Онлайн доклады

Онлайн доклады

NEW ERA Особенности имплантации мультифокальных ИОЛ

NEW ERA Особенности имплантации мультифокальных ИОЛ

XXX Научно-практическая конференция офтальмологов  Екатеринбургского центра МНТК «Микрохирургия глаза»

XXX Научно-практическая конференция офтальмологов Екатеринбургского центра МНТК «Микрохирургия глаза»

Прогрессивные технологии микрохирургии глаза в реальной клинической практике. Научно-практическая конференция

Прогрессивные технологии микрохирургии глаза в реальной клинической практике. Научно-практическая конференция

Пироговский офтальмологический форум

Пироговский офтальмологический форум

Глаукома. Избранные вопросы патогенеза, профилактики, диагностики, лечения. Всероссийская офтальмологическая конференция

Глаукома. Избранные вопросы патогенеза, профилактики, диагностики, лечения. Всероссийская офтальмологическая конференция

Терапия глаукомы. Практический подход и поиск решений в дискуссии

Терапия глаукомы. Практический подход и поиск решений в дискуссии

NEW ERA Хирургическое лечение глаукомы: НГСЭ

NEW ERA Хирургическое лечение глаукомы: НГСЭ

Сателлитные симпозиумы в рамках 22-го Всероссийского научно-практического конгресса «Современные технологии катарактальной, рефракционной и роговичной хирургии»

Сателлитные симпозиумы в рамках 22-го Всероссийского научно-практического конгресса «Современные технологии катарактальной, рефракционной и роговичной хирургии»

Сателлитные симпозиумы в рамках РООФ - 2022

Сателлитные симпозиумы в рамках РООФ - 2022

Современные достижения лазерной офтальмохирургии Всероссийский научный симпозиум

Современные достижения лазерной офтальмохирургии Всероссийский научный симпозиум

Юбилейная X научно-практическая конференция, посвященная 35-летию Чебоксарского филиала ФГАУ «НМИЦ «МНТК «Микрохирургия глаза» имени академика С.Н. Федорова»

Юбилейная X научно-практическая конференция, посвященная 35-летию Чебоксарского филиала ФГАУ «НМИЦ «МНТК «Микрохирургия глаза» имени академика С.Н. Федорова»

NEW ERA Особенности лечения отслойки сетчатки

NEW ERA Особенности лечения отслойки сетчатки

NEW ERA Оптическая когерентная томография. Критерии активности макулярной неоваскуляризации

NEW ERA Оптическая когерентная томография. Критерии активности макулярной неоваскуляризации

NEW ERA Хирургия осложнённой катаракты

NEW ERA Хирургия осложнённой катаракты

Шовная фиксация ИОЛ

Мастер класс

Шовная фиксация ИОЛ

Сателлитные симпозиумы в рамках I Дальневосточного офтальмологического саммита

Сателлитные симпозиумы в рамках I Дальневосточного офтальмологического саммита

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Восток - Запад 2022 Международная конференция по офтальмологии

Восток - Запад 2022 Международная конференция по офтальмологии

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Вебинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Новые технологии в офтальмологии 2022

Новые технологии в офтальмологии 2022

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Пироговский офтальмологический форум

Пироговский офтальмологический форум

Кератиты, язвы роговицы

Вебинар

Кератиты, язвы роговицы

Актуальные вопросы офтальмологии

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Сателлитный симпозиум

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Онлайн доклады

Онлайн доклады

NEW ERA Особенности имплантации мультифокальных ИОЛ

NEW ERA Особенности имплантации мультифокальных ИОЛ

XXX Научно-практическая конференция офтальмологов  Екатеринбургского центра МНТК «Микрохирургия глаза»

XXX Научно-практическая конференция офтальмологов Екатеринбургского центра МНТК «Микрохирургия глаза»

Прогрессивные технологии микрохирургии глаза в реальной клинической практике. Научно-практическая конференция

Прогрессивные технологии микрохирургии глаза в реальной клинической практике. Научно-практическая конференция

Пироговский офтальмологический форум

Пироговский офтальмологический форум

Глаукома. Избранные вопросы патогенеза, профилактики, диагностики, лечения. Всероссийская офтальмологическая конференция

