Онлайн доклады

Онлайн доклады

Клинические случаи в офтальмологии

Клинические случаи в офтальмологии

Впервые выявленная глаукома: проблемы и возможности

Впервые выявленная глаукома: проблемы и возможности

Пироговский офтальмологический форум 2023

Пироговский офтальмологический форум 2023

Сателлитные симпозиумы в рамках Пироговского офтальмологического форума 2023

Сателлитные симпозиумы в рамках Пироговского офтальмологического форума 2023

Сателлитные симпозиумы в рамках III Всероссийской конференции с международным участием «Воспаление глаза 2023»

Сателлитные симпозиумы в рамках III Всероссийской конференции с международным участием «Воспаление глаза 2023»

Проблемные вопросы глаукомы: Искусственный интеллект в диагностике и мониторинге XII Международный симпозиум

Проблемные вопросы глаукомы: Искусственный интеллект в диагностике и мониторинге XII Международный симпозиум

Сателлитные симпозиумы в рамках 23-го Всероссийского научно-практического конгресса с  международным участием «Современные технологии  катарактальной, рефракционной и роговичной хирургии»

Сателлитные симпозиумы в рамках 23-го Всероссийского научно-практического конгресса с международным участием «Современные технологии катарактальной, рефракционной и роговичной хирургии»

NEW ERA Способы трансcклеральной фиксации ИОЛ

NEW ERA Способы трансcклеральной фиксации ИОЛ

Сателлитные симпозиумы в рамках XVI Российского общенационального офтальмологического форума

Сателлитные симпозиумы в рамках XVI Российского общенационального офтальмологического форума

Ромашка Фёдорова: 35 лет в движении. Всероссийская научно-практическая конференция

Ромашка Фёдорова: 35 лет в движении. Всероссийская научно-практическая конференция

Сателлитные симпозиумы в рамках Северо-Кавказского офтальмологического саммита

Сателлитные симпозиумы в рамках Северо-Кавказского офтальмологического саммита

NEW ERA Новые молекулы в лечении макулярной патологии

NEW ERA Новые молекулы в лечении макулярной патологии

Сателлитные симпозиумы в рамках XXIX Международного офтальмологического конгресса «Белые ночи»

Сателлитные симпозиумы в рамках XXIX Международного офтальмологического конгресса «Белые ночи»

Сателлитные симпозиумы в рамках Всероссийской научно-практической конференции с международным участием  «Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия»

Сателлитные симпозиумы в рамках Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия»

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Сателлитные симпозиумы в рамках 20 Всероссийской научно-практической конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии»

Сателлитные симпозиумы в рамках 20 Всероссийской научно-практической конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии»

NEW ERA Особенности имплантации мультифокальных ИОЛ

NEW ERA Особенности имплантации мультифокальных ИОЛ

XXX Научно-практическая конференция офтальмологов  Екатеринбургского центра МНТК «Микрохирургия глаза»

XXX Научно-практическая конференция офтальмологов Екатеринбургского центра МНТК «Микрохирургия глаза»

Прогрессивные технологии микрохирургии глаза в реальной клинической практике. Научно-практическая конференция

Прогрессивные технологии микрохирургии глаза в реальной клинической практике. Научно-практическая конференция

Пироговский офтальмологический форум

Пироговский офтальмологический форум

Глаукома. Избранные вопросы патогенеза, профилактики, диагностики, лечения. Всероссийская офтальмологическая конференция

Глаукома. Избранные вопросы патогенеза, профилактики, диагностики, лечения. Всероссийская офтальмологическая конференция

Терапия глаукомы. Практический подход и поиск решений в дискуссии

Терапия глаукомы. Практический подход и поиск решений в дискуссии

NEW ERA Хирургическое лечение глаукомы: НГСЭ

NEW ERA Хирургическое лечение глаукомы: НГСЭ

Сателлитные симпозиумы в рамках 22-го Всероссийского научно-практического конгресса «Современные технологии катарактальной, рефракционной и роговичной хирургии»

Сателлитные симпозиумы в рамках 22-го Всероссийского научно-практического конгресса «Современные технологии катарактальной, рефракционной и роговичной хирургии»

