Онлайн доклады

Онлайн доклады

Новейшие и инновационные подходы в медико-хирургическом лечении глаукомы

Международный вебинар по глаукоме в области медико-хирургического лечения

Новейшие и инновационные подходы в медико-хирургическом лечении глаукомы

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Конференция

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

«Живая хирургия» в рамках XXVII научно-практической  конференции офтальмологов

Конференция

«Живая хирургия» в рамках XXVII научно-практической конференции офтальмологов

ХVII Ежегодный конгресс  Российского глаукомного общества «Вместе против слепоты. Семнадцать мгновений зимы»

Конгресс

ХVII Ежегодный конгресс Российского глаукомного общества «Вместе против слепоты. Семнадцать мгновений зимы»

Пироговский офтальмологический форум. Ежегодная научно-практическая конференция

Конференция

Пироговский офтальмологический форум. Ежегодная научно-практическая конференция

Школа рефракционного хирурга. Сателлитный симпозиум компании «Алкон»

Симпозиум

Школа рефракционного хирурга. Сателлитный симпозиум компании «Алкон»

Сложные и нестандартные случаи в хирургии катаракты. Видеосимпозиум в формате 3D

Симпозиум

Сложные и нестандартные случаи в хирургии катаракты. Видеосимпозиум в формате 3D

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019»

Симпозиум

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019»

«Живая хирургия» компании «НанОптика»

«Живая хирургия» компании «НанОптика»

Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019

Конференция

Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Новейшие и инновационные подходы в медико-хирургическом лечении глаукомы

Международный вебинар по глаукоме в области медико-хирургического лечения

Новейшие и инновационные подходы в медико-хирургическом лечении глаукомы

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Конференция

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

«Живая хирургия» в рамках XXVII научно-практической  конференции офтальмологов

Конференция

«Живая хирургия» в рамках XXVII научно-практической конференции офтальмологов

ХVII Ежегодный конгресс  Российского глаукомного общества «Вместе против слепоты. Семнадцать мгновений зимы»

Конгресс

ХVII Ежегодный конгресс Российского глаукомного общества «Вместе против слепоты. Семнадцать мгновений зимы»

Пироговский офтальмологический форум. Ежегодная научно-практическая конференция

Конференция

Пироговский офтальмологический форум. Ежегодная научно-практическая конференция

Школа рефракционного хирурга. Сателлитный симпозиум компании «Алкон»

Симпозиум

Школа рефракционного хирурга. Сателлитный симпозиум компании «Алкон»

«Живая хирургия» компании «НанОптика»

«Живая хирургия» компании «НанОптика»

Сложные и нестандартные случаи в хирургии катаракты. Видеосимпозиум в формате 3D

Симпозиум

Сложные и нестандартные случаи в хирургии катаракты. Видеосимпозиум в формате 3D

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019»

Симпозиум

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019»

Все видео...

Минимально инвазивная хирургия врожденной эктопии хрусталика на основе имплантации новой модели эластичной интраокулярной линзы


1Чебоксарский филиал «НМИЦ МНТК «Микрохирургия глаза» им. акад. С.Н. Федорова» Минздрава РФ

