Год
2018

Ранняя диагностика начальных меланом хориоидеи


Общая характеристика работы


Актуальность темы
    Меланома хориоидеи (МХ) – первичная злокачественная опухоль сосудистой оболочки глаза нейроэктодермальной природы, характеризующаяся агрессивным течением и плохим витальным прогнозом. Опухоль занимает первое место по частоте среди внутриглазных образований [Бровкина А.Ф., 2002]. Частота по обращаемости составляет от 7 до 13,3 случаев на 1 млн. взрослого населения, а по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и международного агентства по исследованию опухолей (IARS), заболеваемость УМ в мире варьирует от 1 до 23 человек на 1 млн. взрослого населения [Lutz J.M., Cree I.M., Foss A.J., 1999].

    Существуют два метода лечения хориоидальной меланомы – энуклеация и органосохранное лечение. Показания для органосохранного лечения, дающего более благоприятный витальный прогноз, ограничены размерами опухоли [Бровкина А.Ф. 2002].

    Согласно последним данным начальные меланомы выявляют в 24-31%. При современном подходе к лечению в среднем 5-летняя безрецидивная выживаемость для начальных меланом хориоидеи, пролеченных лучевыми методами, составляет до 79,6%.

    Своевременное выявление начальных меланом хориоидеи позволяет минимизировать последствия локального лечения, сопряженного с повреждением как прилежащих к опухоли, так и дистантно расположенных, здоровых тканей. В связи с этим возникает необходимость разработки новых современных методов уточненной диагностики меланомы хориоидеи на ранних стадиях ее развития.

    До настоящего времени сохраняются трудности в дифференциальной диагностике с другими опухолями и опухолеподобными заболеваниями, такими как гемангиомы хориоидеи, субретинальные кровоизлияния, метастатические поражения хориодеи.

    Информативность такого визуализирующего метода исследования, как ультразвуковое сканирование, ограничено размерами опухоли, а использование флюоресцентной ангиографии, как инвазивного метода исследования, имеет ограничения, связанные с аллергологическим анамнезом.
Степень разработанности проблемы
    В последние годы в офтальмологическую и, в частности, офтальмоонкологическую практику внедряют новый неинвазивный метод исследования, с помощью которого стало возможным получать изображение поперечного среза исследуемых тканей in vivo, – оптическая когерентная томография (ОКТ). Но 20-летний опыт ее использования в офтальмоонкологии не принес однозначного толкования обнаруживаемых морфологических изменений в сетчатке и хориоидее при внутриглазных образованиях, и сведений о возможных дифференциально-диагностических признаках различных опухолей. Для большинства работ, посвященных этой тематике, характерен описательный стиль регистрации изменений, обнаруживаемых в сетчатке над опухолью, без качественной характеристики [Espinoza G. ,Rosenblatt B., Harbour J.W., 2004; Materin V., Raducu R., Bianciotto C., 2010]. В публикуемых работах просматривается определенная недосказанность и порой противоречивость в оценке полученных разными исследователями данных, которые, однако, требуют точной интерпретации для постановки верного своевременного диагноза. На основании выше изложенного представляется целесообразным изучить и выявить более точные признаки, позволяющие вовремя диагностировать начальную меланому и провести дифференциальную диагностику с другими новообразованиями хориодеи.
Цель и задачи исследования
    Цель исследования

    Повысить эффективность ранней диагностики начальной меланомы хориоидеи, используя новые методы прижизненной визуализации тканей глаза.

    Задачи исследования

    1. Вывания;

    2. Установить морфометрические изменения в слоях сетчатки с учетом размявить признаки изменения хориоидеи при начальных меланомах с применением современных визуализирующих методов обследоеров меланомы хориоидеи;

    3. Обосновать критерии ранней диагностики меланомы хориоидеи малых размеров;

    4. Уточнить возможности оптической когерентной томографии в дифференциальной диагностике внутриглазных новообразований центральной локализации.
Научная новизна
    Впервые проведена качественная последовательная временная характеристика слоев хориоидеи в зоне начала развития меланомы хориоидеи. Зафиксированы изменения в поверхности меланомы хориоидеи, ее плотности, сосудах хориоидеи, прилежащих к опухоли.