Сателлитные симпозиумы в рамках РООФ - 2022

Сателлитные симпозиумы в рамках РООФ - 2022

Современные достижения лазерной офтальмохирургии Всероссийский научный симпозиум

Современные достижения лазерной офтальмохирургии Всероссийский научный симпозиум

Юбилейная X научно-практическая конференция, посвященная 35-летию Чебоксарского филиала ФГАУ «НМИЦ «МНТК «Микрохирургия глаза» имени академика С.Н. Федорова»

Юбилейная X научно-практическая конференция, посвященная 35-летию Чебоксарского филиала ФГАУ «НМИЦ «МНТК «Микрохирургия глаза» имени академика С.Н. Федорова»

NEW ERA Хирургия осложнённой катаракты

NEW ERA Хирургия осложнённой катаракты

NEW ERA Оптическая когерентная томография. Критерии активности макулярной неоваскуляризации

NEW ERA Оптическая когерентная томография. Критерии активности макулярной неоваскуляризации

NEW ERA Особенности лечения отслойки сетчатки

NEW ERA Особенности лечения отслойки сетчатки

Шовная фиксация ИОЛ

Мастер класс

Шовная фиксация ИОЛ

Сателлитные симпозиумы в рамках I Дальневосточного офтальмологического саммита

Сателлитные симпозиумы в рамках I Дальневосточного офтальмологического саммита

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Восток - Запад 2022 Международная конференция по офтальмологии

Восток - Запад 2022 Международная конференция по офтальмологии

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Вебинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Новые технологии в офтальмологии 2022

Новые технологии в офтальмологии 2022

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Пироговский офтальмологический форум

Пироговский офтальмологический форум

Кератиты, язвы роговицы

Вебинар

Кератиты, язвы роговицы

Актуальные вопросы офтальмологии

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Сателлитный симпозиум

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Клинические случаи в офтальмологии

Клинические случаи в офтальмологии

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Впервые выявленная глаукома: проблемы и возможности

Впервые выявленная глаукома: проблемы и возможности

Сателлитные симпозиумы в рамках Пироговского офтальмологического форума 2023

Сателлитные симпозиумы в рамках Пироговского офтальмологического форума 2023

Пироговский офтальмологический форум 2023

Пироговский офтальмологический форум 2023

Сателлитные симпозиумы в рамках III Всероссийской конференции с международным участием «Воспаление глаза 2023»

Сателлитные симпозиумы в рамках III Всероссийской конференции с международным участием «Воспаление глаза 2023»

Проблемные вопросы глаукомы: Искусственный интеллект в диагностике и мониторинге XII Международный симпозиум

Проблемные вопросы глаукомы: Искусственный интеллект в диагностике и мониторинге XII Международный симпозиум

Сателлитные симпозиумы в рамках 23-го Всероссийского научно-практического конгресса с  международным участием «Современные технологии  катарактальной, рефракционной и роговичной хирургии»

Сателлитные симпозиумы в рамках 23-го Всероссийского научно-практического конгресса с международным участием «Современные технологии катарактальной, рефракционной и роговичной хирургии»

NEW ERA Способы трансcклеральной фиксации ИОЛ

NEW ERA Способы трансcклеральной фиксации ИОЛ

Сателлитные симпозиумы в рамках XVI Российского общенационального офтальмологического форума

Сателлитные симпозиумы в рамках XVI Российского общенационального офтальмологического форума

Ромашка Фёдорова: 35 лет в движении. Всероссийская научно-практическая конференция

Ромашка Фёдорова: 35 лет в движении. Всероссийская научно-практическая конференция

Сателлитные симпозиумы в рамках Северо-Кавказского офтальмологического саммита

Сателлитные симпозиумы в рамках Северо-Кавказского офтальмологического саммита

NEW ERA Новые молекулы в лечении макулярной патологии

NEW ERA Новые молекулы в лечении макулярной патологии

Сателлитные симпозиумы в рамках XXIX Международного офтальмологического конгресса «Белые ночи»

Сателлитные симпозиумы в рамках XXIX Международного офтальмологического конгресса «Белые ночи»

Сателлитные симпозиумы в рамках Всероссийской научно-практической конференции с международным участием  «Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия»

Сателлитные симпозиумы в рамках Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия»

Все видео...
 Реферат RUS  Реферат ENG  Литература  Полный текст
УДК:УДК 617.758.1

https://doi.org/10.25276/0235-4160-2020-1-62-70

Результаты исследования корреспонденции сетчаток у пациентов с содружественным косоглазием при разных способах разделения полей зрения


    Актуальность

     Большое значение в диагностическом обследовании пациентов с любыми формами косоглазия имеет исследование корреспонденции сетчаток. При этом от полученных результатов зависит тактика как консервативного, так и оперативного лечения.

