Онлайн доклады

Онлайн доклады

Сателлитные симпозиумы в рамках I Дальневосточного офтальмологического саммита

Сателлитные симпозиумы в рамках I Дальневосточного офтальмологического саммита

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Восток - Запад 2022 Международная конференция по офтальмологии

Восток - Запад 2022 Международная конференция по офтальмологии

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Вебинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Новые технологии в офтальмологии 2022

Новые технологии в офтальмологии 2022

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Пироговский офтальмологический форум

Пироговский офтальмологический форум

Кератиты, язвы роговицы

Вебинар

Кератиты, язвы роговицы

Актуальные вопросы офтальмологии

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Сателлитный симпозиум

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Сателлитные симпозиумы в рамках I Дальневосточного офтальмологического саммита

Сателлитные симпозиумы в рамках I Дальневосточного офтальмологического саммита

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Восток - Запад 2022 Международная конференция по офтальмологии

Восток - Запад 2022 Международная конференция по офтальмологии

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Вебинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Новые технологии в офтальмологии 2022

Новые технологии в офтальмологии 2022

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Все видео...

4.1. Сравнительные клинико-функциональные исследования при коррекции астигматизма до 2,0 дптр


     Для изучения клинико-функциональных результатов был проведен сравнительный анализ клинико-функциональных результатов групп пациентов при коррекции астигматизма до 2,0 дптр фемтолазер-ассистированными методами хирургии катаракты – ФЛЭК с имплантацией ТИОЛ и ФЛЭК с ФЛ-АК с имплантацией монофокальной ИОЛ – в сравнении со стандартной методикой проведения ФЭК с ТИОЛ.

    4.1.1. Динамика показателей остроты зрения

    Результаты НКОЗ и МКОЗ в исследуемых группах до и в различные периоды наблюдения представлены в Таблицах 7, 8.

     Дооперационные значения не имели статистически значимой разницы между группами (рk-w >0,05). На 3-й день после операции НКОЗ и МКОЗ статистически значимо повысились у всех пациентов исследуемых групп (рw<0,05).

    В послеоперационном периоде в I группе исследования НКОЗ повысилась на 0,62±0,29, составив 0,73±0,22 (рw=0,017), МКОЗ повысилась на 0,34±0,09, достигнув 0,80±0,22 (рw=0,043). Через 3 месяца НКОЗ незначительно снизилась на 0,01±0,15 (рw=0,710), КОЗ увеличилась на 0,01±0,03 (рw=0,14). Через 6 месяцев было отмечено улучшение показателей НКОЗ на 0,10±0,09 (рw=0,171), МКОЗ повысилась на 0,15±0,01 (рw=0,143). Изменения НКОЗ через 3 месяца после операции были связаны с процессом фиброзирования капсульного мешка. Стабилизация показателей НКОЗ произошла к 6-му месяцу наблюдения. К концу 6-го месяца наблюдения процент глаз с НКОЗ 0,9–1,0 наблюдался в 10 глазах (40%), острота зрения 0,5 и выше – в 23 глазах (90%).

