Онлайн доклады

Онлайн доклады

Новейшие и инновационные подходы в медико-хирургическом лечении глаукомы

Международный вебинар по глаукоме в области медико-хирургического лечения

Новейшие и инновационные подходы в медико-хирургическом лечении глаукомы

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Конференция

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

«Живая хирургия» в рамках XXVII научно-практической  конференции офтальмологов

Конференция

«Живая хирургия» в рамках XXVII научно-практической конференции офтальмологов

ХVII Ежегодный конгресс  Российского глаукомного общества «Вместе против слепоты. Семнадцать мгновений зимы»

Конгресс

ХVII Ежегодный конгресс Российского глаукомного общества «Вместе против слепоты. Семнадцать мгновений зимы»

Пироговский офтальмологический форум. Ежегодная научно-практическая конференция

Конференция

Пироговский офтальмологический форум. Ежегодная научно-практическая конференция

Школа рефракционного хирурга. Сателлитный симпозиум компании «Алкон»

Симпозиум

Школа рефракционного хирурга. Сателлитный симпозиум компании «Алкон»

Сложные и нестандартные случаи в хирургии катаракты. Видеосимпозиум в формате 3D

Симпозиум

Сложные и нестандартные случаи в хирургии катаракты. Видеосимпозиум в формате 3D

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019»

Симпозиум

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019»

«Живая хирургия» компании «НанОптика»

«Живая хирургия» компании «НанОптика»

Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019

Конференция

Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Новейшие и инновационные подходы в медико-хирургическом лечении глаукомы

Международный вебинар по глаукоме в области медико-хирургического лечения

Новейшие и инновационные подходы в медико-хирургическом лечении глаукомы

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Белые ночи - 2020 Сателлитные симпозиумы в рамках XXVI Международного офтальмологического конгресса

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые возможности оборудования NIDEK для диагностики патологии глазного дна

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Новые технологии лазерной рефракционной хирургии

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Конференция

Лечение глаукомы: Инновационный вектор

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Роговица IV. Диагностика и лечение. Научно-практическая конференция с международным участием

«Живая хирургия» в рамках XXVII научно-практической  конференции офтальмологов

Конференция

«Живая хирургия» в рамках XXVII научно-практической конференции офтальмологов

ХVII Ежегодный конгресс  Российского глаукомного общества «Вместе против слепоты. Семнадцать мгновений зимы»

Конгресс

ХVII Ежегодный конгресс Российского глаукомного общества «Вместе против слепоты. Семнадцать мгновений зимы»

Пироговский офтальмологический форум. Ежегодная научно-практическая конференция

Конференция

Пироговский офтальмологический форум. Ежегодная научно-практическая конференция

Школа рефракционного хирурга. Сателлитный симпозиум компании «Алкон»

Симпозиум

Школа рефракционного хирурга. Сателлитный симпозиум компании «Алкон»

«Живая хирургия» компании «НанОптика»

«Живая хирургия» компании «НанОптика»

Сложные и нестандартные случаи в хирургии катаракты. Видеосимпозиум в формате 3D

Симпозиум

Сложные и нестандартные случаи в хирургии катаракты. Видеосимпозиум в формате 3D

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019»

Симпозиум

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019»

Все видео...

Возможность проведения факоэмульсификации с низким ирригационным потоком


1Екатеринбургский центр МНТК «Микрохирургия глаза»

