «Senju» в рамках II Всероссийского научно-образовательного конгресса для пациентов

Актуальные вопросы офтальмологии

Сателлитный симпозиум

Актуальные вопросы офтальмологии

Сателлитные симпозиумы в рамках 18 Всероссийской научно-практической конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии»

Сателлитные симпозиумы в рамках 18 Всероссийской научно-практической конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии»

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Восток – Запад 2021 Международная онлайн конференция

Конференция

Восток – Запад 2021 Международная онлайн конференция

Белые ночи - 2021 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVII Международного офтальмологического конгресса

Сателлитные симпозиумы

Белые ночи - 2021 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVII Международного офтальмологического конгресса

Грибковые поражения глаз Всероссийская научно-практическая  конференция

Конференция

Грибковые поражения глаз Всероссийская научно-практическая конференция

Sochi Cornea 2021 Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Sochi Cornea 2021 Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Пироговская офтальмологическая академия

Конференция

Пироговская офтальмологическая академия

Актуальные вопросы офтальмологии. Круглый стол компании «Бауш Хелс»

Актуальные вопросы офтальмологии. Круглый стол компании «Бауш Хелс»

Лечение глаукомы: инновационный вектор. II Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор. II Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Роговица V Новые достижения и перспективы

Конференция

Роговица V Новые достижения и перспективы

Научно-образовательные вебинары

Научно-образовательные вебинары

Сателлитные симпозиумы в рамках РООФ-2020

Сателлитные симпозиумы в рамках РООФ-2020

Расширенное заседание Экспертного Совета по проблемам глаукомы и группы «Научный авангард»

Конгресс

Расширенное заседание Экспертного Совета по проблемам глаукомы и группы «Научный авангард»

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Съезда Общества офтальмологов России

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Съезда Общества офтальмологов России

Современные технологии лечения заболеваний глаз. Научно-практическая конференция

Конференция

Современные технологии лечения заболеваний глаз. Научно-практическая конференция

Пироговский офтальмологический форум

Конференция

Пироговский офтальмологический форум

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Инновационные технологии диагностики и хирургического лечения патологии заднего отдела глазного яблока и зрительного нерва Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Инновационные технологии диагностики и хирургического лечения патологии заднего отдела глазного яблока и зрительного нерва Межрегиональная научно-практическая конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Инновационные технологии диагностики, терапии и хирургии патологии переднего отдела глазного яблока, глаукомы и придаточного аппарата органа зрения Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Инновационные технологии диагностики, терапии и хирургии патологии переднего отдела глазного яблока, глаукомы и придаточного аппарата органа зрения Межрегиональная научно-практическая конференция

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Пироговский офтальмологический форум

Пироговский офтальмологический форум

Актуальные вопросы офтальмологии

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Сателлитный симпозиум

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Офтальмология и геронтология: избранные вопросы инновационного решения проблем

Научно - практический образовательный форум

Офтальмология и геронтология: избранные вопросы инновационного решения проблем

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Сателлитные симпозиумы в рамках 21-го Всероссийского научно-практического конгресса Современные технологии катарактальной, рефракционной и роговичной хирургии

Сателлитные симпозиумы в рамках 21-го Всероссийского научно-практического конгресса Современные технологии катарактальной, рефракционной и роговичной хирургии

Сателлитные симпозиумы в рамках РООФ-2021

Сателлитные симпозиумы в рамках РООФ-2021

Сателлитный симпозиум компании «Senju» в рамках II Всероссийского научно-образовательного конгресса для пациентов

Сателлитный симпозиум компании «Senju» в рамках II Всероссийского научно-образовательного конгресса для пациентов

Актуальные вопросы офтальмологии

Сателлитный симпозиум

Актуальные вопросы офтальмологии

Сателлитные симпозиумы в рамках 18 Всероссийской научно-практической конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии»

Сателлитные симпозиумы в рамках 18 Всероссийской научно-практической конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии»

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Восток – Запад 2021 Международная онлайн конференция

Конференция

Восток – Запад 2021 Международная онлайн конференция

Белые ночи - 2021 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVII Международного офтальмологического конгресса

Сателлитные симпозиумы

Белые ночи - 2021 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVII Международного офтальмологического конгресса

Все видео...