    Исследованы морфометрические изменения слоев хориоидеи и надлежащей сетчатки с учетом ее размеров и локализации по данным оптической когерентной томографии, оценены возможности применения оптической когерентной томографии в дифференциальной диагностике меланом хориоидеи малых размеров с другими внутриглазными образованиями.

    С помощью данных, полученных методом оптической когерентной томографии, оказалось возможной более ранняя уточняющая диагностика начальной меланомы хориоидеи и, как следствие, своевременное раннее лечение и улучшение витального прогноза.
Практическая значимость
    Полученные данные повышают эффективность ранней диагностики начальной МХ и ее дифференциальной диагностики с другими, наиболее часто встречающимися опухолями хориоидеи центральной локализации.

    Всем больным с подозрением на новообразование хориоидеи центральной локализации рекомендовано проводить оптическую когерентную томографию. При динамическом контрольном наблюдении в трудных диагностических случаях с помощью ОКТ возможно определить мельчайшие изменения в опухоли, которые способствуют дифференциальной диагностике.
Методология и методы исследования
    Методологической основой диссертации явилось применение комплекса методов научного познания. Работа выполнена в виде проспективного исследования с применением методов аналитики и статистики.
Основные положения, выносимые на защиту
    1. Изменения хориоидеи в зоне локализации меланомы хориоидеи имеют специфический характер, присущий опухолевому росту: изменение локальной конфигурации хориоидеи и ее плотности.

    2. Изменения надлежащей сетчатки не имеют специфических признаков и зависят от скорости роста и длительности существования опухоли. Они появляются последовательно, проходя все этапы: от деформации слоев сетчатки, начального отека, развитого отека, заканчиваясь кистовидным отеком.

    3. Гемангиомы, невусы и метастазы хориоидеи имеют свои типичные отличительные признаки, выявляемые при оптической когерентной томографии.

    4. Сформулированы дифференциально-диагностические признаки доброкачественных и злокачественных новообразований хориоидеи.
Степень достоверности и апробация результатов работы
    Степень достоверности полученных результатов определена достаточным репрезентативным объемом исследований. Диссертация выполнена с использованием современных методов обследования, включающих визометрию, тонометрию, периметрию, биомикроскопию, офтальмоскопию, биомикроофтальмоскопию, ультразвукоое сканирование, цифровую фоторегистрацию глазного дна, оптическую когерентную томографию. Методы статистической обработки результатов с использованием программы «Statistic ver. 10» соответствуют поставленным задачам. Положения, выводы и рекомендации, сформулированные в диссертации, аргументированы и являются результатом многоуровневого анализа.

    Проведение диссертационного исследования одобрено комитетом по этике научных исследований ГБОУ ДПО РМАПО (от 13.05.2014 г.)

    Апробация диссертации состоялась на расширенной научно-практической конференции сотрудников кафедры офтальмологии ФГБОУ ДПО РМАНПО Министерства Здравоохранения Российской Федерации и сотрудников филиала № 1 ГБУЗ ГКБ им. С.П. Боткина ДЗ г. Москвы. Протокол №4 от «2» февраля 2018 г.
Внедрение в практику и публикации
    Результаты исследования внедрены в практику работы офтальмоонкологического отделения филиала № 1 ГБУЗ ГКБ им. С.П.Боткина ДЗМ. Основные положения диссертационной работы включены в учебные планы циклов для подготовки ординаторов, в учебный план циклов профессиональной переподготовки и повышения квалификации по направлению «Офтальмология».
Соответствие диссертации паспорту научной специальности
    В соответствии с формулой специальности 14.01.07 - «Глазные болезни (медицинские науки)» и области исследования п. №1 «Разработка новых и усовершенствование известных методов обследования органа зрения и его придатков, методов диагностики различных заболеваний».
Структура и объем диссертации
    Диссертация изложена на 117 страницах машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов исследования, результатов и их обсуждения, заключения, выводов, списка сокращений. Список литературы включает 121 источник: 21 отечественный и 100 зарубежных. Работа иллюстрирована 14 таблицами, 35 рисунками.