    Нормальная корреспонденция сетчаток – это прежде всего корреспонденция двух фовеол. Она обеспечивает одиночное видение объекта бификсации и гармоничное движение глаз (обе фовеолы соответствуют нулевой точке моторики каждого глаза). Однако при косоглазии наблюдаются нарушения нормальной корреспонденции сетчаток, что может быть как следствием, так и причиной данного заболевания.

    Основным классическим прибором, позволяющим исследовать состояние корреспонденции сетчаток, является синоптофор. Данный прибор создает условия полного механического разделения полей зрения и позволяет исследовать состояние корреспонденции сетчаток под объективным (ОУ) и субъективным (СУ) углом косоглазия [1–4].

    В соответствии с классическим описанием техники определения ОУ используют попеременное выключение подсветки тест-объекта то в одном, то в другом тубусе синоптофора и находят такое их положение, при котором установочные движения отсутствуют. Положение тубусов прибора, при котором наблюдается слияние тест-объектов, характеризует СУ [1–4].

    В зарубежной литературе состояние корреспонденции сетчаток при исследовании на синоптофоре классифицируется следующим образом: 1) если слияние изображений для правого и для левого глаза происходит под объективным углом косоглазия – нормальная корреспонденция сетчаток (НКС); 2) если объективный угол косоглазия не совпадает с субъективным – анормальная корреспонденция сетчаток (АКС). При этом АКС может быть в виде либо аномального слияния, либо в виде функционального подавления восприятия одного из изображений (ФСП). АКС является гармоничной, если изображения совместились на нулевом значении шкалы (в положении, соответствующем ортотропии). АКС дисгармоничная, если изображение для правого глаза и изображение для левого глаза совмещаются в некоторой зоне между объективным углом косоглазия и нулевым значением шкалы [5, 6].

    Отечественная классификация является более детальной [3, 4]. Однако каждый выделяемый тип фузионной способности характеризуется результатами, полученными только под ОУ или только под СУ. Остается неясным, какие сочетания сенсорных взаимодействий того и другого глаза могут наблюдаться одновременно под ОУ и под СУ. Кроме того, понятие АКС дисгармоничного типа активно критикуется в последнее время и рассматривается как приборный артефакт, при этом отмечается, что результаты исследования в условиях «жесткой» и «мягкой» гаплоскопии могут значительно отличаться [4].

    Не вызывает сомнения, что разные принципы разделения полей зрения (механический, анаглифный, поляроидный, растровый и др.) могут оказывать влияние на проявления сенсорного взаимодействия двух глаз. Однако представляется возможным также влияние особенностей техники проведения исследования на его Результаты. Особенно это касается техники определения объективного и субъективного углов косоглазия. Таким образом, проблема сопоставления и правильной интерпретации результатов исследования корреспонденции сетчаток при использовании разных способов разделения полей зрения остается одной из актуальных и наиболее сложных проблем современной страбизмологии.

    Цель

    Проанализировать результаты исследования корреспонденции сетчаток, полученных при использовании механических, анаглифных и растровых условий разделения полей зрения с учетом объективного и субъективного углов косоглазия.

    Материал и методы

     Под наблюдением находилось 240 пациентов с содружественным косоглазием в возрасте от 6 до 17 (в среднем 10,8±0,24) лет. Со сходящимся косоглазием – 190 чел., с расходящимся косоглазием – 50 чел.

    В подгруппе детей со сходящимся косоглазием гиперметропическая рефракция наблюдалась у 178 пациентов, миопическая – у 10 пациентов и смешанный астигматизм – у двух пациентов. Монолатеральное сходящееся косоглазие наблюдалось у 64 чел, альтернирующее – у 126 чел.

