Онлайн доклады

Онлайн доклады

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Вебинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Новые технологии в офтальмологии 2022

Новые технологии в офтальмологии 2022

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Пироговский офтальмологический форум

Пироговский офтальмологический форум

Кератиты, язвы роговицы

Вебинар

Кератиты, язвы роговицы

Актуальные вопросы офтальмологии

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Сателлитный симпозиум

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Вебинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Новые технологии в офтальмологии 2022

Новые технологии в офтальмологии 2022

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Все видео...
Год
2020

Электрофизиологические показатели сетчатки и зрительного нерва после витрэктомии


Органзации: В оригинале: ФГБВОУ ВО «Военно-медицинская академия имени С.М. Кирова» Министерства обороны Российской Федерации
    

    Научный руководитель: доктор медицинский наук, доцент Куликов Алексей Николаевич

    

    Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

    

Общая характеристика работы



    Актуальность темы исследования

     Современная офтальмология отличается бурным ростом постоянно совершенствующихся высокотехнологичных методов диагностики и лечения, прежде всего – относящихся к заболеваниям сетчатки и стекловидного тела (Назаров П.В. и др., 2012; Петрачков Д.В. и др., 2017; Ронзина И.А. и др., 2016; Cтоляренко Г.Е., 2010; Шеремет Н.Л. и др., 2015; Ajlan R.S. et al., 2019; Blinder K.J. et al., 2019). Эти инновационные технологии обусловлены внедрением новых витрэктомических систем, операционных микроскопов, инструментов калибра 25 Ga и 27 Ga, а также различных витреальных имплантатов (Быков В.П. и др., 2003; Comaratta M. et al., 2017; Chen A. et al., 2019).

    В связи с этим, в последние годы расширился спектр показаний к операциям на сетчатке и стекловидном теле и, как следствие, ежегодно возрастает количество выполняемых витреоретинальных вмешательств и их удельный вес в структуре офтальмологических операций (Назаров П.В. и др., 2012; Тахчиди Х.П. и др., 2011, Martin-Avia J. et al., 2017; Bopp S. et al., 2019).

    Наряду с «рутинными» показаниями к витрэктомии (ВЭ): отслойка сетчатки, в том числе – осложненная пролиферативной витреоретинопатией, гемофтальм, пролиферативная диабетическая ретинопатия, травма органа зрения с повреждением заднего сегмента глазного яблока, «зона ответственности» витреоретинальной хирургии существенно расширилась за счёт таких заболеваний, как макулярный разрыв и витреомакулярный тракционный синдром различной этиологии (Балашевич Л.И. и др., 2014; Петрачков Д.В. и др., 2017; Столяренко Г.Е. и др., 2003; Machemer R., 1995; Rizzo S. et al., 2017; Xiao, K. et al., 2019).

    Но, даже при технически правильном выполнении операции и достижении удовлетворительных анатомических результатов с восстановлением нормального витреоретинального интерфейса, современная стандартизированная ВЭ характеризуется сложностью точного прогнозирования функциональных исходов (Сдобникова С.Н. и др., 2013; Pieczynski J. et al., 2018). При этом повышенный научный и практический интерес вызывают функциональные результаты витреоретинальной хирургии, выполненной по поводу патологии, при которой отсутствует отслоение сетчатки, то есть определяется анатомическое прилегание ретинальной ткани (Нероев В.В. и др., 2014; Самойлов А.Н. и др., 2017; Lubinski W. et al., 2013; Millar E. et al., 2013; Niwa T. et al., 2003).

    Таким образом, современная офтальмология характеризуется ориентированностью уже не только на инновационные технологии, но и на их результативность. В приоритете – анализ функциональных исходов, которые не всегда являются удовлетворительными как для хирурга, так и для пациента (Жигулина А.В., 2017; Захаров В.Д., 2013; Колесников А.В. и др., 2013; Ронзина И.А. и др., 2017; Kovacevic D. et al., 2013; Tarakcioglu H.N. et al., 2019). В настоящее время в офтальмохирургических вмешательствах применяются различные достижения современной науки, в частности, при ВЭ актуально использование красителей, а для тампонады стекловидной камеры глаза (СКГ) – применение разнообразных синтетических жидких и газообразных имплантатов, и др. (Азнабаев Б.М. и др., 2015; Глинчук Я.И. и др., 1994, 1997; Куликов, А.Н., 2006; Чурашов С.В., 1998; Стебнев В.С., 2016; Chang S. et al., 1987; Almeida F.P. et al., 2015, Ejstrup R. et al., 2012; Farah M.E. et al., 2016).

