Онлайн доклады

Онлайн доклады

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Конференция

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

«Живая хирургия» в рамках XXVII научно-практической  конференции офтальмологов

Конференция

«Живая хирургия» в рамках XXVII научно-практической конференции офтальмологов

ХVII Ежегодный конгресс  Российского глаукомного общества «Вместе против слепоты. Семнадцать мгновений зимы»

Конгресс

ХVII Ежегодный конгресс Российского глаукомного общества «Вместе против слепоты. Семнадцать мгновений зимы»

Пироговский офтальмологический форум. Ежегодная научно-практическая конференция

Конференция

Пироговский офтальмологический форум. Ежегодная научно-практическая конференция

Школа рефракционного хирурга. Сателлитный симпозиум компании «Алкон»

Симпозиум

Школа рефракционного хирурга. Сателлитный симпозиум компании «Алкон»

Сложные и нестандартные случаи в хирургии катаракты. Видеосимпозиум в формате 3D

Симпозиум

Сложные и нестандартные случаи в хирургии катаракты. Видеосимпозиум в формате 3D

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019»

Симпозиум

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019»

«Живая хирургия» компании «НанОптика»

«Живая хирургия» компании «НанОптика»

Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019

Конференция

Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Конференция

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

«Живая хирургия» в рамках XXVII научно-практической  конференции офтальмологов

Конференция

«Живая хирургия» в рамках XXVII научно-практической конференции офтальмологов

ХVII Ежегодный конгресс  Российского глаукомного общества «Вместе против слепоты. Семнадцать мгновений зимы»

Конгресс

ХVII Ежегодный конгресс Российского глаукомного общества «Вместе против слепоты. Семнадцать мгновений зимы»

Пироговский офтальмологический форум. Ежегодная научно-практическая конференция

Конференция

Пироговский офтальмологический форум. Ежегодная научно-практическая конференция

Школа рефракционного хирурга. Сателлитный симпозиум компании «Алкон»

Симпозиум

Школа рефракционного хирурга. Сателлитный симпозиум компании «Алкон»

«Живая хирургия» компании «НанОптика»

«Живая хирургия» компании «НанОптика»

Сложные и нестандартные случаи в хирургии катаракты. Видеосимпозиум в формате 3D

Симпозиум

Сложные и нестандартные случаи в хирургии катаракты. Видеосимпозиум в формате 3D

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019»

Симпозиум

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019»

Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019

Конференция

Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019

Все видео...

Особенности техники факоэмульсификации у пациентов с обширными дефектами связочного аппарата хрусталика