    В подгруппе детей с расходящимся косоглазием у 27 чел. рефракция была миопической и у четырех выявлялся смешанный астигматизм, 19 пациентов имели гиперметропическую рефракцию. Монолатеральное расходящееся косоглазие наблюдалось у 13 чел., альтернирующее – у 37 чел.

    Всем пациентам было проведено стандартное офтальмологическое обследование. В комплексе дополнительного ортоптического обследования использовали определение величины девиации и исследование корреспонденции сетчаток на синоптофоре (рис. 1), измерение величины девиации при помощи призм, исследование корреспонденции сетчаток при помощи классического (с растровым разделением полей зрения) теста Баголини и модифицированного (с анаглифным разделением полей зрения) теста Баголини (рис. 2а, б).

    На синоптофоре ОУ определяли для сравнения двумя способами:

    1. Переключая попеременно подсветку правого и левого тест-объектов в оптических головках прибора (в условиях монокулярного альтернирования), следили за установочными движениями глаз и меняли положение тубусов синоптофора (сдвигали или раздвигали) до достижения такого их положения, при котором установочные движения во время переключения подсветки отсутствовали. Величину ОУ определяли в градусах по шкале прибора.

    2. Устанавливали оптические головки прибора в положение, примерно соответствующее измеренному ранее по методу Гиршберга углу косоглазия, и, выключая подсветку тест-объекта одного глаза, следили за наличием установочного движения другого глаза в момент перехода от «условно бинокулярных» (подсветка обоих тест-объектов включена) условий наблюдения к монокулярным (подсветка одного из тест-объектов выключена).

    Для определения ОУ в условиях максимально приближенных к естественным использовали односторонний cover-тест с призмами. Для компенсации угла косоглазия использовали набор призм фирмы «Luneau», включавший 22 призменные линзы силой от 1,0 до 50,0 prD. Для нейтрализации эзотропии призму соответствующей силы устанавливали основанием к виску, для компенсации экзотропии – основанием к носу, при гипотропии – основанием вверх, при гипертропии – основанием вниз. При проведении одностороннего cover-теста призму силой приблизительно соответствующей величине девиации помещали перед исследуемым глазом в тот момент, когда заслонкой прикрывали другой глаз. Если сила призмы являлась достаточной для нейтрализации девиации, установочное движение исследуемого глаза отсутствовало. Если установочное движение еще наблюдалось – повторяли исследование с другой призмой до полного исчезновения установочных движений (рис. 3а, б).

    Для количественной оценки общей величины отклонения глаза, включающей одновременно тропию и форию, использовали альтернирующий (двусторонний) cover-тест с призмами. При выполнении теста подбирали такую силу призмы, при которой установочные движения в момент поочередного открывания то одного, то другого глаза отсутствовали (т.е. девиация полностью нейтрализовалась).

    Для исследования корреспонденции сетчаток в условиях наблюдения, приближенных к естественным, использовали классический тест Баголини (с растровыми очками и точечным источником света), а также собственную модификацию теста Баголини для условий анаглифного разделения полей зрения (рис. 3в, г).

    Исследование с классическим тестом Баголини проводили по стандартной методике [10].

    Изображение для модифицированного теста Баголини состояло из центрального кружка лилового цвета (бинокулярная часть изображения) и проходящие через него красную полоску – часть изображения для одного глаза и синюю полоску – часть изображения для другого глаза. Общий размер изображения на экране монитора составлял 12×12 см, диаметр центрального кружка – 2 см. Данный вариант тестового изображения мы считали более удобным по сравнению с компьютерными версиями четырехточечного цветотеста, особенно в отношении пациентов, имеющих не только горизонтальный угол сходящегося или расходящегося косоглазия, но и его вертикальный компонент. Во время исследования пациент в условиях анаглифного разделения полей зрения (в красно-синих очках) рассматривал изображение, предъявляемое на экране монитора на расстоянии 50 см от глаз [11]. У пациентов с аметропией исследование проводили в условиях оптимальной оптической коррекцией. Отмечали зрительные впечатления пациента при исследовании без призменной компенсации девиации и в условиях полной призменной компенсации.

