Онлайн доклады

Онлайн доклады

Сателлитные симпозиумы в рамках I Дальневосточного офтальмологического саммита

Сателлитные симпозиумы в рамках I Дальневосточного офтальмологического саммита

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Восток - Запад 2022 Международная конференция по офтальмологии

Восток - Запад 2022 Международная конференция по офтальмологии

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Вебинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Новые технологии в офтальмологии 2022

Новые технологии в офтальмологии 2022

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Пироговский офтальмологический форум

Пироговский офтальмологический форум

Кератиты, язвы роговицы

Вебинар

Кератиты, язвы роговицы

Актуальные вопросы офтальмологии

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Сателлитный симпозиум

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Сателлитные симпозиумы в рамках I Дальневосточного офтальмологического саммита

Сателлитные симпозиумы в рамках I Дальневосточного офтальмологического саммита

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Восток - Запад 2022 Международная конференция по офтальмологии

Восток - Запад 2022 Международная конференция по офтальмологии

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Вебинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Новые технологии в офтальмологии 2022

Новые технологии в офтальмологии 2022

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Все видео...

4.2. Сравнительные клинико-функциональные исследования при коррекции астигматизма более 2,0 дптр


     Для изучения клинико-функциональных результатов был проведен сравнительный анализ клинико-функциональных результатов групп пациентов при коррекции астигматизма более 2,0 дптр фемтолазер-ассистированными методами проведения хирургии катаракты – ФЛЭК с имплантацией ТИОЛ и ФЛЭК с ФЛ-АК с имплантацией монофокальной ИОЛ в сравнении со стандартной методикой проведения ФЭК с ТИОЛ.

    4.2.1. Динамика показателей остроты зрения

    Результаты НКОЗ и МКОЗ в исследуемых группах до и в различные периоды наблюдения представлены в Таблицах 19, 20.

     Дооперационные значения не имели статистически значимой разницы между группами (рk-w>0,05). На 3-й день после операции во всех группах отмечено статистически значимое улучшение НКОЗ и МКОЗ по сравнению с дооперационными значениями (рw<0,05).

    На 3-й день после операции НКОЗ в I группе повысилась на 0,58±0,23 и достигла средних значений 0,75±0,14 (рw<0,05). МКОЗ повысилась на 0,34±0,19, достигнув 0,79 0,79 ±0,22 0,22 (рw<0,05). Через 3 месяца НКОЗ снизилась в среднем на 0,02±0,01 (рw>0,05) и оставалась практически без изменений до 6-12 месяца наблюдения (рw>0,05). МКОЗ уменьшилась к 3-му месяцу на 0,11±0,05, составив 0,71±0,18 (рw=0,326), с последующим повышением к 6-му месяцу на 0,05±0,01 до 0,78±0,19 (рw=0,685).

    У пациентов II группы НКОЗ на 3-й день операции НКОЗ повысилась на 0,49±0,31 и составила 0,63±0,30 (рw<0,05), МКОЗ – на 0,26±0,18, составив 0,67±0,30 (рw=0,002). Через 3 месяца после операции НКОЗ снизилась на снизилась на снизилась на снизилась на снизилась на снизилась на снизилась на снизилась на снизилась на 0,10 0,10 ±0,05 до 0,53 ±0,17 0,17 (рw=0,483), МКОЗ уменьшилась на 0,05±0,02, составив 0,62±0,30 (рw=0,685). К 6-му месяцу НКОЗ незначительно повысилась на 0,05±0,02 достигнув 0,57±0,22 (рw=0,875), незначительно изменившись к 12-му месяцу наблюдения (рw >0,05). МКОЗ к 6-му месяцу составила 0,65±0,26, к 12-му месяцу – 0,64±0,25 (рw>0,05).