Глаукома. Избранные вопросы патогенеза, профилактики, диагностики, лечения. Всероссийская офтальмологическая конференция

Терапия глаукомы. Практический подход и поиск решений в дискуссии

Терапия глаукомы. Практический подход и поиск решений в дискуссии

NEW ERA Хирургическое лечение глаукомы: НГСЭ

NEW ERA Хирургическое лечение глаукомы: НГСЭ

Сателлитные симпозиумы в рамках 22-го Всероссийского научно-практического конгресса «Современные технологии катарактальной, рефракционной и роговичной хирургии»

Сателлитные симпозиумы в рамках 22-го Всероссийского научно-практического конгресса «Современные технологии катарактальной, рефракционной и роговичной хирургии»

Сателлитные симпозиумы в рамках РООФ - 2022

Сателлитные симпозиумы в рамках РООФ - 2022

Современные достижения лазерной офтальмохирургии Всероссийский научный симпозиум

Современные достижения лазерной офтальмохирургии Всероссийский научный симпозиум

Юбилейная X научно-практическая конференция, посвященная 35-летию Чебоксарского филиала ФГАУ «НМИЦ «МНТК «Микрохирургия глаза» имени академика С.Н. Федорова»

Юбилейная X научно-практическая конференция, посвященная 35-летию Чебоксарского филиала ФГАУ «НМИЦ «МНТК «Микрохирургия глаза» имени академика С.Н. Федорова»

NEW ERA Особенности лечения отслойки сетчатки

NEW ERA Особенности лечения отслойки сетчатки

NEW ERA Оптическая когерентная томография. Критерии активности макулярной неоваскуляризации

NEW ERA Оптическая когерентная томография. Критерии активности макулярной неоваскуляризации

Все видео...

Интервью с профессором Эрнестом Васильевичем Бойко «Мы живем в эпоху медицинских революций»


    

    Эрнест Витальевич Бойко в мире офтальмологии человек известный. Он начинал как военный врач, ходил в автономки на подлодках, служил в медслужбе радиационной безопасности Северного флота, долгие годы был главным офтальмологом Минобороны. Вот уже семь лет он возглавляет Санкт-Петербургский филиал МНТК «Микрохирургия глаза» имени академика С.Н. Федорова. Сегодня Эрнест Витальевич гость нашей постоянной рубрики «Разговор с профессором».

    –Эрнест Витальевич, как вы пришли в офтальмологию? Вы из медицинской династии?

    –Нет, я не из династии, хотя в роду медики были. Мой дед в Великую Отечественную войну ушел в партизаны и воевал все годы. Потом, правда, в подробностях не рассказывал об этом периоде, но недавно нам удалось найти его наградные листы. Выяснилось, что он в Белоруссии организовал партизанский отряд из местного населения и командовал им. И еще исполнял обязанности начальника медицинской службы отряда. После войны работал в горкоме партии, а затем стал председателем колхоза, так что говорить о чисто медицинской династии сложно.

    Мои родители к медицине или военной службе отношения не имели, но научили меня в жизни многому, за что я им очень благодарен. А интерес к врачеванию зародился так. В  детстве мама принесла мне прекрасную книгу Алексея Дорохова «Про тебя самого», где строение организма преподносится в форме приключенческих рассказов. Мне было лет шесть, я был сильно впечатлен и, конечно, сразу захотел стать врачом, чтобы победить всех врагов-микробов и болезни. В старших классах школы надо было определяться, куда поступать. Естественно, рассматривал различные медицинские университеты, но школьный военрук предложил попробовать поступить в Военно-медицинскую академию. Я подумал, что это хорошая идея. И дело не только в высоком уровне образования: экзамены в ВМА были раньше, чем в гражданские вузы, так что я мог попробовать поступить и в академию, и в университет. Получилось так, что в ВМА я поступил с первого раза, чему был очень рад. Те знания и компетенции, которые я получил в Alma Mater, мне очень пригодились в жизни. А какие у нас были преподаватели! Они учили нас не только медицине, но и жизни. Удачей было и то, что мне довелось попасть в офтальмологический кружок при клинике Вениамина Васильевича Волкова. Это был 1982 год. Тогда для себя я уже точно решил, что свяжу свою жизнь с офтальмологией.