    Для статистического анализа результатов исследования использовали программу SPSS. Достоверность статистических различий оценивали по t-критерию Стьюдента для связанных выборок в группе пациентов со сходящимся косоглазием (n=190) и W-критерию Уилкоксона в группе пациентов с расходящимся косоглазием (n=50). Статистическая значимость была установлена на уровне 0,05. Для анализа вариантов сочетания признаков использовались таблицы сопряженности.

    Результаты и обсуждение

     В группе пациентов со сходящимся косоглазием величина ОУ, измеренного на синоптофоре первым способом, составила в среднем 5,25±0,03°, а величина угла косоглазия, измеренного вторым способом, – в среднем 9,5±0,03°. Разница величины угла косоглазия, измеренного первым и вторым способами, составила в среднем 4,2±0,015°. При исследовании с односторонним cover-тестом с призмами ОУ составил у этих пациентов в среднем 5,2±0,02°, а при исследовании с альтернирующим cover-тестом – в среднем 9,4±0,03°. Разница величины угла косоглазия, исследованного при помощи одностороннего и альтернирующего cover-теста, составила в среднем 4,2±0,02° (сопоставимо с разницей в величине угла косоглазия, измеренного первым и вторым способами на синоптофоре). При сравнении средних значений величины угла косоглазия, измеренного на синоптофоре первым способом, и средних значений величины угла косоглазия, измеренного при помощи одностороннего cover-теста, статистически достоверной разницы не выявлено (t (df 189)=1,74; p=0,083). При сравнении средних значений величины угла косоглазия, измеренного на синоптофоре вторым способом, и средних значений величины угла косоглазия, измеренного при помощи альтернирующего cover-теста, статистически достоверной разницы также не выявлено (t (df 189)=0,89; p=0,37).

    Подобная картина наблюдалась и у пациентов с расходящимся косоглазием. Величина ОУ, измеренного на синоптофоре первым способом, имела Ме=(-)6° [Q1=(-)10°; Q3=(-)5°], а величина угла косоглазия, измеренного вторым способом – Ме=(-)12° [Q1=(-)15°; Q3=(-)10°]. Разница величины угла косоглазия, измеренного первым и вторым способами, имела Ме=(-)5° [Q1=(-)7°; Q3=(-)5°]. При исследовании с односторонним cover-тестом с призмами ОУ составил у этих пациентов Ме=(-)6° [Q1=(-)10°; Q3=(-)5°], а при исследовании с альтернирующим cover-тестом – Ме=(-)12° [Q1=(-)16,25°; Q3=(-)10°]. Разница величины угла косоглазия, исследованного при помощи одностороннего и альтернирующего cover-теста, имела Ме=(-)5° [Q1=(-)7°; Q3=(-)5°] (аналогично результатам исследования на синоптофоре).

    При сравнении величины угла косоглазия, измеренного на синоптофоре первым способом, и величины угла косоглазия, измеренного при помощи одностороннего cover-теста, статистически достоверной разницы не выявлено (W (df 49)=1,34; p=0,18). При сравнении величины угла косоглазия, измеренного на синоптофоре вторым способом, и средних значений величины угла косоглазия, измеренного при помощи альтернирующего cover-теста, статистически достоверной разницы также не выявлено (W (df 49)=0,71; p=0,48).

    Анализ полученных на первом этапе исследования данных демонстрирует, что результаты измерения угла косоглазия, полученные при исследовании первым способом на синоптофоре и при помощи одностороннего cover-теста с призмами, сопоставимы, характеризуя величину только тропии без фории. Результаты измерения угла косоглазия, полученные при исследовании вторым способом на синоптофоре и при помощи альтернирующего cover-теста с призмами, также сопоставимы и характеризуют в обоих случаях общую величину отклонения глаза, включающую и тропию, и форию. Исходя из этого можно предположить, что в ряде случаев регистрация негармоничной корреспонденции сетчаток может объясняться не столько разницей в способах разделения полей зрения, как ошибками в интерпретации результатов, полученных при разных подходах к технике исследования угла девиации. Например, если у пациента при альтернирующем выключении подсветки тест-объектов на синоптофоре определили эзотропию величиной (+)10°, а в условиях, когда оба тест-объекта подсвечены, наблюдается слияние тест-объектов под углом (+)5° – это не обязательно проявление негармоничной АКС. Возможно, у пациента НКС под ОУ=(+)5°, а «дополнительные» (+)5° характеризуют величину эзофории, сопровождающей эзотропию.