2.3. Методы обследования пациентов


     Слезный аппарат, являясь частью придаточного аппарата глаза, в своих анатомическом и функциональном аспектах тесно взаимосвязан с органом зрения. Кроме того, в немалой степени лакримальные и назальные структуры имеют общую морфологию, близкую топографию и функциональную взаимозависимость. По этой причине обследование пациента с жалобами на слезотечение включало в себя методы, принятые как в офтальмологии, так и в оториноларингологии. Оборудование для специализированного приема пациентов с заболеваниями слезоотводящего тракта включало: щелевую лампу, набор видеоэндоскопического оборудования для проведения эндоназального обследования, инструментальный стол с наборами для функциональных проб, а также для диагностических промывания и зондирования, оптический когерентный томограф для выполнения менискометрии и портативный стерилизатор (Рисунок 2).

    Общей и обязательной для обеих специальностей является анамнестическая часть. Жалобы на слезотечение хоть и свидетельствуют о дисфункции слезной системы, не являются специфичными и требуют конкретизации уже на начальном этапе обследования пациента.

    Особенно важны следующие обстоятельства, уточняющие данный симптом: слезотечение из одного или обоих глаз беспокоит пациента, постоянный или пароксизмальный характер носит слезотечение, с чем связывает пациент начало болезни и какие диагностические и лечебные мероприятия были проведены к моменту обращения. Далее выясняли сопутствующие слезотечению жалобы, симптомы и заболевания: слезостояние, покраснение, припухлость, свищи, опухолевидное образование, опорожняющееся или нет при компрессии на него, наличие отделяемого в виде застойной слезы, слизи или гноя из больного глаза, затруднение носового дыхания, болезни глаза, носа и околоносовых пазух, общесоматическая патология. Для полноценного анализа жалоб и их качественных изменений в результате лечения было необходимо разработать рейтинговую систему на основе анкетирования пациентов, включающего оценку жалоб с точки зрения снижения ими качества жизни. Обязательные для всех офтальмологических больных визометрию, рефрактокератометрию, периметрию, офтальмотонометрию, офтальмобиометрию дополняли определением дыхательной функции носа, которая могла быть нормальной, затрудненной или отсутствовать. Наружный осмотр, биомикроскопию и переднюю риноскопию проводили по общепринятым методикам с целью обнаружения относительно грубых патологических отклонений, способных быть связанными с жалобами, предъявляемыми пациентом (Рисунок 3).

    К таким отклонениям могли быть отнесены: локальная гиперемия, отек, мацерация, рубцы, свищи кожи у внутреннего угла глаза, заращение, сужение, дислокация, деформация слезных точек, наличие в них гноя, слизи и др. содержимого, расширение слезного ручья, гиперемия конъюнктивы век и глазного яблока, повреждения глазной поверхности, явные отклонения от нормы цвета слизистых, размеров и симметричности образований нижнего, среднего и общего носовых ходов. (Рисунок 4). Биомикроскопию проводили при помощи щелевой лампы SL-D7 (Topcon, Япония).

     Перечисленные методы обследования неинвазивны и безопасны для пациента. Результатом их проведения было формирование плана дальнейшей диагностической тактики, в основу которой был положен принцип минимальной инструментальной и другой инвазии.

    Проведение пробы Ширмера требовало соблюдения определенных условий, исключающих некорректность трактовки ее результатов. Не допускали проведения данной пробы в рамках общего офтальмологического обследования, учитывали тот факт, что результат пробы Ширмера мог быть искажен используемыми в ходе него препаратами, длительной экспозицией взора, например, при периметрии или тонометрии. Тест проводили по единой методике в положении сидя со слегка запрокинутой головой и прикрытыми глазами, моргание разрешали. Использовали тест-полоски, сертифицированные в Российской Федерации для проведения данной пробы. После введения предварительно отогнутого конца полоски длиной 4–5 мм в нижний конъюнктивальный свод ближе к наружному углу глаза засекали 5 минут, за которые происходило смачивание полоски слезой. Расстояние между линиями сгиба и границей между смоченной и сухой частями полоски измеряли в мм. Имели значение следующие параметры, исследованные в ходе пробы Ширмера: различия суммарного и рефлекторного слезообразования, симметричность данных на двух глазах, корреляция их с другими тестами и пробами.