Содержание работы


Материал и методы исследования
     Работа проведена на кафедре офтальмологии Российской медицинской академии последипломного образования Минздрава РФ, материал собран на базе ГБУЗ «Городская клиническя больница им. С.П. Боткина ДЗМ» Филиал № 1 г. Москва и Московского городского офтальмоонкологического центра.

    В процессе выполнения работы обследовано 114 больных с новообразованиями хориоидеи центральной зоны проминенцией до 3 мм, по данным ультразвукового сканирования. Средний возраст больных составил 58,5 ± 14,57лет (23 - 88 лет). Распределение больных по гендерному признаку и возрасту с учетом характера патологического процесса представлено в таблице 1.

    Всем пациентам проведено полное клиническое офтальмологическое обследование по общепринятой схеме, включающей сбор анамнеза, визометрию, тонометрию, компьютерную периметрию, биомикроскопию, прямую и обратную офтальмоскопию, биомикроофтальмоскопию, диафаноскопию, ультразвуковую эхографию. В обязательном порядке всем больным проводили цифровую фоторегистрацию глазного дна. Оптическую когерентную томографию глазного дна выполняли на приборе Spectralis HRA+OCT с оригинальной системой слежения за движением глаза EYE Traiking с неподвижной камерой (Heidelberg, Германия). Контрлатеральный глаз служил контролем. Таким образом, ОКТ проведено у 114 больных (227 глаз).

    Все снимки, полученные с помощью оптической когерентной томографии просматривали не только в цветном, но и черно-белом виде (рис.1-2). При анализе патологического очага в первую очередь локализовывали зону его расположения (сетчатка или хориоидея).

    Для этого на линейных сканах, проходящих через интересующую область, анализ начинали с просмотра сосудистого слоя. Состояние сетчатки оценивали по срезам. Каждый срез сетчатки состоит из полос различной эхогенности, что позволяет относить каждую полосу к соответствующему анатомическому слою.

    При обследовании новообразования хориоидеи анализ начинали с условного «центра» опухоли. Из 114 глаз, имеющих новобразование центральной зоны, хориоидею удалось изучить в 98 случаях, а у 16 больных из-за проминенции новообразования более 2 мм сделать это оказалось затруднительным. В этих случаях изучали состояние хориоидеи и надлежащей сетчатки по краям опухоли.
Результаты исследования
     При проведении ОКТ больным начальной меланомой хориоидеи при минимальных размерах опухоли (до 1,5 мм) хориоидальный профиль у большинства больных (8 из 12) имел неправильную форму, проминирующую в сторону сетчатки, (рис. 4). По мере увеличения толщины опухоли (от 1,5 до 2 мм) у половины обследуемых больных его форма приближалась к куполообразной в центре, сохраняя неровность по краям. Таким образом, при толщине опухоли до 2 мм в 68% случаев зафиксирована неправильная форма хориодального профиля.

    При проминенции МХ от 2 мм профиль принимал куполообразную форму в области верхушки опухоли практически во всех наблюдениях (93,7%, p=0,0009) (рис.3).

    Таким образом, форма хориоидального профиля меняется по мере роста МХ, начиная с минимальной толщины опухоли.

    Следует отметить, что при появлении куполообразного центра МХ были выражены пологий и крутой («куполообразные») края опухоли. Таким образом, форма хориоидального профиля меняется по мере увеличения толщины МХ.

    Представлена последовательность формирования «седловидного» контура в процессе повторных наблюдений в сроки 15,19 и 23 мес.

    В случае стационарного невуса хориоидеи форма его профиля, обращенного в сторону сетчатки, сохранялась неизменной во всех случаях (100%).

    Форма хориоидального профиля гемангиомы хориоидеи (ГХ) была неодинаковой. При минимальной проминенции опухоли (до 1,5 мм) в 76,9 % случаев на ОКТ профиль имел куполообразную форму в центре, в остальных случаях профиль представлялся неровным. Во всех глазах на поверхности ГХ, обращенной в сторону сетчатки имелись зоны уплощения. При динамическом наблюдении (сроки от 1 мес до 16 мес) форма профиля оставалась неизмененной (во всех 8 глазах).