    Учитывая результаты предыдущего этапа исследования, состояние корреспонденции сетчаток на синоптофоре под ОУ оценивали при положении тубусов прибора, соответствующем результатам первого способа определения объективного угла, считая его более точным.

    В результате исследования корреспонденции сетчаток под ОУ были выявлены следующие варианты сенсорного взаимодействия у пациентов общей группы: 1) устойчивое бифовеальное слияние (восприятие слитного изображения, например, кошка с ушами и хвостом); 2) неустойчивое бифовеальное слияние, чередующееся с ФСП, – попеременное видение то целого изображения (например, кошка с ушами и хвостом), то только одного из тест-объектов (кошка только с ушами или кошка только с хвостом); 3) устойчивая ФСП – отсутствие восприятия одного из тест-объектов; 4) двоение (два отдельных изображения, например, кошка с ушами и кошка с хвостом).

    Исследование корреспонденции сетчаток под СУ проводили при положении тубусов прибора, соответствующем нулевой отметке шкалы (СУ=0°). В результате данного исследования у пациентов общей группы были выявлены следующие варианты сенсорного взаимодействия: 1) устойчивое бифовеальное слияние (у пациентов с ОУ=СУ=0°); 2) двоение (два отдельных изображения, например, кошка с ушами и кошка с хвостом); 3) устойчивая ФСП (отсутствие одного из тест-объектов); 4) ФСП, чередующаяся с двоением; 5) ФСП, чередующаяся с АКС – попеременное видение то целого изображения (например, кошка с ушами и хвостом), то только одного из тест-объектов (кошка только с ушами или кошка только с хвостом) при условии, что ОУ≠0°; 6) АКС – устойчивое восприятие целого изображения при условии, что ОУ≠0°.

    Полученные при анализе возможные сочетания вариантов зрительного восприятия под ОУ и СУ=0° на синоптофоре представлены в таблице сопряженности (табл. 1). При этом нужно отметить, что устойчивая АКС была выявлена у 15 (6,25% от общей группы) пациентов. При этом под ОУ у 11 из них наблюдалось двоение и у четырех – ФСП. Кроме того, неустойчивая АКС, чередующуюся с ФСП под СУ=0°, наблюдалась еще у 20 пациентов, из которых 15 чел. имели устойчивое бифовеальное слияние под ОУ≠0°, и еще 5 чел. – неустойчивое бифовеальное слияние, чередующееся с ФСП под ОУ≠0°. Таким образом, полученные результаты демонстрируют, что при более внимательном и детальном обследовании может выявляться тенденция к формированию АКС у пациентов с ФСП и у пациентов с НКС под ОУ≠0°.

    На следующем этапе работы проводили исследование корреспонденции сетчаток с классическим тестом Баголини (с использованием растрового разделения полей зрения) и модифицированным тестом Баголини (с использованием анаглифного разделения полей зрения) в условиях призменной компенсации угла косоглазия (соответствующих исследованию под ОУ) и без призменной компенсации (соответствующих исследованию под СУ=0°).

    При исследовании в условиях призменной компенсации (соответствующими исследованию под ОУ) как с классическим, так и с модифицированным тестом Баголини, регистрируемыми вариантами зрительных впечатлений пациентов общей группы были следующие: 1) бинокулярное зрение устойчивое – два луча пересекаются на источнике света и формируют Х; 2) неустойчивое бинокулярное зрение, чередующееся с двоением, – это чередование восприятия двух лучей, пересекающихся на источнике света, и восприятия двух источников света на расстоянии друг от друга с проходящими через них лучами; 3) двоение – восприятие двух источников света на расстоянии друг от друга с проходящими через них лучами; 4) двоение, чередующееся с регионарной ФСП, – видны то два источника света с проходящими через них лучами, то видны оба луча, но один из них виден только частично по сторонам от источника света; 5) регионарная ФСП устойчивая – все время видны оба луча, но один из них виден только частично по сторонам от источника света; 6) монокулярное зрение – видна только одна полоска, проходящая через центральный кружок (тотальная ФСП).