Распространенность врожденного подвывиха хрусталика относительно невелика (6,4 на 100000 населения) [2]. Тем не менее, социальные последствия данной патологии весьма значительны по причине высокой частоты инвалидизации этих пациентов, потерянной производительности труда и нагрузки на социальные службы. Цель оценить результаты имплантации новой модели эластичной интраокулярной линзы (ИОЛ), предназначенной для применения в случаях недостаточной зонулярной или капсульной поддержки.
Материал и методы
В данном исследовании представлен анализ результатов имплантации эластичной ИОЛ (модели МИОЛ-23 и МИОЛ-24, Репер-НН, Россия) на 16 глазах 9 пациентов, последовательно прооперированных в период с 15 мая 2007 г. по 28 февраля 2009 г. Для ИОЛ этих моделей характерен большой общий диаметр, что является отражением большего диаметра задней камеры по сравнению с диаметром капсульного мешка [1]. Две модели ИОЛ отличаются друг от друга величиной общего диаметра: МИОЛ-23 – 12,5 мм, МИОЛ-24 – 13,5. ИОЛ модели МИОЛ-23 может также использоваться для стандартной имплантации в капсульный мешок. По своему дизайну это плоские линзы с 4 замкнутыми гаптическими элементами и большой (6,0 мм) оптикой. Возраст пациентов находился в диапазоне 7-25 лет. Средний период наблюдения составил 14 мес. Хирургическое вмешательство проводилось под общим внутривенным наркозом у детей и на фоне проводниковой ретробульбарной анестезии у взрослых пациентов. Хрусталиковое вещество удалялось бимануальной автоматизированной ирригационно-аспирационной системой через роговичные парацентезы. Имплантация ИОЛ производилась с помощью инжектора через роговичный тоннельный разрез 3,5 мм. Во всех случаях ИОЛ имплантировалась в заднюю камеру в область цилиарной борозды на остатки капсулы хрусталика. При наличии достаточной капсульной поддержки для гаптических элементов ИОЛ сзади дополнительная фиксация не требовалась. Для дополнительной фиксации в меридиане (-ах), где капсульная поддержка по усмотрению оперирующего хирурга во время операции признавалась недостаточной, проводилось подшивание 1 или 2 гаптических частей линзы полипропиленовой нитью 9,0 или 10,0 на длинной игле к склере в 1-1,5 мм кзади от лимба методом ab interno. Всем пациентам был проведен стандартный перечень пред- и послеоперационных исследований, включающий в себя биомикроскопию, офтальмоскопию, определение остроты зрения вдаль без коррекции и с максимальной очковой коррекцией, уровня внутриглазного давления (ВГД), эндотелиальная микроскопия роговицы, тонография. Также в большинстве случаев проводилась аберрометрия, оптическая когерентная томография переднего отрезка, ультразвуковая биомикроскопия, лазерная тиндалеметрия. Для статистической обработки данных применялся Microsoft Excel 2002. Для расчета средней остроты зрения индивидуальные значения в десятичной системе переводились в логарифмическую шкалу logMAR [3]. Разница между непрерывными переменными оценивалась по парному критерию Стьюдента и считалась достоверной при p<0,05.
Результаты
По описанной выше методике нами были прооперировано 16 глаз 9 пациентов детского и молодого возраста с врожденным подвывихом хрусталика. Большую часть пациентов (7 человек) составили лица, страдающие синдромом Марфана. У 1 пациента имелась эктопия хрусталика без какой-либо сопутствующей патологии, у еще одного – микросферофакия. Доминирующей предоперационной рефракцией была миопия со сложным рефракционным миопическим астигматизмом (13 глаз). В 3 случаях перед операцией наблюдалась афакичная рефракция. Также до хирургического вмешательства наблюдалось существенное искажение волнового фронта аберрациями низшего (наклон) и высшего (сферические 3 и 5 порядков, кома, трефойл) порядков. Средняя величина среднеквадратичного отклонения волнового фронта (RMS) до операции составляла 15,8 мкм. После операции величина оптических искажений существенно снизилась до 2,1 мкм (p=0,0002). Во время проведения хирургического вмешательства определенные сложности возникали с формированием дозированного вскрытия передней капсулы хрусталика. В связи с высокой эластичностью капсулы хрусталика у ребенка инициация капсулорексиса не достигалась с помощью стандартного капсульного пинцета. Также проблематичным было создание капсульного лоскута при помощи цистотома, смоделированного из инсулиновой иглы 27-30 калибра. Если капсула не вскрывалась с помощью инсулиновой иглы, применялся наконечник витреотома 20 калибра (gauge), введенный через роговичный тоннель. Выбор