    Но при этом, использование даже самого современного высокотехнологичного оборудования, позволяющего осуществлять данные операции, всё же сопровождается механическим воздействием ирригационных растворов, колебанием внутриглазного давления, высокочастотной вибрацией хирургических инструментов, а для детальной визуализации внутриглазных структур в операционных микроскопах применяются осветительные модули, излучающие свет различной длины волны и интенсивности (Казиев С.Н. и др., 2013; Сдобникова С.В. и др., 2015; Machida S. et al., 2017; Li H.H. et al., 2017; Tode J. et al., 2018; Ueno S. et al., 2006). Все перечисленные факторы витреоретинальной хирургии оказывают потенциально неблагоприятное воздействие на ткани глаза, прежде всего – на нейрональные структуры сетчатки и зрительного нерва (Januschowski K. et al., 2018).

    Зона выполнения ВЭ – СКГ, в связи с этим, все указанные выше неблагоприятные физические и химические факторы, реализующиеся при ВЭ, оказывают прямое или опосредованное угнетающее воздействие на нейрональные структуры (Казиев С.Н. и др., 2013; Сдобникова С.В. и др., 2015; Ascaso F.J. et al., 2015; Ejstrup R. et al., 2012; Frumar K.D. et al., 1985; Januschowski K. et al., 2018; Landers M.B. et al., 2012; Yagura K. et al., 2016). Зрительно-нервный анализатор, включающий большое количество существенно отличающихся друг от друга типов нейронов, характеризуется высокой интенсивностью электрогенеза (Аветисов С.Э. и др., 2009; Ронзина И.А. и др., 2009; Ткаченко Б.И., 2005; Шамшинова А.А., 2009). Нервная ткань высокочувствительна к воздействиям различных механизмов повреждения, вследствие которых возможно нарушение ее основных функций и формирование ее парабиотического состояния (Жуков В.В. и др., 1999; Россолимо Т.Е. и др., 1999; Ткаченко Б.И., 2005; Шелудченко В.М. и др., 2005; Jones, B.W. et al., 2016;). Состояние парабиоза нейронов характеризуется фазными нарушениями проводимости и возбудимости, что может быть зарегистрировано объективными современными методами электрофизиологии и трактуется как нарушение функционального состояния (Зольникова И.В., 2002; Чурилова Т.М., 2005; Шамшинова А.М., 2009; Jones B.W. et al., 2016).

    Исследование, в котором оценивается динамика биоэлектрической активности после современных высокотехнологичных витреоретинальных вмешательств и, на основе объективных функциональных методов исследования, анализируется значимость их потенциально неблагоприятных факторов, является актуальным.

    Степень разработанности темы исследования.

    В связи с увеличивающимся количеством выполняемых витреоретинальных вмешательств при различной патологии органа зрения возрастает интерес не только к хирургической технике проводимых операций, но и к результатам, к причинам различных функциональных исходов.

    В данном исследовании воздействие потенциально неблагоприятных факторов ВЭ и выраженность транзиторной поствитрэктомической нейроретинопатии оценивались с помощью комплекса электрофизиологических методов исследования.

    В отличие от других методов исследования, позволяющих оценить структурные и функциональные изменения органа зрения, результат воздействия в целом, и являющихся в своем большинстве субъективными (определение максимально корригированной остроты зрения и поля зрения, микропериметрия и др.), электрофизиологические методы исследования позволяют оценить важные субклинические изменения, «невидимые глазом», но являющиеся значимыми, затрагивающими фундаментальную функцию нейронов сетчатки и зрительного нерва – электрогенез и, при этом, преимущественно объективны.

    Применение адекватных статистических методов обработки полученных данных позволило нам, кроме объективизации, выделить наиболее значимые как количественные, так и качественные из возможных неблагоприятных факторов и, следовательно, предложить меры профилактики, снизить воздействие этих факторов на нейрональные структуры.

    Цель исследования: оценить влияние витрэктомии на биоэлектрическую активность сетчатки и зрительного нерва.

    Задачи исследования:

    1. Провести оценку исходных показателей электрогенеза сетчатки и зрительного нерва у пациентов с витреоретинальной патологией без отслойки сетчатки, но являющейся показанием к витрэктомии (дислокация в стекловидную камеру глаза ядра хрусталика, его фрагментов или интраокулярной линзы, идиопатический макулярный разрыв, витреомакулярный тракционный синдром).