1НМИЦ «МНТК «Микрохирургия глаза» им. акад. С.Н. Федорова» Минздрава РФ

На сегодняшний день вопрос разработки оптимальных методик факоэмульсификации при выраженной слабости связочного аппарата и подвывихе хрусталика, а также при наличии обширных локальных разрывов цинновых связок, представляется актуальной проблемой офтальмохирургии. Основная сложность в данной ситуации заключается в эффективном устранении чрезмерной подвижности капсульного мешка на этапе факоэмульсификации, поскольку известно, что последняя повышает вероятность его аспирации, разрыва края капсулорексиса, повреждения задней капсулы, нарушения целостности оставшихся цинновых связок с последующим выходом в переднюю камеру стекловидного тела. Кроме того, высока вероятность повреждения мешка в момент ирригации и аспирации хрусталиковых масс [1, 2]. Во многих случаях введения внутрикапсульного имплантата без его шовной фиксации к склере недостаточно для надежной фиксации капсульного мешка и не обеспечивает его правильного центрального расположения в послеоперационном периоде [3]. Вопрос о том, в какой момент операции необходимо имплантировать кольцо, остается дискутабельным, поскольку известно, что оно затрудняет эвакуацию хрусталиковых масс. Существуют несколько видов внутрикапсульных имплантатов, служащих для подшивания и обеспечивающих стабильное положение интраокулярной линзы в послеоперационном периоде. В частности, следует отметить кольцо в модификации д-ра Cionni (производства компании Morcher). Однако большинство подобных моделей имеет сложную конструкцию, их имплантация через микроразрез при помощи инжектора представляет сложную задачу и в ряде случаев технически невозможна. Следует отметить и тот факт, что данные модели достаточно редки и далеко не всегда имеются в арсенале офтальмохирургической операционной. Тем не менее общепринято мнение, что использование в осложненных случаях внутрикапсульных колец является надежной мерой профилактики интра- и послеоперационных осложнений, а разработка новых моделей устройства данного типа перспективным направлением в офтальмологии. Помимо этого, с нашей точки зрения, для безопасного и прогнозируемого выполнения факоэмульсификации в осложненных случаях не теряет актуальности работа над новыми способами стабилизации капсульного мешка, в ходе которых возможно использование стандартных внутрикапсульных колец. Цель оценка методики хирургического лечения осложненных видов катаракт, сопровождающихся обширными дефектами связочного аппарата хрусталика, с использованием внутрикапсульного имплантата и оригинальной методики его подшивания, позволяющей обеспечить стабильно центральное положение капсульного мешка во время проведения факоэмульсификации.
Материал и методы
Под наблюдением находилось 5 пациентов, из них 3 мужчин и 2 женщины, средний возраст которых составлял 55,3 лет, поступивших в стационар за период с 2008 по 2009 гг. У всех пациентов биомикроскопически выявлены осложненная катаракта и признаки децентрации капсульного мешка, растяжения и разрыва цинновых связок, у одного пациента отмечали травматический мидриаз. У трех пациентов диагностирован подвывих хрусталика 2-й степени, у двух пациентов подвывих 3-й степени. Острота зрения при поступлении варьировала от 0,.01 до 0,4 с коррекцией в зависимости от степеней зрелости катаракты, а также сопутствующей патологии. Внутриглазное давление у всех пациентов было в пределах нормы и составляло в среднем 18,6 мм рт.ст. В качестве осложняющих заболеваний у двух пациентов установлен диагноз синдрома Марфана, у одного из них – в сочетании с миопией средней степени. У трех пациентов катаракта имела травматическую этиологию. Всем пациентам в предоперационном периоде проведено ультразвуковое биомикроскопическое исследование (УБМ), в ходе которого у двух пациентов с синдромом Марфана обнаружен дефект цинновых связок на протяжении от 30 до 50?, со смещением хрусталика в горизонтальной плоскости, кроме того, отмечена микросферофакия. У трех пациентов с травматической катарактой обнаружен дефект связочного аппарата на протяжении от 120 до 180?, причем хрусталик был смещен как в вертикальной, так и в горизонтальной плоскостях. Пациенты были оперированы в плановом порядке по нижеследующему плану. После местной анестезии проводили обработку операционного поля 0,5% р-ром хлоргексидина. При недостаточном мидриазе в переднюю камеру вводили 0,1 мл 1% р-ра мезатона. Отсепаровывали конъюнктиву в 2 мм от лимба в месте, соответствующем середине дефекта цинновой связки, выкраивали поверхностный склеральный лоскут толщиной 1/3 склеры, размером 2х2 мм. Выполняли основной разрез роговицы шириной 2,75 мм, а также один парацентез шириной 1 мм. В переднюю камеру вводили раствор вискоэластика (Микровиск-фако) и выполняли непрерывный круговой капсулорексис диаметром 5 мм с помощью микропинцета, введенного через основной разрез. Проводили гидродиссекцию хрусталика и его гидропрепаровку от капсульного мешка, после чего через основной разрез в капсульный мешок имплантировали с помощью инжектора внутрикапсульный имплантат в виде разомкнутого кольца с отверстиями на концах, располагая его так, чтобы разомкнутая часть проецировалась на середину зоны дефекта цинновых связок. Далее через основной роговичный разрез в полость глаза с помощью иглодержателя вводили изогнутую иглу с полипропиленовой нитью, на другом конце которой находилась вторая изогнутая игла, и проводили ее последовательно снизу вверх через отверстия на концах