     По мере увеличения проминенции (от 1,5 мм до 2 мм) у большинства пациентов имелась куполообразная форма хориоидального профиля в области верхушки опухоли (60%). При размерах ГХ, превышающих 2 мм, хориоидальный профиль на вершине принимает куполообразную форму во всех наблюдениях (100%), края опухоли сохраняют неровные очертания (рис. 5).

    Таким образом, на ОКТ ГХ определяли тень опухоли с куполообразным хориоидальным профилем (82%, р=0,016), в 76% на поверхности определяли зоны уплощения.

    Вероятно, отсутствие правильной куполообразной формы при МХ и ГХ можно объяснить разными причинами. Возможно, наличие области уплощения на фоне увеличения высоты МХ и неровности хориоидального профиля есть отражение активности МХ и объясняется анатомией хориоидеи: поверхность хориокапиллярного слоя представляет собой идеально выровненную поверхность за счет сплющивания хориокапилляров, благодаря чему происходит безупречное прилегание сетчатки к пигментному эпителию. При своих маленьких размерах опухоль меняет только конфигурацию внутреннего хориокапиллярного слоя, базальной мембраны и надлежащей сетчатки, но затем приобретает инфильтративный рост.

    Неровность профиля в случае ГХ можно объяснить неравномерным калибром сосудов, прилежащих к «псевдокапсуле» гемангиомы. Метастатическое поражение хориоидеи (6 глаз) приводит к появлению приближенной к куполообразной форме хориодального профиля (3 глаза), либо слабопроминирующей форме профиля, связанной со стелющимся ростом опухоли (3 глаза).

    У 9 пациентов с МХ выявлена выраженная неровность хориоидального профиля в виде «бугров». В среднем величина бугров составила 246 ± 88 (Ме 240 мкм), то есть такой профиль можно отнести к «крупнобугристым».

    Длительное наблюдение (срок до 2 лет, 2 глаза) и небольшая скорость роста МХ соответствовало медленному изменению бугров (81 и 85 мкм соответственно) (рис.3), при скорости роста более 1,5 мм за год проминенция бугров изменилась на 170 мкм (1 глаз).

    Поверхность хориодального профиля при метастатическом поражении хориоидеи была бугристой в 5 случаях (из 6), высота бугров при первом обращении пациентов (до лечения) составляла170 ± 53 (Ме 152 мкм). Изменение формы бугров зафиксировано при минимальных сроках наблюдения (2 недели).

     Повышенная отражательная способность («гиперрефлективность») в зоне интереса за базальной мембраной (БМ) при МХ зафиксирована во всех случаях. Следует отметить, что переход повышенной рефлективности по мере углубления оптического луча вглубь, по направлению к склере, в зону средней рефлективности неоднородный, напоминающим «языки пламени».

    У пациентов с ГХ зону интереса представляет ткань неоднородной повышенной – высокой и средней рефлективности (по сравнению с интактными участками).

    Следует отметить, что невусу на оптической когерентной томографии соответствует зона высокой отражательной способности («гиперрефлективности»), имеющая четкие границы. По мере перехода от БМ вглубь хориоидеи была высокую рефлективность сменяла последовательно средняя и низкая отражательная способность и далее «оптическая пустота» (без образования «языков пламени»).

    В начальных МХ (проминенцией до 1,5 мм) перифокально хориоидея не изменена в большинстве случаев (8 из 12 глаз). В остальных наблюдениях начальных МХ (33 глаза) просматривали просветы сосудов хориоидеи, которые были, как правило, компримированы. Такие компримированные сосуды по скатам начальной МХ также принимают участие в формировании «гиперрефлективности».

    У пациентов с ГХ зоне интереса соответствует патологическая ткань, в которой визуализированы контуры относительно крупных сосудов и полостей, имеющих просвет диаметром 65-100 мкм. При этом следует отметить, что в зоне максимальной проминенции ГХ выявлены сосуды меньшего диаметра, а по периферии опухоли – сосуды большего диаметра (рис.6).

    Проминеция опухоли 2,2 мм. Видны сосуды опухоли, имеющие неравномерный калибр.

    В зоне интереса на ОКТ соответственно офтальмоскопически выявляемому невусу хориоидеи, определяется участок повышенной рефлективности, ограниченный хориоидеей, имеющий довольно четкие границы, а верхняя граница этого участка имеет вид плоской линии.