    Возможные сочетания вариантов зрительного восприятия под ОУ на синоптофоре и в условиях призменной компенсации угла косоглазия с классическим и модифицированным тестами Баголини представлены в таблице сопряженности (табл. 2).

    Согласно представленным в табл. 2 результатам, у большинства пациентов результаты исследования корреспонденции сетчаток по ОУ на синоптофоре совпадали с результатами тестами Баголини в условиях призменной компенсации угла косоглазия (т.е. также под ОУ).

    При исследовании в условиях без призменной компенсации (т.е. под СУ=0°) как с классическим, так и с модифицированным тестами Баголини регистрируемыми вариантами зрительных впечатлений пациентов общей группы были следующие: 1) бинокулярное зрение (у пациентов с ОУ=СУ=0°); 2) двоение; 3) регионарная ФСП; 4) двоение, чередующееся с регионарной ФСП; 5) АКС неустойчивая, чередующаяся с ФСП, – чередование зрительного впечатления аналогичного бинокулярному зрению, но при наличии девиации с исчезновением одного из изображений или его деталей; 6) АКС устойчивая (асимметричное бинокулярное зрение) – зрительное впечатление, аналогичное бинокулярному зрению, но при наличии девиации; 7) монокулярное зрение (тотальная ФСП).

    Представленные в данной таблице сопряженности данные демонстрируют, что в большинстве случаев результаты исследования корреспонденции сетчаток под СУ=0° на синоптофоре совпадали с результатами исследования с классическим и модифицированным тестами Баголини без призменной компенсации угла косоглазия (табл. 3). При этом нужно отметить, что все пациенты с неустойчивой и устойчивой АКС под СУ=0° на синоптофоре имели аналогичные результаты при исследовании с модифицированным и классическим тестами Баголини.

    Таким образом, очевидно, что проводить сравнительный анализ результатов исследования корреспонденции сетчаток разными способами возможно только при условии соблюдения единых принципов проецирования изображений на центральные и периферические участки сетчаток. Только при таком подходе выявляемая разница полученных результатов может отражать влияние механических (синоптофор), анаглифных (в нашем исследовании модифицированный тест Баголини) и растровых (классический тест Баголини) условий разделения полей зрения.

    Выводы

    1. Результаты измерения угла косоглазия, полученные при исследовании на синоптофоре с использованием бинокулярных условий наблюдения и при помощи одностороннего cover-теста с призмами, сопоставимы и характеризуют величину только тропии без фории.

    2. Результаты измерения угла косоглазия, полученные при исследовании на синоптофоре с использованием монокулярного альтернирования и при помощи альтернирующего cover-теста с призмами, также сопоставимы и характеризуют в обоих случаях общую величину отклонения глаза, включающую тропию и форию.

    3. Сравнительный анализ результатов исследования корреспонденции сетчаток с использованием механических, анаглифных или растровых условий разделения полей зрения требует соблюдения единых принципов проецирования изображений на центральные и периферические участки сетчаток.


Страница источника: 62-70

OAI-PMH ID: oai:eyepress.ru:article42149
Просмотров: 30652


Офтальмохирургия

Офтальмохирургия

Новое в офтальмологии

Новое в офтальмологии

Мир офтальмологии

Мир офтальмологии

Российская офтальмология онлайн

Российская офтальмология онлайн

Российская детская офтальмология

Российская детская офтальмология

Современные технологии в офтальмологии

Современные технологии в офтальмологии

Точка зрения. Восток - Запад

Точка зрения. Восток - Запад

Новости глаукомы

Новости глаукомы

Отражение

Отражение

Клинические случаи в офтальмологии

Клинические случаи в офтальмологии
Bausch + Lomb
Reper
NorthStar
ЭТП
Rayner
Senju
Фармстандарт
Гельтек
santen
Акрихин
Ziemer
Tradomed
Екатеринбургский центр Микрохирургия глаза
МТ Техника
Nanoptika
R-optics
Фокус
sentiss
nidek
aseptica