    Во II группе (основной) НКОЗ после операции повысилась на 0,52±0,23 (рw<0,05), МКОЗ – на 0,28±0,18 (рw<0,05<0,05 <0,05 ), через 3 месяца НКОЗ снизилась на 0,01±0,03 (рw=0,252), КОЗ на – 0,02±0,01 (рw=0,833), через 6 месяцев отмечалось незначительное снижение показателей НКОЗ на 0,11±0,13 (рw=0,730), КОЗ на 0,11±0,01 (рw=0,830). Таким образом, к 3-му месяцу отмечалось статистически незначимое снижение показателей остроты зрения с последующей стабилизацией показателей НКОЗ и МКОЗ к 6–12-му месяцу после операции, что может быть обусловлено окончательным формированием рубца в области аркуатного разреза. Проведение очковой коррекции в этот период позволяло повысить остроту зрения до послеоперационных значений. При этом МКОЗ в течение всего периода наблюдения оставалась стабильной (рw>0,05). К 6-му месяцу НКОЗ, равная 1,0, определялась в 2 глазах (5%), 0,5 и выше – в 21 глазе (80%). В III группе НКОЗ повысилась на 0,66±0,19 (рw=0,004), МКОЗ – на 0,38±0,19 (рw=0,002). Через 3 месяца наблюдения НКОЗ понизилась на 0,16±0,09 (рw=0,83), МКОЗ повысилась на 0,04±0,02 (рw=0,10). Через 6 месяцев НКОЗ повысилась на 0,16±0,08 (рw=0,59), МКОЗ – на 0,05±0,03 (рw=0,60). Полученные изменения показателей остроты зрения являлись следствием развития фиброзирования капсульного мешка и случаями ротационной нестабильности ТИОЛ. К 6-му месяцу НКОЗ, равная 1,0, была выявлена в 4 глазах (14%), 0,8 и выше – в 7 глазах (29%), 0,5 и выше – в 21 глазе (86%). Сравнительный анализ между исследуемыми группами не выявил статистически значимой связи между группами на протяжении всего периода наблюдения, что является свидетельством сопоставимой результативности проводимых методов коррекции относительно итоговых визуальных показателей (рk-w>0,05).

    4.1.2. Эффективность и безопасность

     Эффективность проведенной операции определялась по соотношению НКОЗ после операции к МКОЗ до операции (Рисунок 13).

    Через 12 месяцев после операции в I группе эффективность коррекции в пределах ≥0,5 составила 100% пациентов (25 глаз), в пределах 1,0 – 67% (17 глаз), во II группе – ≥0,5 – 90% (24 глаза), 1,0 – 10% (3 глаза), в III группе – ≥0,5 – 86% (22 глаза), 1,0 – 44% (11 глаз). Повышение показателей НКОЗ по отношению к МКОЗ до операции наблюдалось во всех трех группах, при этом была выявлена тенденция к наилучшим результам в I группе исследования (р<0,05). Полученные результаты говорят о сопоставимой эффективности всех трех методов коррекции при коррекции астигматизма до 2,0 дптр (р>0,05).

    Безопасность определялась как процент доли глаз потерявших и прибавивших строки при определении МКОЗ до и после операции. Полученные данные представлены на Рисунке 14.

     Полученные результаты во всех исследуемых группах не сопровождались потерей строк. В I группе прибавка 1 линии зафиксирована в 25% (6 глаз), 3 и больше – в 62,5% случаев (15 глаз). Во II группе с ФЛ-АК прибавка 3 строк и более наблюдалась в 52,6% случаев (14 глаз), в 15,8% (4 глаза) прибавление строк не выявлено. В III группе повышение МКОЗ на 3 и более строки выявлено в 50% случаев (12 глаз). Полученные результаты показали сопоставимость по уровню безопасности всех трех методов при коррекции астигматизма до 2,0 дптр (р>0,05), несмотря на раличия в технологии проводимой коррекции.

    4.1.3. Динамика изменений рефракционных показателей

    Значения показателей рефракционного астигматизма до операции не имели статистически значимых различий между группами (рk-w>0,05). Показатели СЭ, сферы, остаточного цилиндра по данным рефрактометрии были статистически значимо ниже в течение всего периода наблюдения по сравнению с дооперационными значениями (рk-w<0,05). Динамику изменения цилиндрического компонента рефракции оценивали в группах по данным рефрактометрии и кератотопографии. При этом для всех видов анализа изменения цилиндрического компонента рефракции