    Между невусом и базальной мембраной (БМ) во всех случаях имеется полоса более низкой плотности, с помощью которой невус был отграничен от БМ. Калибр прилежащих хориоидальных сосудов не был изменен во всех случаях по сравнению с аналогичной зоной контрлатерального глаза. БМ была сохранна во всех наблюдениях (рис 7).

     ####embed2imagelefht(67696,67697,67698,67699)#### Сразу за БМ в зоне интереса определяется линия средней рефлективности и зона гиперрефлективности (соответсвующая невусу хориоидеи).

    Зона хориоикапилляров между метастатическим очагом и БМ имеет толщину от 20 мкм до 100 мкм, т.е.неравномерно компримирована. Сосуды хориоидеи в прилежащей зоне также компримированы во всех 6 наблюдениях (рис.8).

    Изменения в зоне пигментного эпителия (ПЭ) обнаружены во всех случаях МХ, начиная с самой минимальной проминенции 0,98 мм. По мере роста МХ наблюдали появление гиперплазии и элементов деструкции ПЭ (во всех случаях), наличие друз и скопление депозитов в области ПЭ и БМ.

    Следует отметить, что частота выявления изменений пигментного эпителия на оптической когерентной томографии превышает частоту выявления офтальмоскопически (таблица 2). При длительном наблюдении (более 2 лет) у одного пациента офтальмоскопически отмечено уменьшение количества друз, однако на ОКТ показано, что они «спрятаны» под отслойкой нейроэпителия.

    Изменения пигментного эпителия выявлены при невусе хориоидеи (28 глаз)- в 25 случаях имелись зоны гиперплазии ПЭ, в 8 случаях наряду с гиперплазией ПЭ, присутствовали друзы ПЭ.

    Во всех случаях с ГХ обнаружена неровная поверхность ПЭ вследствие его неравномерной гиперплазии. Он оставался неизменнным в 18 случаях при динамическом наблюдении (срок от 3 месяцев до 3 лет). У 12 пациентов зафиксированы друзы ПЭ при средней проминенции новообразования 1,88 мм (Ме 1,83 мм), которые в процессе наблюдения постепенно увеличивались. В 5 случаях выявлена отслойка ПЭ (проминенция от 0,8 до 3 мм), которая у 2 пациентов в сроки от 1 года до 2 лет сохранялась неизменной. В 1 случае при давности анамнеза более 10 лет выявлена атрофия ПЭ, он представлялся на томограмме «облысевшим».

    В 12 случаях отслойка нейроэпителия (ОНЭ) сохранялась неизменной в течение 1 мес - 2 лет (рис.7).

    Таким образом, изменения ПЭ над патологическим очагом не имеют специфического характера и являются отражением длительности существования и скорости роста опухоли.

    Изменение фоторецепторов при МХ были представлены их частичной или полной дезорганизацией при наличии отслойки НЭ или нерегулярным утолщением, образующим единый блок с ПЭ и более внутренне расположенными слоями сетчатки.

    По нашим наблюдениям, начальные МХ во всех случаях сопровождаются дезорганизацией фоторецепторов на фоне небольших локальных отслоек нейроэпителия во всех случаях (41 глаз). Отслойки нейроэпителия представлены 2 видами – ОНЭ на вершине опухоли и ОНЭ по склонам опухоли. У всех пациентов имеются ОНЭ по склону новообразования. ОНЭ при ГХ (24 глаза, 75%) выявили с дезорганизацией и отеко. В 12 случаях ОНЭ сохранялась неизменной в сроки наблюдения от 1 мес до 2 лет (рис.9).

    В 7 глазах с ГХ (при длительности жалоб у больных от 1 мес до 10 лет) выявили гиперрефлективные очаги, затрагивающие слои ПЭ и фоторецепторов, и увеличивающиеся в процессе динамического наблюдения. При сопоставление этих участков с данными цифровой фоторегистрации, они были расценены как фиброваскулярные рубцы.