Факоэмульсификация является общепризнанным «золотым стандартом» удаления катаракты. Одним из непременных условий успешного проведения операции является стабильность передней камеры во время проведения операции, что достигается соотношением входящего и аспирируемого объема ирригационного раствора.
Объем поступающего в переднюю камеру ирригационного раствора (ирригационный поток) в первую очередь зависит от высоты бутыли с ирригационным раствором и диаметра ирригационного рукава (sleeve) и может быть увеличен или уменьшен изменением высоты бутыли с ирригационным раствором. Объем аспирируемой жидкости (аспирационный поток) в факоэмульсификационных системах с перистальтической помпой зависит от скорости вращения помпы и, в меньшей степени, от диаметра входного отверстия факоиглы и потока разреза. Стабильность передней камеры в ходе выполнения факоэмульсификации, продвижение и фиксация фрагментов хрусталика к ультразвуковой игле, а также предотвращение схлопывания передней камеры после прорыва окклюзии обеспечивается превалированием ирригационного потока над аспирационным.
По данным компании ALCON [1] ирригационный поток через ирригационный рукав UltraSleeve, используемый при проведении микрокоаксиальной факоэмульсификации через доступ в 2,2 мм при высоте ирригационной бутыли 78 см, составляет 60-70 мл/мин. Это позволяет получить значительное превалирование ирригационного потока над аспирационным, величина которого традиционно составляет 20-35 мл/мин.
Однако значительное преобладание ирригационного потока над аспирационным связано с повышением давления в передней камере, чрезмерным ее углублением, особенно в случаях отсутствия поддержки со стороны витреального тела, миопии, ослабленного связочного аппарата. В настоящее время «стандартной» высотой ирригационной бутыли считается высота от 85 до 115 см [2, 3].
Данные о зависимости уровня ВГД от высоты бутыли с ирригационным раствором приводит Khing C. с соавт. [4], рассчитывая уровень давления жидкости и проводя интраоперационное измерение ВГД на изолированных глазах, что выявило повышение ВГД более 100 mm Hg.
Thomas C. Kreutzer с соавт. [5], производя прижизненное измерение ВГД в витреальной полости во время факоэмульсификации, указывает на уровень ВГД до 70 mm Hg при высоте инфузионной бутыли 85 см.
Применяемые в настоящее время виды ультразвукового воздействия (торсионное воздействие, гиперимпульсные режимы ультразвука) позволяют значительно снизить эффект отталкивания фрагментов, не требуют достижения полной окклюзии и высокого уровня вакуума для фиксации фрагмента у УЗ иглы, а применение кассет для факоэмульсификации с повышенной жесткостью аспирационной линии и системами поддержания стабильности передней камеры позволяет уменьшить проявления постоклюзионного схлопывания.
Таким образом, появляется теоретическая возможность для снижения уровня ирригационной бутыли и уменьшения гидродинамического воздействия на передний отрезок глаза в ходе проведения факоэмульсификации.

Цель
оценить возможность проведения микроинвазивной факоэмульсификации с пониженной высотой ирригационной бутыли и использованием кассет с повышенной жесткостью аспирационной линии FMS INTREPID.

Материал и методы
В лабораторных условиях был измерен ирригационный поток с ирригационным рукавом UltraSleeve (Alcon) при высоте ирригационной бутыли 100, 80, 40 см, который составил при высоте 100 см около 90 мл/мин., 80 см.— 60 мл/мин., 40 см.— 30 мл/мин (табл. 1).
Соотношение ирригационно-аспирационного баланса при прорыве окклюзии описано Matthew S. Ward [6], который определял величину постокклюзионного схлопывания передней камеры, изменяя скорость аспирационного потока относительно стабильной высоты бутыли, или изменяя высоту бутыли при стабильном аспирационном потоке при фиксированных уровнях вакуума. В нашем случае были использованы фиксированные показатели высоты бутыли и аспирационного потока, а прерывание окклюзии производилось при достижении различных уровней вакуума. Тест проводился с использованием стандартной тест-камеры: ультразвуковую иглу с ирригационным рукавом помещали в тест-камеру, в положении педали II (ирригация-аспирация) аспирационную линию перекрывали, создавая окклюзию, которая прерывалась открытием аспирационной линии при достижении прибором различного уровня вакуума. При проведении данного теста было выяснено, что при использовании высоты бутыли 90 см и выше схлопывание передней камеры после прерывания окклюзии не возникает при достижении вакуума до 500 мм рт.ст. При понижении уровня ирригационной бутыли определены параметры вакуума, при котором схлопывания передней камеры также не возникало (табл. 2). Учитывая то, что поток разреза, неизбежно возникающий в ходе хирургии, может влиять на величину оттока, в тест-камере был выполнен надрез калиброванным ножом для парацентеза 1,2 мм, через этот разрез в тест-камеру помещался чоппер, и тест проводился вновь. При сравнении уровня вакуума, при котором возникало схлопывание передней камеры, в случаях проведения теста в стандартных условиях и при наличии в тест-камере вспомогательного инструмента, провоцирующего поток разреза, нами получено не было.
Ретроспективно проанализировано 2 группы пациентов, прооперированных по поводу возрастной катаракты с применением микроинвазивной факоэмульсификации по технологии OZIL INTREPID.
Все операции проводились через роговичный доступ 2,2 мм. Оцениваемые группы были одинаковы по возрастному составу (средний возраст 64 года), используемым УЗ параметрам, степени плотности катаракты (табл. 3), пациенты с 1 и 5 плотностью катаракты были исключены из исследования. Средняя острота зрения в 1 группе составила 0,1, во 2 группе — 0,15.
В 1 группе (80 глаз) операции выполнялись с высотой ирригационной бутыли от 28 до 60 см. Во второй (93 глаза) — со стандартной высотой бутыли 90-110 см. Проводилось стандартное до- и послеоперационное обследование, подсчитывалось количество эндотелиальных клеток. Проводилось сравнение показателей CDE, объема затраченной в ходе операции жидкости.