    –После учебы вы долгое время служили на флоте. Расскажите, пожалуйста, об этом опыте.

    –Я был распределен на Северный флот, где в течение пяти лет служил в должности начальника медицинской службы большого атомного подводного ракетного крейсера стратегического назначения. Лодка называлась БДРМ – это одна из самых мощных подводных лодок в мире: только один из ее двух реакторов способен был дать энергию для освещения всего Санкт-Петербурга, длина ее составляет 167 метров, высота – почти 12 метров, водоизмещение – 15 тысяч тонн, экипаж – 140 человек. Эту субмарину по размерам можно сравнить с многоэтажным домом.

    В период службы мне очень помогли общие и хирургические знания и навыки, полученные в ВМА, а в науке был интерес к офтальмоэргономике – это увлекательный раздел офтальмологии. На кафедре офтальмологии этим активно занимались в лаборатории физиологии органа зрения, которой нештатно руководил профессор Шелепин Юрий Евгеньевич.

    Во время службы на подводной лодке я задумался над вопросом, как автономки и вообще длительное нахождение под водой влияют на орган зрения. Даже планировал на эту тему написать кандидатскую диссертацию, материал был собран. Я изучал работоспособность специалистов-подводников, в частности гидроакустиков, штурманов и даже командира нашей подводной лодки. В ходе изысканий применялись такие методы, как визоконтрастометрия, световая адаптация и другие. Изучалось, как влияют на работоспособность различные мониторы. Для командира экипажа мы предложили интересный метод для адаптации к темноте. Дело в том, что подводная лодка в целях скрытности всплывает, как правило, ночью. А теперь представьте: глаза привыкли к свету – и тут командиру нужно сразу видеть в темноте. Конечно, глаза адаптируются к изменению освещенности, но это требует времени. И здесь могут быть опасности, крайний вариант которых произошел на «Титанике» – чуть позднее, чем надо, был замечен айсберг! В общем, мы разработали специальные очки со светофильтрами определенного цвета и плотности. Командир надевал их за 20–30 минут до всплытия, и это позволяло, с одной стороны, ни на секунду не потерять управления в центральном боевом посту, а с другой – можно было сразу выйти к перископу в ночное время и увидеть все объекты: айсберги, льдины и т.д. Статью об этой разработке мы опубликовали в Военно-морском медицинском журнале.

    Ну а вообще, вспоминая свою службу, могу сказать, что это было удивительное время. Наша субмарина ходила в арктических морях, и это ни с чем не сравнимое ощущение, когда смотришь на экраны телекамер, направленных вверх, и видишь льды снизу, которые проплывают над нашей лодкой. Они напоминали верх диковинной пещеры со свисающими сталактитами-сосульками. Недавно мы сразу двумя экипажами встречались и праздновали 30-летие нашей подводной лодки К-64. В 1991 году я поступил в адъюнктуру на кафедру офтальмологии в ВМА, в то время ее возглавлял профессор Даниличев Владимир Федорович.

    –В этот период вы вели научную деятельность, преподавали и работали с пациентами. В чем особенность работы военного врача-офтальмолога?

    – В ВМА мощнейшая школа военной офтальмологии, проще говоря, это работа с особыми, военными, травмами. Мы оперировали бойцов, вернувшихся из Афганистана, потом были первая и вторая Чеченские кампании, события в Сирии… Военная травма непредсказуема. Никогда не знаешь, что будет поражено. И действовать нужно быстро, чтобы не допустить осложнений.

    Опыт, полученный выпускниками ВМА, нам очень помог, когда началась пандемия коронавируса. Тогда в Петербурге многие медучреждения были переведены в разряд инфекционных стационаров, и даже штатных офтальмологов этих больниц направили на помощь пациентам с COVID-19. Мы в МНТК «Микрохирургия глаза» специализируемся на плановых операциях, например, работаем с глаукомой или катарактой. Но когда случилась пандемия, мы стали принимать и пациентов с неотложными состояниями и в том числе с травмами: успешно перепрофилировали наше отделение под круглосуточный прием пациентов. Сама ситуация требовала мобилизоваться, действовать четко. Познания о военной травме помогли нам оказать помощь тысячам петербуржцев.