    использовалась одна и та же база данных до и послеоперационных значений величины астигматизма. Проводили вычисление изменения средней величины астигматизма по данным рефрактометрии на 3-й день после операции, через 3, 6 и 12 месяцев. Изменение данных кератометрии оценивалось также в аспекте влияния проводимых методов коррекции на роговичный астигматизм. На 3-й день после операции цилиндрический компонент рефракции статистически значимо уменьшился во всех трех группах исследования (рk-w<0,05). В I группе цилиндрический компонент рефракции на 3-й день после операции уменьшился с -1,70±0,10 до -0,75±0,40 (рw=0,043), что в среднем составило на 0,72±0,18, во II группе – с -1,89 1,89 ±0, 17 до -0,94 0,94 ±0,51 0,51 (рw=0,009), снизившись на 0,59±0,26, в III группе – с -1,76 1,76 ±0, 26 до -0,81±0,40 (рw=0,005), что составило на 0,75±0,38. Детальный анализ динамики величины цилиндрического компонента рефракции выявил незначительное увеличение остаточного рефракционного астигматизма в I группе к 3-му месяцу наблюдения на 0,1±0,05 (рw=0,840) и его уменьшение 0,15±0,12 (рw =0,801) в III группе исследования, что может свидетельствовать о некоторой нестабильности величины остаточного цилиндра в течение данного периода наблюдения. К 6-му месяцу в I группе цилиндрический компонент рефракции уменьшился на 0,15±0,12 (рw=0,890), во II группе – на 0,15±0,09 (рw=0,460), в III группе – на 0,08±0,05 (рw=0,481). Через 12 месяцев после проведенного оперативного вмешательства имело место незначительное статистически незначимое изменение остаточного цилиндрического компонента рефракции в I группе на 0,05±0,01 (рw=0,809), во II группе – на 0,03±0,01 (рw=0,990) и в III группе – на 0,06±0,03(рw=0,950) (Таблица 9, Рисунок 15).

     Через 12 месяцев после проведенного оперативного вмешательства остаточный цилиндр в I группе составил -0,71±0,13, во II группе – -0,85±0,26, в III группе – -0,73±0,34. Сравнительный анализ рефракционного астигматизма не выявил статистически значимых различий в величине остаточного цилиндрического компонента рефракции между группами на 3-й день после операции (рk-w=0,110), через 3 месяца (рk-w=0,077), через 6 месяцев (рk-w=0,201), через 12 месяцев после операции (рk-w= 0,330).

    Средние значения сферического компонента рефракции и СЭ в I, II и III группах до и в различные сроки после операции представлены в Таблицах 10 и 11.

    Как показано в Таблицах 10 и 11, на 3-й день после операции имелось статистически значимое снижение значений сферы и СЭ во всех трех исследуемых группах (рk-w<0,05). Во II группе прослеживалась тенденция к меньшим значениям сферы по сравнению с I и III группами, однако полученный СЭ имел сопоставимые данные между группами, что объясняется большей величиной остаточного цилиндра во II группе исследования, однако без статистически значимой разницы между группами (рk-w>0,05).

    В течение всего периода наблюдения статистически значимых различий между группами по СЭ и сферическому компоненту рефракции выявлено не было (рk-w>0,05), что говорит о сопоставимости исследуемых методов при коррекции астигматизма до 2,0 дптр.

    4.1.4. Изменение роговичного астигматизма

     Показатели роговичного астигматизма по данным кератотопографа имели статистически значимые различия между группами на 3-й день после операции (рk-w=0,021), через 3 месяца (рk-w=0,017), через 6 месяцев (рk-w=0,018), через 12 месяцев после операции (рk-w=0,025) (Таблица 12). В I и III группах средние показатели роговичного астигматизма в дооперационном периоде и в различные сроки после операции имели статистически незначимые изменения в течение всего периода наблюдения (рw>0,05). Роговичный астигматизм снизился на 3-й день после операции с 1,81±0,23 до 1,48±1,16 и с 2,0±0,01 до 1,89±1,61дптр 1, что в среднем составило на 0,32±0,69 (рw=0,677), и на 0,33±0,15дптр (рw=0,850) в I и III группах соответственно. Во II группе имело место наиболее существенное среди исследуемых групп статистически значимое уменьшение величины роговичного астигматизма на 3-й день после операции с 1,64±0,45 до 1,25±0,95дптр, что составило на 0,40±1,16 дптр (рw<0,05) и сопровождалось компенсаторным увеличением Kmin с 43,05±1,70 до 43,15±1,49 и снижением Kmax с 44,74±1,58 до 43,23±1,41 (рw<0,05). К 3-му месяцу наблюдения величина роговичного астигматизма дополнительно снизилась на 0,35 ± 0,05 (рw=0,002), составив 0,90±0,34 дптр, с последующим незначительным уменьшением к 6-му месяцу на 0,02±0,01 (рw=0,027) и увеличению к 12-му месяцу наблюдения на 0,05±0,02 дптр (рw=0,026).