Результаты и обсуждение
Интраоперационных осложнений не отмечалось в обеих группах. При использовании пониженной высоты ирригационной бутыли отсутствовали критические углубления передней камеры во время операции у пациентов с высокой миопией, после предшествующих витреальных вмешательств, при наличии ПЭС и слабости связочного аппарата в первой группе. Во время факоэмульсификации отмечалась незначительная дестабилизация передней камеры, однако случаев схлопывания передней камеры отмечено не было. В 1 группе 40 операций было проведено с высотой бутыли 60 см, в 7 случаях после начала операции с высотой бутыли 40 см потребовалось интраоперационное повышение высоты бутыли до высоты 60 см из-за мелкой передней камеры при набухающей катаракте (2 случая) и у пациентов с осевой гиперметропией (5 случаев). В 6 случаях использовалась высота бутыли менее 40 см: 28 см — 1 случай, от 30 до 36 см.— 5 случаев (все случаи у пациентов с высокой миопией). В остальных случаях факоэмульсификация выполнялась с высотой бутыли 40 см. Показатель CDE в среднем в 1 группе был 16,4 (6,2-24,3). Во второй — 17,8 (4,2-28,6). Значимого различия в данных плотности эндотелиальных клеток получено не было. Объем затраченной в ходе операции жидкости после этапа удаления ядра составил в 1 группе 75,3 мл, во второй группе — 98,8 мл. Средняя острота зрения 0,6; ВГД равно 18,5 мм рт.ст.
Проведение факоэмульсификации с уровнем инфузионной бутыли 60 см не потребовало значительных изменений в УЗ настройках факоэмульсификационных систем, применяемых авторами в «стандартной» хирургии с традиционным уровнем высоты бутыли. Операции проводились с уровнем вакуума 350 с линейным нарастанием и скоростью аспирации 25 мл/мин.
Из особенностей хирургической техники при проведении факоэмульсификации с пониженным уровнем ирригации нами отмечено, что, несмотря на теоретические данные и результаты тестирования стабильности тест-камеры, в ходе хирургии передняя камера глаза сильнее реагирует на прорывы окклюзии, поэтому при нарастании окклюзии приходилось переводить педаль в положение 0, сбрасывая нарастающую окклюзию и вакуум, или в положение 1 (ирригация), добавляя ирригационный поток, тем самым предотвращая развитие схлопывания передней камеры. Для предотвращения возникновения нежелательной внутриканальной окклюзии использовался предложенный ранее способ работы педалью [7], также нами было отмечено, что внутриканальная окклюзия возникает реже при комбинации небольшого количества импульсов в секунду (10-14) с коротким временем включения УЗ в рабочем цикле (до 30%). Снижению частоты возникновения внутриканальной окклюзии способствовало использования программного обеспечения IP.

Выводы
1. Проведенное исследование показало возможность безопасно проводить факоэмульсификацию с пониженным уровнем высоты ирригационной бутыли, снижая гидродинамическую нагрузку на структуры переднего отрезка глаза.
2. Использование пониженного уровня ирригации требует от хирурга более внимательного отношения к поддержанию стабильности передней камеры в ходе операции.

Просмотров: 367