    –С  2003 по 2015 год вы были главным офтальмологом Минобороны. Какие задачи перед вами стояли?

    – Прежде всего это оказание всего объема офтальмологической помощи, в котором нуждаются военнослужащие, члены их семей, пенсионеры Минобороны. Причем по всем направлениям. Это не только офтальмотравматология, но и развитие всех видов современной хирургии, соответствующих последнему слову офтальмологических технологий в мире.

    Тогда стала активно развиваться витреоретинальная хирургия, то есть хирургия стекловидного тела. В этом направлении много методов внедрил Михаил Михайлович Шишкин, ныне возглавляющий кафедру в Национальном медико-хирургическом центре им. Н.И. Пирогова. Сейчас именно витреоретинальная хирургия лежит в основе офтальмотравматологии. Эти методы используются в связке с лазерными методами, с современной хирургией хрусталика, глаукомы, с кератопластикой. Ставка делается на то, чтобы даже при тяжелых травмах всем поврежденным структурам глаза была оказана высокотехнологичная помощь. Только так пострадавшим можно сохранить максимально высокое зрение.

    Отмечу, что методы витреоретинальной хирургии широко применяются в нашем Санкт-Петербургском филиале МНТК «Микрохирургия глаза».

    –За те семь лет, что вы возглавляете Санкт-Петербургский филиал МНТК, что изменилось в учреждении?

    –У нас в филиале работают удивительные люди, и за эти семь лет общими усилиями мы решили множество важных вопросов. Совместно с профессором Пановой Ириной Евгеньевной, опытными разноплановыми хирургами и целой группой молодых энтузиастов мы внедрили в работу филиала целое направление офтальмоонкологии и теперь работаем не только на Северо-Запад, но и на всю страну. Была получена лицензия, приобретены современные приборы для диагностики, источники для брахитерапии, лазеры, что позволяет выполнять весь спектр офтальмоонкологических вмешательств. В содружестве с ведущими медучреждениями Санкт-Петербурга мы применяем и гамма-нож. Ведем разработки в области фотодинамической терапии.

    С 2019 года у нас открылся Глазной тканевой банк. Это позволило перевести операции по пересадке роговицы в разряд плановых. Раньше пациент мог ждать месяцами, когда появится донорский материал. Существовал риск, что все сорвется, например, материал окажется поражен вирусами. Хорошо, если пациент живет в Петербурге, но у нас на лечение приезжают люди со всей страны. Как ждать роговицу по полгода человеку, например, с Сахалина? Конечно, людям было сложно. А теперь у нас всегда есть несколько донорских роговиц. Поэтому, когда к нам поступает плановый или неплановый пациент, мы буквально «с колес» можем сделать операцию.

    Еще один важный момент – развитие рефракционной хирургии. В этой сфере законодателем мод был Святослав Николаевич Федоров, он в свое время заставил все мировое медицинское сообщество изменить взгляд на рефракционную хирургию.

    Мы живем в эпоху медицинских революций, буквально на наших глазах происходит целый ряд знаковых изменений в этой сфере. Например, если изначально насечки делались алмазными инструментами, а потом эксимерными лазерами, то сейчас для этого используются фемтосекундные лазеры. Когда я только пришел в Санкт-Петербургский филиал МНТК «Микрохирургия глаза», по такой технологии проводилось немного операций. Обсудив состояние вопроса со специалистами головной организации и проанализировав ситуацию, мы провели ряд организационных и обучающих мероприятий. Сейчас по этому направлению у нас – лидирующие позиции в масштабе всей страны и даже мира. Мы активно стали использовать безлоскутную лентикулярную технологию. В 2021 году количество этих операций уже подошло к шести тысячам. Объемы потрясают, качество потрясает – и этот вид операций у нас сейчас все больше востребован.

    Мы перешли на новые техники катарактальной хирургии, позволяющие точно рассчитывать и имплантировать массово мультифокальные искусственные хрусталики, и новые виды анестезии, что сделало возможным выполнять операции амбулаторно. Бывает так: приходит пациент, говорит, что хотел бы операцию сделать под наркозом. Мы предлагаем: если будет некомфортно, то сделаем, а если все нормально, то обойдемся местной анестезией. Люди соглашаются, в процессе хирургического вмешательства о наркозе даже не вспоминают. Фактически операция проводится только под каплями, которые обезболивают глаз. Конечно, пациентам это очень удобно.