    Наиболее значимые изменения роговичного астигматизма наблюдались во II группе исследования и были связаны с непосредственным воздействием на роговицу в группе с ФЛ-АК (р<0,05). Межгрупповые сравнения показателей роговичного астигматизма I и III групп статистически значимых различий в течение всего периода наблюдения не выявили (рm-u>0,05).

    4.1.5. Предсказуемость проводимых методов коррекции

    Предсказуемость коррекции цилиндрического компонента рефракции представлена на Рисунке 16. На графиках явно прослеживается увеличение процента глаз с астигматизмом более слабой степени и снижение – с более высокой степенью. Через 12 месяцев после операции предсказуемость коррекции цилиндрического компонента рефракции составила в I группе в пределах ±0,5 дптр – 71%, во II группе – 68%, в III группе – 65% (р>0,05). Предсказуемость в пределах ±1,0 дптр – 100%, во II группе – 92%, в III группе – 90% без статистически значимой разницы между группами (р>0,05). Пациентов с достигнутой коррекцией в пределах ±0,5 в процентном соотношении было больше в I группе на 3% по сравнению со II группой и на 6% больше по сравнению с III группой (р>0,05).

     Предсказуемость проводимых методов коррекции по СЭ по группам представлена на Рисунке 17. Результаты исследования через 12 месяцев выявили наличие незначительной недокоррекции во всех трех группах. В группах с астигматизмом до 2,0 дптр предсказуемость по СЭ в I группе в пределах ±0,5 дптр составила 92%, во II группе ±0,5 дптр – 85%, в III группе ±0,5 дптр – 88% (р>0,05). Предсказуемость в пределах ±1,0 дптр в I группе – 96%, во II группе ±1,0 дптр – 92%, в III группе ±1,0 – 96% без статистически значимой разницы между группами (р>0,05).

    Наибольший разброс показателей СЭ был во II группе и составлял от 1,5 до 2,0 дптр в 8% случаев. Разброс от 0,5 до 1,5 дптр в I группе составил 16% случаев, во II группе – 39%, в III группе – 27% случаев, что говорит о лучшей предсказуемости по данным СЭ в I группе, однако без статистической значимости между группами (р<0,05).

    Приведенные результаты сравнительного анализа выявили незначимую разницу между тремя группами исследования по эффективности, предсказуемости и безопасности, что говорит о сопоставимости проводимых методов при коррекции астигматизма до 2,0 дптр в ходе хирургического лечения катаракты.

    4.1.6. Исследование волнового фронта

     Анализ аберраций высшего порядка проводился между группами до операции, на 3-й день, через 3, 6 и 12 месяцев после операции в режиме модуля «Warfront High Order Map» на приборе OPD-scan II (NIDEK, Япония). Оценивались данные средней квадратичной ошибки суммарного волнового фронта (RMS OPD), аберрации высшего порядка (НОА) в 3,0- и 6,0-миллиметровых зонах: роговичные и внутренние в фото- и мезопических условиях, а также отдельные группы аберрации: кома, трилистник, сферическая аберрация и квадрафойл. Полученные данные представлены в Таблице 13 и на Рисунке 18.