    В качестве дополнения к пробе Ширмера и ее альтернативы проводили пробу Норна, направленную на определение времени разрыва слезной пленки. Условия ее проведения были аналогичными. Для исключения инстилляции флюоресцеина и сокращения времени проведения пробу Норна выполняли в модификации, называемой «симптоматическая проба Норна» или «время симптоматического разрыва слезной пленки». Пациент в положении сидя задерживал моргательные движения и оставался с открытыми глазами до наступления ощущения «инородного тела» и непреодолимого желания закрыть глаза. Время от начала пробы до непроизвольного смыкания век измеряли в секундах. Пробу выполняли одновременно на обоих глазах.

    Целью проведения проб Ширмера и Норна было определение в слезотечении, беспокоящем пациента, рефлекторной составляющей, связанной с дефицитом компонентов прероговичной слезной пленки, иногда сочетавшегося и с признаками непроходимости слезных путей. Превалирование в симптоматике признаков компенсаторного стеноза требовало особенно щадящей тактики хирургического лечения для исключения смещения баланса слезной системы в сторону ксероза.

     Оценку функционального состояния слезоотводящего звена начинали с проведения канальцевой (слезовсасывающей) и носовой проб, а также пробы рефлюкса (обратного выдавливания). Канальцевая проба позволяла оценить присасывающую функцию слезных канальцев, а также судить об их проходимости. В конъюнктивальный мешок инстиллировали 1–2 капли 1% раствора флюоресцеина натрия или 3% раствора колларгола, после чего наблюдали за процессом и временем оттока красителя в слезную систему.

    В комбинации с компрессией по ходу слезных канальцев была возможность судить о скорости этого процесса и уровне кольцевого стеноза, если он имел место (Рисунок 5).

    Носовая проба заключалась в фиксации времени, через которое краситель оказывался в полости носа (1% раствор флюоресцеина натрия в данном случае предпочтительнее раствора колларгола по причине большей стойкости к обесцвечиванию по мере прохождения через лакримальный тракт).

    Пробу рефлюкса содержимого слезного мешка выполняли также и без красителя. При надавливании на область у внутреннего угла глаза, соответствовавшую зоне проекции ямки слезного мешка, наблюдали за ретроградным выделением из слезных точек большей или меньшей порции застойного содержимого. При отсутствии последнего пробу расценивали как отрицательную, что могло свидетельствовать как о сохранении нормального слезооттока, так и о его блоке на пресаккальном уровне, в том числе из-за возможных отклонений от нормального анатомического строения в этой области, обусловленных травмой или ранее перенесенными операциями.

     ОКТ-менискометрию выполняли в качестве теста, позволявшего объективизировать восстановление баланса между слезопродукцией и слезоотведением. Важным условием ее проведения было соблюдение определенных стандартов, среди которых: моргание, не предполагающее больше обычной экспозиции глазной щели в открытом или закрытом состоянии, схожие при всех контрольных замерах температура и влажность в помещении, где проводили исследование, недопустимость инстилляций, промываний и тому подобных исследований и манипуляций, способных индуцировать усиление рефлекторной слезопродукции, а также симулировать слезостояние или его отсутствие.