     В III группе исследования НКОЗ повысилась на 0,47±0,19, достигнув 0,69±0,10 (рw<0,05), МКОЗ повысилась на 0,30±0,16 составив 0,73±0,11 (рw<0,05). К 3-му месяцу НКОЗ снизилась на 0,04±0,23, составив 0,67±0,16 (рw=0,179), с последующим незначительным повышением на 0,02±0,10 к 6 месяцу до 0,69±0,16 (рw=0,930) и на 0,02±0,01 к 12 месяцу до 0,71±0,12 (рw=0,170). Показатели МКОЗ стабилизировались к 6–12-му месяцу, составив 0,72±0,19 (рw=0,910) и 0,71±0,14 (рw=0,180) соответственно.

    Сравнительный анализ НКОЗ между группами имел статистически значимую разницу через 3, 6 и 12 месяцев после операции (рk-w<0,05) с тенденцией к более высоким показателям в I группе исследования. При этом НКОЗ и МКОЗ между I и III группами не имела достоверных различий (рm-u>0,05). Таким образом, при коррекции астигматизма более 2,0 дптр наиболее высокие значения НКОЗ были получены при имплантации ТИОЛ. Во II группе НКОЗ была статистически значимо ниже по сравнению c I и III группами (рk-w<0,05).

    4.2.2. Эффективность и безопасность

    Данные эффективности коррекции исследуемых методов представлены на Рисунке 21.

     Анализ эффективности коррекции в I группе выявил остроту зрения 1,0 в 22% случаев (6 глаз), 0,8 и выше – в 67% случаев (17 глаз), во II группе 1,0 достигнута в 15% случаев (4 глаза), 0,8 и выше – в 23% (7 глаз), в III группе 1,0 – в 13% (4 глаза), 0,8 – в 63% случаев (18 глаз). При этом эффективность коррекции в пределах ≥0,5 составила 100% в I и III группах исследования, во II группе ≥0,5 – 62%, что говорит о недостаточной эффективности метода ФЛЭК с ФЛ-АК.

    Данные по безопасности проводимых методов коррекции представлены на Рисунке 22.

    Полученные результаты не сопровождались потерей строк в I и III группах исследования. В I группе прибавка 3 и более строк составила 61,5% (15 глаз), во II – 37,6% строк (11 глаз), в III группе – 33,3% строк (10 глаз). Во II группе потеря одной строки наблюдалась в 12,5% глаз (4 глаза). ФЛЭК с ФЛ-АК может привести к непредвиденным визуальным результатам, сопровождающимся возможной потерей строк.

    4.2.3. Динамика изменений рефракционных показателей

     Данные по динамике цилиндрического компонента рефракции на 3-й день, через 3, 6 и 12 месяцев после операции представлены в Таблице 21 и на Рисунке 23. На 3-й день после операции цилиндрический компонент рефракции статистически значимо снизился во всех трех группах исследования (рw>0,05).

    В I группе рефракционный астигматизм снизился с -2,60±0,84 до -0,65±0,33, что в среднем составило на 1,83±0,92 (рw=0,030), с последующим снижением через 3 месяца на 0,02±0,01, что составило -0,67±0,46, через 6 месяцев – на 0,02±0,05, достигнув -0,50±0,34, к 12-му месяцу незначительно изменившись на 0,06±0,10 и составив -0,58±0,27 (рw>0,05).

    Во II группе цилиндрический компонент по данным рефракции снизился с -2,75±0,50 до -1,44±0,81 (рw=0,001), что в среднем составило на -1,09±0,69, с последующим увеличением к 6-му месяцу наблюдения на 0,19±0,09, составив -1,57±0,58, с последующим уменьшением до -1,51±0,72 к 12-му месяцу наблюдения (рw>0,05).

    В III группе цилиндрический компонент рефракции уменьшился с -2,25±0,60 до -0,66±0,35, что составило на 1,78 ± 0,94 (рw=0,001), уменьшившись к 3-му месяцу на 0,08±0,40 и снизившись к 6-му месяцу еще на 0,01±0,03, с последующей стабилизацией до 12 месяцев составив -0,61±0,31(рw>0,05).