    Необходимо отметить, что большинством современных наработок мы стараемся делиться с коллегами и в ходе интенсивной образовательной деятельности филиала постоянно обновляем наши возможности первого в России центра ВетЛаб.

    –Каких нововведений стоит ждать пациентам?

    –В последние годы мы уделили внимание развитию технологичной инфраструктуры филиала, в частности вводим в строй операционную для офтальмопластики и для хирургии слезных, слезоотводящих путей. Это целое большое направление, которое мы будем осваивать.

    В Санкт-Петербургском филиале работают талантливые офтальмохирурги, которые могут провести операцию, когда счет идет на микроны. Это щадящие медицинские технологии, а в их основе лежат сложнейшие разработки.

    Сейчас совместно с Сосновским Сергеем Викторовичем мы продолжаем тему лечения возрастной макулярной дегенерации, работаем над созданием технологии по комплексной трансплантации, когда пересаживаются сосудистая оболочка и пигментный эпителий. Такие манипуляции актуальны при формировании рубца и при особых формах возрастной макулярной дегенерации.

    Речь идет о том, чтобы с периферии глазного дна выкраивать «заплатку» шириной не больше трех-четырех миллиметров и перемещать ткани пациента в центр глаза, чтобы потом уложить на этот фрагмент сетчатку. И тогда вместо рубца под сетчаткой оказывается здоровый слой аутопигментного эпителия, и сетчатка начинает работать. Без пигментного эпителия это невозможно. Таким образом, у пациента не просто сохраняется, но и улучшается зрение. То есть если до операции человек мог читать в лучшем случае с лупой, то после медицинского вмешательства у него есть шанс перейти на очки.

    Но чтобы поставить такие операции на поток, нужно продумать все нюансы, чтобы каждый этап операции был просчитан со всех сторон. Такие операции, с одной стороны, относятся к витреоретинальной хирургии, но в то же время это и субретинальная хирургия, то есть хирургия подсетчаточного пространства.

    Надо сказать, что мы проникаем все глубже и глубже в структуры глаза. Сейчас в основном офтальмохирурги работают внутри стекловидного тела. Но если есть показания, то мы все больше уходим под сетчатку.

    Например, чтобы отслоить сетчатку, мы проводим очень деликатную процедуру по введению специальных генетических препаратов. В частности, они применяются для лечения пигментной абиотрофии сетчатки или пигментного ретинита. Раньше такой диагноз звучал как приговор, человек постепенно терял зрение. Сейчас мы можем за счет введения препарата «вырезать» пораженный ген и «вставить» здоровый. В ближайшее время мы начнем по этой методике лечение пациентов с абиотрофией.

    –А есть ли заболевания, где медицина пока бессильна?

    –К сожалению, да. Например, есть такое заболевание, как атрофия зрительного нерва. Здесь, пожалуй, мы уповаем на применение стволовых клеток, которые, может быть, смогут вырастить нервные клетки зрительного нерва. За этим будущее.

    –Что сейчас входит в сферу ваших научных интересов? Есть ли у вас время на научную деятельность?

    – Конечно, в области моих интересов продолжает оставаться лазерная тематика. Также сейчас мы совместно с нашими лазерными инженерами создаем систему обратной связи при операциях. Это такой элемент роботизации, искусственного интеллекта. Идея в том, чтобы получать от аппаратов сигнал, когда тканями получена определенная доза излучения. Сейчас за этим процессом следит хирург, и все зависит от его опыта и таланта. Система обратной связи позволяет стандартизировать этот процесс, не надо регулировать уровень воздействия, система сможет это делать сама.

    Не сомневаюсь, что у нас все получится. У каждого филиала в системе МНТК есть свое лицо. Так вот у Санкт-Петербургского филиала лицо, можно сказать, лазерное. Потому что лазерные технологии у нас не только применяются, но и создаются. Например, именно здесь совместно с лауреатом Нобелевской премии Жоресом Ивановичем Алферовым были созданы первые в стране диодные офтальмологические лазеры. Сейчас они работают в сотнях офтальмологических клиник нашей страны.