    Под «менискометрией» понимали полученную при ОКТ-менискометрии с помощью оптического когерентного томографа Optovue модели IVue-100 (США), величину, равную площади поперечного среза нижнего слезного мениска, измеренную в его самой нижней точке. Для расчета площади (программное обеспечение прибора не имеет такой функции) была использована формула Грина, по которой площадь фигуры, ограниченной замкнутой линией L, можно вычислить, преобразив криволинейный интеграл в двойной интеграл по области D, ограниченный линией L:

    После получения изображения поперечного среза слезного мениска отмечали точки с определенными координатами по его контуру, в результате чего получали замкнутую ломаную линию, состоящую из (N) количества точек по ее периметру. После математических преобразований формула расчета площади фигуры, ограниченной линией L, принимала следующий вид:

     S = 0, 5•¦(Y1•X2 + Y2•Х3 + …YN•X1) – (X1•Y2 + X2•Y3 +…XN•Y1)¦, где (X1;Y1), (X2;Y2), … , XN; YN) – координаты N точек, отмеченных на томограмме. Далее задача состояла в переходе от «пиксельных» координат изображения в метрические величины. Для этого проводили калибровку измерений и вычисление переводных коэффициентов. Имея сведения о линейных расстояниях между точками, что обеспечено функциональными возможностями томографа, и используя калибровочные отрезки длиной 1 мм по каждой оси, площадь фигуры, ограниченной линией L, переводили из «пиксельной» величины в метрическую, измеренную в мм2 (Рисунок 6). Имея возможность сравнить данные пациентов с различной лакримальной патологией и добровольцев, не предъявляющих жалоб, характерных для заболеваний слезного аппарата, получили представление о нормальных показателях менискометрии, находящихся в диапазоне 0,02–0,08 мм2 (заявка на изобретение «Способ менискометрии при слёзной дисфункции» № 2020136782 от 10.11.2020). При этом было очевидно, что большее значение имеет сравнительный аспект при анализе данных каждого конкретного пациента до и после проведенного лечения.

    Промывание слезных путей физиологическим раствором проводили в качестве теста, позволявшего с большой долей вероятности определить уровень дакриостеноза. Попадание жидкости в носоглотку свидетельствовало о сохранении как минимум пассивного слезооттока в момент промывания, при этом учитывали факт возможного существования внутренней фистулы или частичного стенозирования протоков, препятствующего активному оттоку слезы. Истечение физиологического раствора через парный каналец без примеси застойного содержимого свидетельствовало о наличии проходимости на уровне соединения канальцев с вероятным функциональным блоком в зоне перехода из устья канальцев в слезный мешок (клапан Hushke – Rosenmuller). Встречный ток жидкости из канальца, через который производили промывание, свидетельствовал о более проксимальном уровне стеноза. Наличие же примеси слизи и гноя в промывной жидкости воспринимали как подтверждение воспаления, осложнявшего течение дакриостеноза, которое часто диагностировали на более ранних этапах обследования, что делало диагностическое промывание нежелательным по причине риска распространения воспаления на окружающую клетчатку. Предпочтительный диаметр канюли для промывания – 0,4 мм. Учитывая среднестатистические размеры канальцев, такие канюли соответствуют требованию минимальной инвазивности процедуры промывания, которая при правильном выполнении может считаться одной из наиболее информативных и малоинвазивных диагностических процедур. В результате большого количества выполненных диагностических и лечебных промываний сформировалась собственная методика проведения этой процедуры без применения каких-либо анестезирующих средств, тем более, как показала практика, наиболее часто используемая для этих целей инстилляция дикаина и его аналогов в конъюнктивальный мешок малоэффективна. При этом препараты, используемые для этих целей, имеют ряд побочных эффектов в виде токсико-аллергической реакции, как местной, так и общей. Начинали промывание слезных путей с биомикроскопической оценки слезных точек. При необходимости их расширяли коническими зондами Зихеля до диаметра 0,4–0,5 мм. Положение пациента при исследовании – сидячее со слегка запрокинутой кзади головой. Изогнутая канюля 23 G, присоединенная к шприцу объемом 2–5 мл, заполненному физиологическим раствором, вводилась в любой из слезных канальцев таким образом, чтобы ее контакт со стенками канальца был минимальным. Глубина погружения канюли в каналец 1–1,5 мм, без форсированного преодоления ею каких-либо мягкотканных препятствий. При плавном нажатии на поршень шприца оценивали, насколько легко жидкость проходит в носоглотку, имеется ли ее полная или частичная регургитация через канальцы (оба или один). Противопоказаниями к промыванию были явные признаки воспалительных осложнений дакриостенозов, включая положительную пробу рефлюкса слезного мешка и канальцев в виде застойного гнойного отделяемого (Рисунок 7).