     Цилиндрический компонент рефракции статистически значимо отличался между группами в течение всего периода наблюдения и имел наибольшее значение во II группе исследования (pk-w<0,05). Сравнительный анализ выявил статистически значимые различия между группами на 3-й день после операции (рk-w=0,002), через 3 месяца (рk-w=0,001), через 6 месяцев (рk-w=0,013), через 12 месяцев после операции (рk-w=0,002). Попарное межгрупповое сравнение не выявило статистически значимой разницы между I и III группами (рm-u>0,05). Средние значения сферического компонента рефракции и СЭ в I, II и III группах до и в различные сроки после операции представлены в Таблицах 22 и 23.

    Показатели коррекции сферического компонента рефракции выявили статистически незначимую разницу между группами в течение всего периода наблюдения (рk-w>0,05). При этом показатели СЭ имели статистически значимую разницу между группами на 3-й день после операции (рk-w=0,010), через 3 месяца (рk-w=0,012), 6 месяцев (рk-w=0,011), 12 месяцев (рk-w=0,010), с наибольшими значениями во II группе исследования, что связано с большими значениями остаточного цилиндра и говорит о менее эффективной коррекции астигматизма более 2,0 дптр методом ФЛЭК с ФЛ-АК. Попарный сравнительный анализ по СЭ выявил меньшие значения в I группе исследования по сравнению с III группой, одноко данные показатели не имели статистической значимости (рk-w>0,05).

    4.2.4. Изменение роговичного астигматизма

    Данные роговичного астигматизма представлены в Таблице 24.

     Показатели роговичного астигматизма по данным кератотопографа имели статистически значимые отличия на 3-й день (рk-w=0,0001), через 3 (рk-w=0,006), 6 (рk-w=0,001) и 12 месяцев (рk-w=0,001) после операции с наибольшими значениями во II группе исследования (рk-w<0,05), что определяется технологией проведения коррекции с ФЛ-АК.

    В I и III группах средние показатели роговичного астигматизма имели незначительные, статистически незначимые изменения в течение всего периода наблюдения (рw>0,05). В I группе роговичный астигматизм увеличился на 3-й день после операции с 3,38±0,63 до 3,49±0,66, что в среднем составило на 0,10±0,02 (рw=0,870). Во II группе имелось наиболее существенное снижение роговичного астигматизма с 2,74±0,84 до 1,59±0,96, что составило на 1,25±0,60 (рw=0,009) и сопровождалось снижением Kmaxс 44,99±1,61 до 44,20±1,62 и увеличением Kminс 42,34±1,65 до 42,97±1,66. В III группе – показатели увеличились с 3,02±0,78 до 3,24±1,65, что составило на 0,22±0,10(рw=0,007). К 3-му месяцу наблюдения величина роговичного астигматизма снизилась на 0,47±0,23 (рw=0,504) и оставалась стабильной до 12-го месяца наблюдения (рw=0,987).

    Наиболее значимые изменения роговичного астигматизма наблюдались во II группе исследования, что связано с технологией проведения операции при ФЛ-АК. Межгрупповые сравнения показателей роговичного астигматизма I и III групп статистически значимых различий в течение всего периода наблюдения не выявили (рm-u>0,05).

    4.2.5. Предсказуемость проводимых методов коррекции

     Предсказуемость коррекции цилиндрического компонента рефракции представлена на Рисунке 24.

    Через 12 месяцев после операции предсказуемость цилиндрического компонента рефракции составила в I группе в пределах ±0,5 дптр – 75%, ±1,0 дптр – 100%, во II группе ±0,5 дптр – 17%, ±1,0 – 61%, в III группе ±0,5 дптр – 70%, ±1,0 – 95%. Пациентов с достигнутой коррекцией в пределах ±0,5 в процентном соотношении было больше в I группе на 5% по сравнению с III группой и на 23% больше по сравнению со II группой, что является показателем более эффективной коррекции астигматизма более 2,0 дптр ТИОЛ, по сравнению с ФЛ-АК при хирургическом лечении катаракты (р<0,05). Пресказуемость проводимых методов коррекции по СЭ в группах представлена на Рисунке 25. Через 12 месяцев после операции наименьший разброс полученных значений определялся в I группе исследования и превышал 1,0 дптр в 5% случаев, по сравнению с 55 и 23% во II и III группах соответственно (р<0,05). В I группе предсказуемость в пределах ±0,5 дптр составила 84%, во II группе ±0,5 дптр – 46%, в III группе ±0,5 дптр – 69%, что показало статистически значимое различие между исследуемыми группами и более близкие к нулю показатели в I группе (р<0,05). Предсказуемость в I группе в пределах ±1,0 дптр составила 95%, во II группе ±1,0 дптр – 54%, в III группе ±1,0 – 96% и носила статистически незначимый характер (р>0,05).