    –Известны лазерные технологии удаления катаракты, притом что широко используется ультразвук. Что вы об этом скажете?

    – В основном в иностранных приборах сейчас используется ультразвук. Но отечественная технология – это лазерная экстракция катаракты, разработанная специалистами МНТК под руководством Святослава Николаевича Федорова. Первое поколение приборов неплохо себя зарекомендовало, но нуждается в серьезной доработке. Сейчас при поддержке головной организации совместно с Чебоксарским, Краснодарским филиалами и в содружестве с инженерами-лазерщиками из ИТМО мы планируем довести данную технологию до выпуска в серию, хотя это очень большой путь. В Санкт-Петербурге провели ряд экспериментов по лазерному разрушению хрусталика, используя особые параметры лазера. Нам предстоят технические и клинические испытания, получение разрешений, поиск производителя. Патенты у нас уже есть, есть и статьи в рецензируемых изданиях. Лазерная экстракция катаракты имеет преимущества перед ультразвуковой, поскольку при такой технологии происходит более эффективное разрушение хрусталика, оно более щадящее. А для ультразвука при плотных ядрах это проблема. Также уменьшается негативное воздействие на роговицу. Еще с научной точки зрения мне чрезвычайно интересно разобраться, что приводит к внутриглазному воспалению. Однажды кто-то из великих сказал, что 95% болезней имеют инфекционную природу. Просто мы пока не нашли возбудителей. Внутри глаза часто происходят воспаления. И откуда эти воспаления, сказать порой очень сложно. Иногда мы думаем, что это дистрофические изменения, но на самом деле они вызваны инфекцией. Возьмем, например, отслойку сетчатки. Она возникает из-за разрыва сетчатки. Но что ему предшествовало, непонятно. Так вот наш коллектив авторов выяснил, что при отслойке сетчатки во внутриглазных жидкостях обнаруживается большее число инфекционных возбудителей, чем у пациентов с другими диагнозами. Это наталкивает на мысль, что разрывы не произошли просто так, что здесь сыграла роль инфекция. Или рубцевание внутри глаза. Я тоже не исключаю, что в его основе лежит воспаление. Здесь все очень тонко. Сам пациент и даже врач может и не замечать никакого воспаления. Но это не значит, что его нет.

    –Расскажите, пожалуйста, о ваших учителях.

    –В первую очередь это Вениамин Васильевич Волков, который всегда удивлял широтой мысли и постоянным масштабным развитием по многим направлениям офтальмологии. Его работоспособность, требовательность, но одновременно чуткое отношение к людям поражали! Михаил Михайлович Шишкин привел меня в удивительный «подводный» и одновременно «космический» мир витреоретинальной хирургии – никогда не забуду первую ассистенцию ему на такой операции в 1992 году! И по офтальмологии, и по жизни многому учился и до сих пор учусь у Михаила Михайловича. Совместная работа привела к созданию отечественного диодного лазера для офтальмологической операционной. Профессор Даниличев Владимир Федорович помог моему становлению в науке, погрузил в тему ферментов, и в итоге научным коллективом совместно с сотрудниками Российского кардиоцентра был создан отечественный ферментный препарат для офтальмологии, он называется «Гемаза» и сейчас применяется практически в каждой клинике в Российской Федерации. Препарат не уступает западным аналогам, а по многим параметрам их превосходит.

    Конечно, с учителями мне очень повезло. И это не только признанные светила медицины, с которыми посчастливилось поработать вместе. Я многому учусь и у коллег, у молодых ученых и даже у наших медсестричек и санитарочек. У каждого человека, как правило, есть, чему поучиться. Как тут не вспомнить С.Н. Федорова! Он при встрече любил спрашивать у человека: «Чем новым сегодня вы можете поделиться?»

    –Каким принципам вы следуете в руководстве коллективом?

    – Для меня очень важно, чтобы у сотрудников была большая степень творческой свободы, чтобы они могли выбирать, что им интересно, исследовать то, к чему лежит душа, без давления разрабатывали бы какую-то клиническую тематику. Особенно я стараюсь поддерживать научные изыскания. У нас есть, кем гордиться, у нас замечательная молодежь. Когда видишь, что у сотрудников горят глаза, особенно на каких-то научных и творческих проектах, на освоении нового метода лечения, это всегда создает позитивный настрой и приводит к хорошим результатам.