    К диагностическому зондированию по этой же причине прибегали крайне редко, проводя его только под местной или общей анестезией и в большей части заменив или дополнив трансканаликулярной дакриоэндоскопией, предполагавшей прямой визуальный контроль (Рисунок 8).

     Данное обследование по своей сути является зондированием. Использовали дакриоэндоскопическое оборудование Machida (Япония). В качестве зонда использовали эндоскоп с наружным диаметром вводимой части 0,65 мм. Кроме оптического волокна трубка эндоскопа включала световолокно. Осветитель и видеокомплекс, обеспечивавший трансляцию изображения на монитор, подключали к рабочей части эндоскопа, в которую для лучшей визуализации через luer-порт подавали физиологический раствор, что несло также и дополнительную диагностическую нагрузку. При прохождении рабочей части эндоскопа через стенозированные участки попадание жидкости в носоглотку свидетельствовало об уровне, с которого слезоотводящий тракт был проходим. Исследование проводили под общим или местным обезболиванием.

    Одномоментно производили видео- и фотофиксацию изображения для последующего анализа состояния стенок слезных протоков, содержимого исследуемых полостей, уровня, протяженности и степени обструкции (Рисунок 9).

    Эндоскопию полости носа (эндориноскопию) проводили при помощи ригидных оптических систем Hopkins II диаметром 2,7 и 4 мм с углом обзора 0 и 30 º, соединенных с источником ксенонового освещения и видеокамерой (Karl Storz Endoscope, Германия). Осматривали слизистую оболочку и структурные образования полости носа: устье слезно-носового протока и граничащие с ним нижнюю носовую раковину, дно и латеральную стенку носовой полости, среднюю носовую раковину и другие элементы остиомеатального комплекса, носовую перегородку, нижний, средний и общий носовые ходы до задней стенки носоглотки. Особое внимание обращали на наличие отклонений от нормы (новообразования, деформации, воспалительные и рубцовые изменения слизистой). Оценивали ширину носовых ходов с точки зрения возможности свободного манипулирования при хирургических вмешательствах (Рисунок 10).

     Эндориноскопическое сопровождение диагностических трансканаликулярных манипуляций (трансиллюминация или диафаноскопия слезных протоков (Alcon, США), дакриоэндоскопия, зондирование, промывание) открывало новые возможности исследований по сравнению с аналогичными, но проводимыми по ранее принятым методикам (Рисунок 11).

    Лучевые методы обследования были представлены контрастной рентгенографией, компьютерной томографией, магнитно-резонансной томографией, радиоизотопным сканированием (сцинтиграфией) и ультразвуковым исследованием. Каждый из этих методов не носил характера обязательного, тем не менее их использовали в различных комбинациях в качестве дополнительного для верификации диагноза дакриостеноза, определения его степени, уровня, протяженности и сопутствующей ему патологии.

    Контрастную рентгенографию проводили в прямой и боковой проекциях после введения через один из слезных канальцев 0,5 мл 30% йодолипола. Снимки в прямой проекции демонстрировали общую картину заполнения слезных путей контрастным веществом и позволяли судить, по крайней мере, о первом уровне и степени стеноза (Рисунок 12).

     Боковая проекция дополняла представление о выраженности эктазии слезоотводящих структур над стенозированным участком, а также угол наклона носослезного канала относительно вертикальной оси.

    Рисунок 13 иллюстрирует случай сохранности просвета НСК (зонд Боумена касается дна полости носа) при врожденном стенозе устья НСП.