     На начальном этапе развития МХ (Ме 1,17 мм) определили деформацию ее слоев, без отека (в сравнении с контрлатеральным глазом) – в 4 случаях. По мере увеличения толщины опухоли (Ме 1,43 мм) появлялся локальный отек наружного ядерного слоя (11 глаз). Увеличение толщины опухоли у 8 пациентов (Ме 1,98 мм) приводило к образованию кистовидного отека наружного ядерного слоя, начинающемуся отеку внутреннего ядерного слоя. При дальнейшем увеличении проминенции МХ (Ме 2,54мм) развивался выраженный кистовидный отек ядерных слоев сетчатки (11 глаз), переходящий в диффузный кистовидный отек, при котором слои сетчатки не дифференцировались (7 глаз).

    Анализируя изменения ОКТ ГХ по мере ее роста и развития, можно сказать, что нарушение цитоархитектоники сетчатки, выражающееся деформации ее слоев, выявили в 5 глазах (Ме 1,0 мм). Далее при увеличении толщины появлялся локальный отек наружного ядерного слоя (10 глаз, Ме 1,5 мм), переходящий в кистовидный отек наружного ядерного слоя (12 глаз, Ме 1,86 мм).

    Рост ГХ вызывал появление кистовидного отека всех слоев сетчатки (9 глаз, Ме 2,40 мм). При бoльшей проминенции ГХ мы наблюдали разрушение слоев сетчатки, при которых слои ее не дифференцируют (2 глаза, Ме 3,0 мм).

    Таким образом, изменения в сетчатке при наличии злокачественной МХ и порока развития ГХ не имеют специфических признаков и зависят от скорости роста и длительности существования опухоли (рис. 10, 11).

    При метастатическом поражении хориоидеи при коротком сроке контрольного контрольного наблюдения (2 недели) начальные изменения сетчатки в виде вторичной деформации сохранялись неизменными. В более длительные сроки наблюдения (от 4 мес до 26 мес) выявлено у всех пациентов (5 глаз), что деформация быстро переходит в кистовидный отек сетчатки, а промежуточные изменения (в виде отека отдельных слоев сетчатки) зафиксировать не удается.

    Следует отметить, что складчатость сетчатки наблюдается в 2 глазах с метастатическим поражением хориоидеи и зафиксирована на фоне деформации слоев сетчатки и развития эпиретинальной мембраны.

    Таким образом, при анализе ОКТ больных начальной МХ, обращал на себя внимание измененный хориоидальный профиль. При минимальных размерах опухоли он имел неправильную форму (68%), которая приобретала куполообразные очертания в центре по мере увеличения толщины МХ (93,7%, р=0,0009). Схожая форма профиля – неровная, с переходом в куполообразную при росте опухоли, -наблюдалась также при ГХ, однако при меньшей ее толщине (82%, р=0,016). При метастическом поражении хориоидеи профиль представлял собой приближенный к куполообразному в половине случаях, либо слабопроминирующую («стелющуюся») .

    При МХ и метастическом поражении хориоидеи имелась «бугристость» хориодального профиля. При МХ хориоидальный профиль был «крупнобугристым» (Ме высоты бугров 219 мкм). Высота бугров при метастазе в хориоидею была меньше (Ме 152 мкм). Повышенная отражательная способность («гиперрефлективность») с переходом в среднюю и низкую по типу «языков пламени» по направлению к склере зафиксирована при МХ. Хориоидальные сосуды прилежащей к МХ зоны были компримированы и принимали участие в формирования признака «гиперрефлективности». Во всех случаях ГХ на ОКТ в области патологического очага визуализированы контуры относительно крупных сосудов и полостей, имеющих просвет диаметром 65-100 мкм. В зоне верхушки ГХ - сосуды меньшего диаметра, а по периферии опухоли – сосуды большего диаметра. БМ при начальных МХ, как правило, была сохранена, исключением представлялись случаи юкстапапиллярного расположения МХ. БМ при ГХ и метастатическом поражении была сохранена во всех случаях.

    В вышележащей над опухолями сетчатке (МХ, ГХ и метастаз в хориоидею) выявлены изменения, которые не являются специфичными, а зависят от размеров опухоли и длительности ее существования.