    На основании сравнительной оценки клинико-функциональных результатов исследуемых групп пациентов при коррекции астигматизма более 2,0 дптр было показано, что методы коррекции с имплантацией ТИОЛ обеспечивали более высокие показатели НКОЗ и более эффективно снижали цилиндрический компонент рефракции по сравнению с ФЛЭК с ФЛ-АК (рk-w<0,05). В группе ФЛЭК с ТИОЛ была выявлена более высокая предсказуемости по СЭ (р<0,05), что говорит о предпочтительном использовании фемтолазерного сопровождения при проведении факоэмульсификации катаракты с имплантацией ТИОЛ при коррекции астигматизма более 2,0 дптр.

    4.2.6. Исследование волнового фронта

     В Таблице 25 представлены результаты изменения RMS OPD, аберраций высшего порядка: роговичные и внутренние в 3,0- и 6,0-миллиметровых зонах на 3-й день, через 3, 6 и 12 месяцев после операции (Рисунок 26).

    Анализ RMS OPD выявил достоверное снижение средних значений во всех трех исследуемых группах по сравнению с дооперационными: в I группе на 3,461±2,983 (рw=0,001), во II группе – на 5,172±5,324 (рw=0,012), в III группе –на 4,324±3,330 (рw=0,043). К 3-му месяцу показатели продолжали снижаться в I группе – на 0,659±0,742 (рw=0,313), во II группе – на 1,163 ± 1,448 (рw=0,012), в III группе – на 0,142 ± 0,649 (рw=0,500). В период наблюдения от 6 до 12 месяцев отмечалось статистически незначимое колебание показателей в предалах групп (рw>0,05).

    Данные по роговичным аберрациям представлены в Таблице 26–27 и на Рисунке 27–28.

    Роговичные аберрации имели статистически значимую разницу между группами в 3,0- и 6,0-миллиметровых зонах на 3-й день после операции с наибольшими значениями во II группе (pk-w <0,042). Попарный сравнительный анализ не выявил статистически значимой разницы между I и III группами в течение всего периода наблюдения (рm-u>0,05). Статистически значимым было увеличение роговичных НОА во II группе на 3-й день после операции, которое составило – на 0,052±0,09 (рw=0,043) и на 0,169±0,389 мкм (рw=0,048) в 3,0- и 6,0-миллиметровых зонах соответственно. В I группе в 3,0-миллиметровой зоне роговичные НОА увеличились на 0,023±0,16 (рw=0,160), в III группе – на 0,086±0,122 мкм (рw=0,150). В 6,0-миллиметровой зоне в I группе увеличились на 0,209±0,426 (рw=0,610), в III группе – на 0,009±0,310 мкм (рw=0,720).

     Вариабельность полученных результатов после операции во II группе была связана с преходящим отеком роговицы в зоне аркуатных разрезов в раннем послеоперационном периоде и является характерным для рефракционных оперативных вмешательств, проводимых на роговице, где стабилизация занимает определенное время. В целом к 3-му месяцу рефракционные данные были стабилизированы.

    Сравнительные данные внутренних аберраций представлены в Таблицах 28, 29. Исследование внутренних аберраций между группами в 3,0- и 6,0- миллиметровых зонах не выявило статистически значимой разницы между группами (рk-w>0,05).