имплантата, которые предварительно смещали в область капсулорексиса с помощью микрокрючка, введенного через роговичный парацентез. Далее иглу через роговичный парацентез выводили наружу. Обе иглы нити последовательно вводили в переднюю камеру глаза, проводили изнутри кнаружи поверх капсульного мешка под радужной оболочкой, и выводили на наружную поверхность склеры в зоне проекции цилиарной борозды, соответствующей середине зоны дефекта цинновых связок, в месте предварительно отсепарованного склерального лоскута. Затем, потягивая за нити капсульный мешок центририровали, после чего нить фиксировали узловым швом, кончики отсекали у основания узла ножницами Ваннас, склеральный лоскут укладывали на место, после чего на конъюнктиву накладывали узловой шов, далее проводили факоэмульсификацию катаракты с последующей имплантацией внутрикапсульной модели интраокулярной линзы. На следующем этапе из передней камеры вымывали вискоэластик, производили герметизацию разрезов. Операцию заканчивали введением под конъюнктиву раствора дексазона и антибиотика в объеме 1,0 мл. У одного пациента с перезрелой травматической катарактой удалось выполнить аспирацию хрусталиковых масс до имплантации капсульного кольца. При этом капсульный мешок фиксировался к склере полимерными ирис-ретракторами, временно введенными через роговичные парацентезы. У всех пациентов операция протекала без осложнений, целостность капсульного мешка была сохранена. Имплантированы интраокулярные линзы моделей SlimFlex Y (PhysIol, Бельгия) – 3 шт. и Xcelens Idea (Швейцария) – 2 шт. Результаты На первые сутки послеоперационного периода у всех пациентов выявляли незначительную гиперемию конъюнктивы в зоне наложения шва и интрасклеральной фиксации нити, экссудативной реакции не наблюдали. Кровоизлияний в переднюю камеру и в задний отрезок глаза также не было. В зонах проведения основного роговичного разреза и парацентеза отмечали локальный отек роговицы. Острота зрения у трех пациентов через 1 неделю после операции составила 0,7 без коррекции, у одного пациента потребовалась коррекция астигматизма в пределах 1,0 дптр. У одного пациента с миопией средней степени острота зрения составила 1,0 с запланированной послеоперационной миопической рефракцией в -2.0 дптр. У всех пациентов внутриглазное давление регистрировалось в пределах нормы и варьировало в пределах 16-19 мм рт.ст. При проведении ультразвуковой биомикроскопии через 1 неделю после операции у всех пациентов подтверждено правильное положение блока ИОЛ-капсульный мешок. Его децентрации в вертикальной и горизонтальных плоскостях не отмечали, положение имплантата было правильным. При обследовании пациентов в сроки до 1 года после оперативного лечения – острота зрения без изменений, ВГД в норме, интраокулярная линза во всех случаях находится в капсульном мешке и, по данным УБМ, занимает правильное положение. В качестве примера приводим клинический случай пациента В., 39 лет, госпитализированного с диагнозом: ОD зрелая травматическая катаракта, травматический разрыв цинновых связок, подвывих хрусталика 3-й степени, травматический мидриаз (рис. 1). При поступлении острота зрения – правильная светопроекция, ВГД – 16 мм рт.ст. Биомикроскопия: смешанная инъекция конъюнктивы, роговица прозрачная, передняя камера средней глубины, мидриаз, диаметр зрачка 7,0 мм., диффузное помутнение хрусталика, выраженный факодонез, капсульный мешок смещен к 12 часам вследствие значительного растяжения цинновых связок на протяжении от 4 до 10 часов, грыжа стекловидного тела, глубжележащие среды не офтальмоскопируются. По данным УБМ разрыв цинновых связок на протяжении 180? в меридиане от 4 до 7 часов. Имплантацию внутрикапсульного кольца было решено провести после этапа факоэмульсификации, поскольку наличие перезрелой катаракты и, как следствие этого, мягких хрусталиковых масс, позволило провести ее удаление с использованием небольших параметров ультразвука и минимальным воздействием на капсульный мешок. Подшивание внутрикапсульного имплантата и центрация капсульного мешка проведена по предложенному способу (рис. 2, 3) с последующей имплантацией интраокулярной линзы (рис. 4). Учитывая наличие травматического мидриаза, проведена пластика радужной оболочки с целью формирования зрачка путем наложения трех узловых швов (рис. 5). При осмотре на 1-е сутки после операции острота зрения – 0,7, ВГД – 19 мм рт.ст. По данным УБМ, интраокулярная линза расположена в капсульном мешке и занимает правильное положение (рис. 6). Через 1 мес. после операции Visus=0,9, ВГД в норме, ИОЛ в правильном положении (рис. 7).
Выводы
1. Нами апробирована оригинальная техника факоэмульсификации катаракты у пациентов с подвывихом хрусталика на фоне дефекта цинновой связки при помощи стандартной модели внутрикапсульного имплантата с фиксацией его к склере посредине зоны проекции разрыва связки. 2. Имплантация внутрикапсульного кольца и его подшивание может проводиться как до этапа факоэмульсификации, так и после него. В последнем случае стабилизация капсульного мешка осуществляется полимерными ирис-ретракторами, фиксируемыми за край капсулорексиса. Решение об этапе, на котором следует имплантировать кольцо и фиксировать его к склере, принимает хирург на основании оценки степени зрелости катаракты, плотности хрусталикового ядра и степени мобильности хрусталика. 3. Предложенный способ обеспечивает стабильное положение интраокулярной линзы в капсульном мешке и высокие клинико-функциональные результаты.

Просмотров: 326