    Следует отметить, что ряд изменений в сетчатке над опухолями оказалось возможным зафиксировать при помощи ОКТ. Так оказалось, что описываемый в литературе признак исчезновения друз ПЭ как признак появления МХ, является не совсем корректным, а лишь признаком, отражающим появление отслойки нейроэпителия, «закрывающей» при офтальмоскопии глубжерасположенные друзы.

Выводы

    1. Доказано, что начальная меланома хориоидеи толщиной от 0,98 мм характеризуется увеличением хориодального профиля с неровной поверхностью (68%). По мере увеличения толщины опухоли (от 2 до 3 мм) профиль приобретает куполообразную форму (93,7%, р=0,0009).

    2. Установлено, что маленькие меланомы хориоидеи (от 0,98 мм) представлены гиперрефлективной тенью, занимающей все слои хориоидеи до мембраны Бруха. Сосуды среднего и крупного калибра по краю опухоли компримированы.

    3. Доказано, что гемангиомы хориоидеи характеризуются более ранним формированием куполообразной формы профиля (82%, р=0,016). При начальной стадии роста гемангиомы хориоидеи визуализируются просветы сосудов в толще опухоли, по краю опухоли выявляются сосуды большего диаметра.

    4. Метастатическая опухоль на срезах оптической когерентной томограммы представлена увеличенным хориоидальным профилем с мелкобугристой поверхностью (170± 53 мкм). Сосуды по краю опухоли компримированы.

    5. Доказано, что изменения в сетчатке при наличии новообразования хориоидеи носят неспецифический характер, что подтверждено развитием сходных изменений в сетчатке при меланоме, гемангиоме и метастазе в хориоидею. Каскад изменений в сетчатке при этом происходит по схеме – деформация слоев сетчатки, начальный отек ее слоев, развитой отек сетчатки, кистовидный отек сетчатки.

    6. Изменения в сетчатке зависят от скорости роста и длительности существования новообразования хориоидеи. При быстрой скорости роста метастаза в хориоидею деформация слоев сетчатки быстро переходит в кистовидный отек. При длительном существовании гемангиомы хориоидеи в сетчатке зафиксирован конечный этап ее изменений – атрофия.

Практические рекомендации

    1) Всем больным с небольшим новообразованием хориоидеи центральной зоны (до 3 мм) с целью уточнения диагноза показано проведение оптической когереннй томографии.

    2) В дифференциальной диагностике начальных меланом хориоидеи необходимо оценивать следующие показатели: форму хориоидального профиля в зоне локализации опухоли, характер поверхности, калибр хориоидальных сосудов в перифокальной зоне, а также возможность визуализации новообразованных сосудов в самой опухоли.

    3) При новообразованиях хориоидеи центральной зоны толщиной до 1,5 мм и отсутствии ряда характерных признаков на оптической когерентной томографии показано проведение оптической когерентной томографии с периодичностью 1 раз в 3 месяца, с обязатальной офтальмоскопией каждые 4 недели (при подозрении на метастатическое поражение).

Список работ, опубликованных по теме диссертации

    1. Оптическая когерентная томография как метод диагностики внутриглазных опухолей (обзор литературы / Мусаткина И.В. // XIII Всероссийская школа офтальмолога: сборник научных трудов. –М., 2014. С. 141-146

    2. Морфометрическая картина сетчатки при опухолях орбиты и меланомах хориоидеи / Мусаткина И.В., Добросердов А.В. // Сборник научных трудов «190 лет. Московская глазная больница». – М., 2015. С. 56-58

    3. Сравнительная оценка проминенции новообразований хориоидеи центральной зоны по данным ОКТ и УЗИ / Мусаткина И.В. // X Cъезд Офтальмологов России: Сб.науч. тр - Москва, 2015.-Т. 1. С. 212-213

    4. Возможности дифференциальной диагностики меланом и гемангиом хориоидеи по данным оптической когерентной томографии/ Стоюхина А.С., Мусаткина И.В. // Сборник научных трудов ХV Всероссийской школы офтальмолога. – М., 2016. 119-127.

    5. Диагностика хориоидальных метастазов/ Стоюхина А. С., Мусаткина И. В. // Вестник офтальмологии. 2016; 132 (3): 66-81/

    6. Гемангиома хориоидеи и возможности ее уточненной диагностики / Бровкина А. Ф., Будзинская М. В., Стоюхина А. С., Мусаткина И.В. // Вестник офтальмологии. 2016; 132 (4): 10-19.