    Внутренние НОА на 3-й день после операции увеличились во всех трех группах исследования: в 3,0-миллиметровой зоне в I группе – на 0,05±0,24 (рw=0,671), во II группе – на 0,015±0,05 (рw=0,480), в III группе – на 0,14±0,38 мкм (рw=0,05); в 6,0-миллиметровой зоне в I группе – на 0,18±0,48 (рw=0,751), во II группе – на 0,05±0,15 (рw=0,090), в III группе – на 0,20±0,38 мкм (рw=0,830). Имелась тенденция к наибольшему значению внутренних НОА в III группе исследования на 3-й день после операции (рw<0,05). Через 3 месяца наблюдения зафиксировано уменьшение внутренних НОА: в 3,0-миллиметровой зоне в I группе – на 0,11±0,15 (рw=0,101), во II группе – на 0,13±0,08 (рw=0,179), в III группе – на 0,019±0,10 (рw= 0,162); в 6,0-миллиметровой зоне в I группе – на 0,19 ± 0,30 (рw=0,501), во II группе – на 0,52±0,28 (рw=0,094), в III группе – на 0,05±0,04 (рw=0,480), и стабилизация показателей к 6-му месяцу.

    Оптические аберрации до, на 3-й день и через 12 месяцев после операции представлены в Таблице 30.

    На 3-й день после операции было выявлено статистически значимое снижение аберраций суммарных аберраций волнового фронта (Total) во всех трех группах исследования и увеличение трефойла (T Trefoil) и квадрафойла (T 4Foil) во II группе (рw<0,05). Статистически значимыми были изменения аберраций кома (T Coma) на 3-й день и через 12 месяцев после операции (рk-w=0,034 и рk-w=0,035 соответственно) и трефойла (T Trefoil) на 3-й день после операции (рk-w=0,043), что связано с уменьшением дефокуса и процессом рубцевания роговицы во II группе. При межгрупповом исследовании статистически значимым было различие комы между I и III группами через 12 месяцев (рk-w=0,015).

    В раннем послеоперационном периоде было выявлено статистически значимое снижение RMS OPD во всех трех группах исследования (рk-w>0,05), статистически значимое увеличение роговичных аберраций в 3,0- и 6,0- миллиметровых зонах во II группе исследования с последующим снижением к 6–12-му месяцу наблюдения (рw<0,05). Внутренние НОА в раннем послеоперационном периоде не имели статистически значимой разницы, при этом в срок наблюдения через 3 месяца имели тенденцию к меньшим значениям в I группе исследования (рk-w >0,05). Анализ изменения волнового фронта выявил статистически значимые отличия комы в течение всего периода наблюдения с наименьшими значениями в I группе исследования (рk-w<0,05) и трефойла на 3-й день после операции, которые наиболее значимо влияют на качественные характеристики полученного зрения.

    Таким образом, полученные клинико-функциональные результаты коррекции астигматизма с использованием фемтолазер-ассистированных методов с фемтолазерной аркуатной кератотомией и имплантацией торической ИОЛ в сравнении со стандартной факоэмульсификацией катаракты с имплантацией торической ИОЛ показали сопоставимую эффективность, прогнозируемость и безопасность при астигматизме до 2,0 дптр и более высокую эффективность в группе с имплантацией торических ИОЛ при коррекции астигматизма более 2,0 дптр, заключающуюся в лучшей прогнозируемости рефракционного результата по сфероэквиваленту (pk-w<0,05). Технология проведения факоэмульсификации катаракты с фемтолазерным сопровождением обеспечивала меньшее индуцирование аберраций высшего порядка, в частности кома и трефойл.


Страница источника: 86-106

OAI-PMH ID: oai:eyepress.ru:article44637
Просмотров: 569



Johnson & Johnson
Bausch + Lomb
Reper
NorthStar
ЭТП
Rayner
Senju
Гельтек
santen
Акрихин
Ziemer
Eyetec
МАМО
Tradomed
Nanoptika
R-optics
Фокус
sentiss
nidek