наконечника стандартного диаметра был обусловлен выявленной на практике неэффективностью наконечников 23 и 25 калибра для капсулэктомии детского хрусталика. Капсулорексис был сформирован с помощью наконечника витреотома в 6 случаях. На остальных 10 глазах капсулорексис удалось инициировать с помощью цистотома и завершить с помощью капсульного пинцета. При продвижении управляемого надрыва капсулы по мере выполнения капсулорексиса наблюдалась значительная тенденция к периферическому продолжению («убеганию») края капсулорексиса. Достаточное использование когезивных вискоэластичных препаратов для уплощения передней поверхности хрусталика, отсутствие необходимости в капсулорексисе большого диаметра позволило избежать продолжения разрыва капсулы до экватора хрусталиковой сумки. Факоаспирация хрусталикового вещества из капсульной сумки проводилась после адекватной гидродиссекции с помощью сбалансированного солевого раствора, введенного через стандартную канюлю. Затрудненная визуализация значительной части дислоцированного хрусталика создавала некоторые сложности, но использование разделенных портов ирригации и аспирации создавала хорошие возможности для манипуляций капсулой хрусталика и, при необходимости, радужкой, а также удобный доступ в большинство отделов капсульного мешка. В немалой степени, быстроте и эффективности проведения данного этапа операции способствовали мягкость и рыхлость вещества хрусталика в детском и юношеском возрасте. Для имплантации ИОЛ мы создавали дополнительный (к ранее сформированным парацентезам) тоннельный монопланарный разрез в прозрачной роговице шириной 3,5 мм. Вариантом техники может быть расширение одного из парацентезов, но нашим предпочтением было использование отдельного доступа из-за опасений, что предшествующие манипуляции цилиндрическими металлическими наконечниками ирригации/аспирации могли скомпрометировать адаптационные свойства тоннеля. В 4 случаях ИОЛ не фиксировалась швами и располагалась в задней камере, поддерживаемая капсульным мешком и цинновыми связками. На 10 глазах ИОЛ подшивалась к склере в одной точке в меридиане, противоположном направлению смещения хрусталика. В 2 случаях в связи с выраженной дислокацией капсульного мешка ИОЛ фиксировалась в 2 точках за диаметрально противоположные гаптические элементы. Во время проведения иглы через склеру в 1 случае наблюдался геморраж в области угла передней камеры. Восстановление внутриглазного давления, назначение системной гемостатической терапии привело к остановке кровотечения. Средняя острота зрения до операции без коррекции составила 0,04, с максимальной очковой коррекцией – 0,08. Хирургическое вмешательство, сопровождавшееся имплантацией МИОЛ-23 или МИОЛ-24, привело к статистически значимому повышению некорригированной остроты зрения до 0,23 (p=1,5 х 10 -6) и наилучшей корригированной остроты зрения до 0,35 (p=10 -7). Низкая острота зрения в послеоперационном периоде объясняется рефракционной амблиопией. Среднее значение внутриглазного давления (ВГД) до операции составило 16,0±3,5 мм рт.ст. Имплантация ИОЛ не сопровождалась увеличением ВГД – 17,1±4,8 мм рт.ст. (p=0,31). Имплантация ИОЛ в комбинации с сопутствующими манипуляциями привела к статистически достоверному снижению плотности эндотелиальных клеток на 7% (до операции – 2309 клеток/мм2, после – 2101 клетка/мм2, р=0,025). В раннем послеоперационном периоде наблюдалась транзиторное снижение офтальмотонуса (2 глаза), минимальная гифема (1 глаз). Все осложнения купировались за 1-2 дня стандартной послеоперационной терапии. В данной группе пациентов нами не наблюдалось развития отеков роговицы, буллезной кератопатии, вторичной глаукомы, отслойки сетчатки, гемофтальма, экссудативной воспалительной реакции, хронического иридоциклита, кистозного отека макулы. В 1 случае, где ИОЛ была имплантирована в заднюю камеру без подшивания, через 6 мес. после имплантации была обнаружена децентрация ИОЛ книзу и к виску на 3,5 мм, что потребовало повторного вмешательства, в ходе которого ИОЛ была фиксирована полипропиленовой нитью 9/0 к склере в области pars plana после временной экстернализации 1 гаптического элемента. В последующем ИОЛ занимала правильное положение.
Выводы
Современные хирургические технологии автоматизированной бимануальной ирригации/аспирации и инжекторной имплантации эластичной ИОЛ оптимизированного дизайна позволяют безопасно добиться существенного улучшения зрительных функций пациентов с врожденной эктопией хрусталика.

Просмотров: 333