    Компьютерную томографию (КТ), в том числе спиральную и мультиспиральную, выполняли на томографах 3–5-го поколений различных производителей (Simens, Германия; General Electric, США; Toshiba, Япония). Сканирование проводили с шагом 1–2 мм в коронарной проекции от преддверия носа до клиновидной пазухи и с шагом 3–5 мм в аксиальной проекции от уровня верхнего отдела лобных пазух книзу до твердого неба. Параметры проведения исследования: центр окна +600 HU, спектр окна – 4000 HU. Основным предназначением данного метода исследования являлось получение максимально полного представления о топографо-анатомическом взаиморасположении слезоотводящих и назальных структур, их размерах и форме. Примеры сопутствующих дакриоциститу заболеваний полости носа и ОНП, имеющих важное значение при планировании объема и этапности лечения, приведены на снимках, сделанных в ходе МСКТ (Рисунки 14, 15).

    Магнитно-резонансная томография, выполненная на томографе производства Toshiba, Япония, позволяла дифференцировать содержимое слезного мешка и протоков по плотности, состоянию их стенок наличию дакриолитов и других включений.

     В полости носа и оклоносовых пазухах, а также в подкожных мягкотканных структурах, соседствующих со слезными путями, по результатам МРТ удавалось диагностировать и дифференцировать новообразования, псевдоопухолевые, воспалительные изменения (Рисунок 16).

    Одним из примеров, иллюстрирующих важность МРТ для определения лечебной тактики может служить сочетание врожденного дакриостеноза с компенсаторной гипоплазией слезопродуцирующих структур (Рисунок 17). Такая комбинация часто приводит лишь к незначительному лакримальному дисбалансу, выражающемуся в жалобах на редкое слезотечение при неблагоприятных условиях внешней среды.

    Необходимость в использовании всего набора диагностических средств на этапах диагностики и послеоперационного наблюдения отсутствовала. Был проведен корреляционный анализ и разработана шкала диагностической ценности использованных методов обследования с учетом их информативности и инвазивности.

     Кроме анализа данных многопланового обследования больных до и после хирургического лечения, проводили анкетирование, позволявшее судить о степени дискомфорта, вызванного хирургическим вмешательством, достаточности местной анестезии. При этом пациенты оценивали свои ощущения по 5-балльной системе (Таблица 4), а врач – качество гемостаза, удобство манипулирования и визуализацию операционного поля, а также степень реакции тканей на травму в раннем послеоперационном периоде по 3-балльной (Таблица 5).

    В Таблице 6 приведены данные частоты использования диагностических тестов, их кратности и сроки проведения в группах исследования.

    Судить об эффективности того или иного метода лечения можно было по набору контрольных тестов в разные сроки после операции. Например, больной хроническим дакриоциститом был выписан на 2-е сутки после операции с улучшением, выражавшимся в отсутствии характерных для этого заболевания жалоб, позитивных функциональных пробах, уменьшении уровня и площади слезного мениска, а также беспрепятственном промывании. Если аналогичную картину наблюдали через 1, 3, 6 и более месяцев, результат признавали положительным и дополнительные методы обследования не использовали. Менее очевидные результаты лечения требовали более полного обследования, вплоть до повторения лучевых методов диагностики и анализа причин полного или частичного рецидива заболевания.

     За положительный исход принимали лишь те результаты, которые по совокупности анамнестических, функциональных и визуальных методов диагностики, независимо от их набора, имели положительные оценки. Сохранение жалоб на слезотечение в условиях неблагоприятной внешней среды или сомнительные функциональные пробы, находившие подтверждение в ходе эндоскопических или лучевых исследований, указывали на частичное сохранение дакриостаза и возможную тенденцию к формированию рецидива, то есть результат лечения считали сомнительным, требующим дальнейшего наблюдения для отнесения его к положительным или отрицательным. Сохранение жалоб на упорное слезотечение, негативные результаты функциональных проб указывали на отрицательный результат лечения. В этом случае дополнительными методами обследования выявляли причину рецидива заболевания и прочие обстоятельства, с ним связанные, а также разрабатывали дальнейшую тактику лечения.


Страница источника: 60-79

Просмотров: 113







Bausch + Lomb
thea