    7. Бровкина А.Ф., Стоюхина А.С., Мусаткина И.В. Оптическая когерентная томография в диагностике начальных меланом хориоидеи. Вестник офтальмологии. 2016; 132 (5): 23-34.

    Доклады:

    1. Возможности дифференциальной диагностики меланом и гемангиом хориоидеи по данным оптической когерентной томографии/ Стоюхина А.С., Мусаткина И.В. // ХV Всероссийская школа офтальмолога. – Москва., март 2016.

    2. Последовательность появления ОКТ признаков МХ с учетом их биометрической характеристики/ Стоюхина А.С., Мусаткина И.В. // XXIII Международный офтальмологический конгресс «Белые ночи». – СПб. Май-июнь 2017


Город: Москва – 2018
Дата добавления: 01.12.2018 12:31:36, Дата изменения: 15.01.2019 10:34:09

Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии - 2019Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракци...

Сателлитные симпозиумы в рамках XII Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках XII Российского общенационал...

Федоровские чтения - 2019 XVI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2019 XVI Всероссийская научно-практичес...

Актуальные проблемы офтальмологии XIV Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XIV Всероссийская научная ...

Современные тенденции развития офтальмологии - фундаментально-прикладные аспекты Всероссийская научно-практическая конференцияСовременные тенденции развития офтальмологии - фундаментальн...

Восток – Запад 2019 Международная конференция по офтальмологииВосток – Запад 2019 Международная конференция по офтальмологии

Академия ZiemerАкадемия Ziemer

Белые ночи - 2019 Сателлитные симпозиумы в рамках XXV Международного офтальмологического конгрессаБелые ночи - 2019 Сателлитные симпозиумы в рамках XXV Междун...

Новые технологии в офтальмологии - 2019 Всероссийская научно-практическая конференцияНовые технологии в офтальмологии - 2019 Всероссийская научно...

Современные технологии лечения витреоретинальной патологии – 2019 ХVII Всероссийская научно-практическаяконференция с международным участиемСовременные технологии лечения витреоретинальной патологии –...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии - 2019»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные тех...

Роговица III. Инновации  лазерной коррекции зрения и кератопластикиРоговица III. Инновации лазерной коррекции зрения и кератоп...

ХVI Ежегодный конгресс Российского глаукомного общества «Вместе против слепоты»ХVI Ежегодный конгресс Российского глаукомного общества «Вме...

Сессии в рамках III Всероссийского конгресса «Аутоимунные и иммунодефицитные заболевания»Сессии в рамках III Всероссийского конгресса «Аутоимунные и ...

Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2018Современные технологии катарактальной и рефракционной хирург...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2018»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Современные тех...

«Живая» хирургия в рамках конференции  «Современные технологии катарактальной и рефракционной хирургии - 2018»«Живая» хирургия в рамках конференции «Современные технолог...

Сателлитные симпозиумы в рамках XI Российского общенационального офтальмологического форумаСателлитные симпозиумы в рамках XI Российского общенациональ...

Федоровские чтения - 2018 XV Всероссийская научно-практическая конференция с международным участиемФедоровские чтения - 2018 XV Всероссийская научно-практическ...

Актуальные проблемы офтальмологии XIII Всероссийская научная конференция молодых ученыхАктуальные проблемы офтальмологии XIII Всероссийская научная...

Восток – Запад 2018  Международная конференция по офтальмологииВосток – Запад 2018 Международная конференция по офтальмологии

«Живая хирургия» в рамках конференции «Белые ночи - 2018»«Живая хирургия» в рамках конференции «Белые ночи - 2018»

Белые ночи - 2018 Сателлитные симпозиумы в рамках XXIV Международного офтальмологического конгресса Белые ночи - 2018 Сателлитные симпозиумы в рамках XXIV Между...

Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Невские горизонты -  2018»Сателлитные симпозиумы в рамках конференции «Невские горизон...

Сателлитные симпозиумы в рамках VIII ЕАКОСателлитные симпозиумы в рамках VIII ЕАКО

Top.Mail.Ru


Open Archives