    RMS OPD статистически значимо уменьшилась на 3-й день после операции во всех исследуемых группах (рw<0,05). В I группе RMS OPD снизились на 4,917±2,03, с 5,610±2,394 до 1,319±0,867 мкм, (рw=0,043). Во II группе RMS OPD снизились на 2,324±2,076, с 4,252±2,599 до 2,405±1,161 мкм, (рw=0,045). Аналогичная тенденция прослеживалась в III группе, RMS OPD снизились с 5,605±2,648 до 1,525±0,816, уменьшившись на 4,091±0,725 мкм, (рw=0,009). Через 3 месяца наблюдения RMS OPD еще снизились в I группе на 0,230±0,125 (рw=0,009), во II группе – на 1,326±1,444 (рk-w=0,045), в III группе – на 0,396±1,086 мкм (рw=0,017). В период наблюдения 6–12 месяцев RMS OPD оставались без значимых изменений во всех трех группах исследования (рw>0,05). Статистически значимых отличий между группами на протяжении всего периода исследования не выявлено (рk-w>0,05).

    Роговичные аберрации статистически значимо различались между группами в 3,0- и 6,0-миллиметровой зоне на 3-й день после операции с наибольшими значениями во II группе исследования (рk-w=0,0=0,0=0,0=0,039 ) с последующей стабилизацией показателей к 3-му месяцу наблюдения, что связано с преходящим отеком роговицы в зоне аркуатных разрезов в раннем послеоперационном периоде (Таблицы 14, 15 и Рисуноки 19, 20).

     Попарные сравнения I и III групп не выявили статистически значимой разницы между группами (рm-u>0,05).

    Межгрупповые значения внутренних аберраций в 3,0- и 6,0- миллиметровых зона не имели статистической значимости между группами (рk-w>0,05). Данные по группам представлены в Таблицах 16, 17.

    Оптические аберрации до, на 3-й день и через 12 месяцев после операции представлены в Таблице 18.

     На 3-й день после операции было выявлено статистически значимое снижение суммарных аберраций волнового фронта (Total) во всех трех групах исследования (рk-w<0,05). Во II группе исследования на 3-й день после операции выявлено увеличение трефойла (T Trefoil) и квадрафойла (T 4Foil) и сферической аберрации (T Sph) (рw<0,05) с последующим снижением к 12-му месяцу наблюдения (рw<0,05). Статистически значимыми между группами были различия комы (T Coma) на 3-й день и через 12 месяцев после операции (рk-w<0,05) с наименьшими показателями в I группе, трефойла через 12 месяцев после операции (рk-w<0,05).

    На основании полученных результатов можно сделать вывод, что факоэмульсификация катаракты с имплантацией торической ИОЛ, выполненная с использованием фемтосекундного лазера, способствует меньшему индуцированию аберраций высшего порядка, в частности комы и трефойла, которые оказывают наибольшее влияние на качество полученного зрения.

    Проведенный сравнительный анализ коррекции астигматизма до 2,0 дптр с использованием фемтолазер-ассистированных методов коррекции с ТИОЛ и в сочетании с ФЛ-АК в сравнении с традиционной методикой проведения ФЭК с ТИОЛ выявил сопоставимые показатели НКОЗ, МКОЗ, а также значений СЭ, сферического и цилиндрического компонентов рефракции (рk-w>0,05) и статистически значимые отличия в коррекции роговичного астигматизма (рk-w< 0,05), что связано с особенностями технологии проведения операций. При этом была выявлена тенденция к более высоким результатам предсказуемости и эффективности коррекции астигматизма в I и II группах, что свидетельствует об эффективности применяемых методов с использованием предложенной методики маркировки при выполнении ФЛЭК с ТИОЛ и коррекции угла циклоторсии при ФЛЭК с ФЛ-АК. Анализ изменения волнового фронта выявил статистически значимые отличия аберраций высшего порядка, в частности комы и трефойл, с наименьшими значениями в I группе исследования (рk-w<0,05).


Страница источника: 67-86

OAI-PMH ID: oai:eyepress.ru:article44636
Просмотров: 552



Johnson & Johnson
Bausch + Lomb
Reper
NorthStar
ЭТП
Rayner
Senju
Гельтек
santen
Акрихин
Ziemer
Eyetec
МАМО
Tradomed
Nanoptika
R-optics
Фокус
sentiss
nidek