    И с кого брать пример, у нас тоже есть: так, в коллективе до сих пор трудится профессор Евгений Евгеньевич Сомов, в прошлом году мы отметили его 90-летний юбилей! Опытные заведующие отделениями, стоявшие еще у истоков, передают свое мастерство молодежи. Такая преемственность поколений дает самый хороший результат. Вот совсем недавно газета «Комсомольская правда» по результатам народного голосования вручала премию нашему коллективу в номинации «Лучшая офтальмологическая клиника». Было очень приятно, что мнение пациентов подкрепила победа и еще в одной номинации – «Выбор экспертов»! Это ли не оценка ежедневного подвижнического труда коллектива?! Но как говорил Святослав Николаевич Федоров: «Чтобы стоять на месте сейчас – нужно идти, а чтобы идти сейчас – нужно бежать». Время сейчас быстрое, оно не терпит раскачки, нужно двигаться, изучать, внедрять инновации. Иначе никак.

    –Будучи директором филиала МНТК вы не только занимаетесь наукой, у вас на плечах еще и хозяйственная деятельность.

    –Да, это было для меня новым направлением. Но административно-хозяйственная деятельность тоже очень важна, ведь от качественной работы в этой сфере зависят порядок и комфорт как пациентов, так и сотрудников. Например, общими усилиями построили новое административно-хозяйственное здание, где разместились у нас call-центр, офис, склад немедицинских материалов. Это позволило разгрузить медицинские помещения. Полным ходом ведется ремонт детского отделения, там теперь отдельный вход, условия очень комфортабельные. Еще мы открыли новые мощности для рефракционной хирургии и диагностическое отделение повышенной комфортности. Кроме того, обновили и продолжаем обновлять пансионат. Такую структуру в системе МНТК ввел еще Святослав Николаевич Федоров. В пансионате размещаются сопровождающие, пока их близкие находятся на операции. Иногда там несколько дней живут и иногородние пациенты, которые лечились у нас амбулаторно, но хотели бы после операции еще понаблюдаться.

    Вообще в хороших условиях людям работать приятно. Поэтому, конечно, я как руководитель делаю все, чтобы сотрудники шли на работу с радостью.

    –Вы возглавляете Санкт-Петербургское отделение Общества офтальмологов России. Что входит в ваши обязанности на этом посту?

    –Вообще на эту должность меня в свое время рекомендовал Вениамин Васильевич Волков. В рамках Общества мы несколько раз в год встречаемся, обсуждаем работы, которые представляют как известные лекторы, так и молодые ученые. Многие из них, например, апробируют диссертации перед защитой. На заседаниях Общества мы эти работы «по косточкам» разбираем, это становится для соискателя очень полезным, как правило, потом защита проходит значительно легче. Полезны такие мероприятия и для нас, они позволяют держать руку на пульсе, знать обо всех перспективных исследованиях. Под эгидой Общества в городе проводятся многие научные мероприятия.

    –Эрнест Витальевич, а время на хобби после всей рабочей, научной и общественной деятельности у вас остается?

    –Свободного времени совсем немного, и большинство хобби связаны с физической активностью. Летом – летние виды спорта, в холодное время года – зимние! Кстати, на горные лыжи я встал благодаря службе на подводной лодке – после автономки строго обязателен был послепоходовый отдых, и когда все путевки были распределены, осталась одна – вот и поехал в 1989 году в Приэльбрусье!

    Как врач я точно знаю, что не может быть настоящей продуктивности, если все время сидеть в кресле. Физическая активность и здоровый образ жизни – это самые простые, но в то же время самые продуктивные инструменты, позволяющие набраться сил, бодрости и хорошего настроения.

    Беседовала Вера Черенева

    

OAI-PMH ID: oai:eyepress.ru:article56492
Материал относится к следующим темам: Интервью

Просмотров: 3100



Bausch + Lomb
Reper
NorthStar
ЭТП
Rayner
Senju
Фармстандарт
Гельтек
santen
Акрихин
Ziemer
Tradomed
Nanoptika
R-optics
Фокус
sentiss
nidek