    2. По результатам послеоперационного электрофизиологического мониторинга оценить влияние витрэктомии на функциональное состояние сетчатки и зрительного нерва при дислокации ядра хрусталика и/или его фрагментов или интраокулярной линзы в стекловидную камеру глаза, при идиопатическом макулярном разрыве, при витреомакулярном тракционном синдроме.

    3. Изучить влияние на биоэлектрическую активность сетчатки и зрительного нерва таких факторов как вид интраокулярного офтальмологического имплантата, использованного для тампонады стекловидной камеры глаза, длительность витрэктомии, а также выполнения факоэмульсификации с имплантацией интраокулярной линзы одномоментно с витрэктомией.

    Научная новизна работы.

    В настоящей работе изучено влияние ВЭ на биоэлектрическую активность сетчатки и зрительного нерва на трех клинических моделях (дислокация ядра хрусталика или интраокулярной линзы (ИОЛ), идиопатический макулярный разрыв (ИМР), витреомакулярный тракционный синдром (ВМТС)), общей специфической особенностью которых является отсутствие нарушения анатомического положения сетчатки.

    Впервые в исследовании на человеке произведена оценка динамики биоэлектрической активности фоторецепторов, биполярных и ганглиозных клеток, колбочковой системы сетчатки, проводящих путей зрительного анализатора, как в раннем послеоперационном периоде, так и в отдаленные сроки после ВЭ. Произведено сравнение динамики биоэлектрической активности различных отделов зрительного нервного пути после ВЭ с этими показателями после стандартной факоэмульсификации (ФЭК).

    Доказано с помощью электрофизиологических методов исследования негативное влияние на нейроны сетчатки дислоцированных в СКГ ядра хрусталика, его фрагментов при осложненной хирургии катаракты.

    Доказано, что скорость восстановления биоэлектрической активности сетчатки и зрительного нерва, сниженная после ВЭ по поводу ИМР и ВМТС, вследствие транзиторной поствитрэктомической нейроретинопатии при тампонаде СКГ перфторсодержащими газообразными соединениями медленнее, чем при тампонаде стерильным воздухом или сбалансированным солевым раствором. А при тампонаде СКГ силиконовым маслом (СМ) после ВЭ по поводу ИМР биоэлектрическая активность колбочковой системы сетчатки, функциональная активность аксиального пучка зрительного нерва, проводящих путей в целом не восстанавливаются до показателей, характеризующих норму даже после завершения данного вида тампонады.

    Произведена оценка влияния на биоэлектрическую активность сетчатки и зрительного нерва такого количественного фактора ВЭ, как длительность операции.

    Теоретическая и практическая значимость исследования:

    – разработана собственная нормативная база электрофизиологической лаборатории с распределением по возрасту в соответствии с рекомендациями ВОЗ по возрастной периодизации для общей электроретинограммы (ОЭРГ), ритмической электроретинограммы 30 Гц (РЭРГ 30 Гц), зрительных вызванных потенциалов на вспышку (в-ЗВП), электрической чувствительности (ЭЧ), критической частоты исчезновения фосфена (КЧИФ);

    – изучена биоэлектрическая активность сетчатки и зрительного нерва (на уровне фоторецепторов, биполярных и ганглиозных клеток, проводящих путей зрительного анализатора) при дислокации ядра хрусталика, его фрагментов или ИОЛ, а также при ИМР и ВМТС;

    – выявлены и изучены потенциально неблагоприятные факторы ВЭ, влияющие на скорость и степень восстановления биоэлектрической активности сетчатки и зрительного нерва, определены возможные пути нивелирования влияния изученных факторов;

    – в связи с выявленным угнетающим факотоксическим действием дислоцированного ядра хрусталика или его фрагментов, находящихся в СКГ, на биоэлектрическую активность сетчатки и зрительного нерва, сформулированы рекомендации производить удаление указанных агентов сразу после интраоперационного разрыва задней капсулы хрусталика во время ФЭК или как можно в более ранние сроки после осложненной хирургии катаракты;

    – по данным комплексного электрофизиологического обследования установлено, что одномоментное выполнение ФЭК и ВЭ не приводит к дополнительному травмирующему воздействию на нейроны сетчатки и зрительного нерва.

    Методология исследования.

    Методологической базой диссертационного исследования являлось последовательное применение методов научного познания. Исследование выполнено в дизайне сравнительного открытого исследования с использованием современных клинических, инструментальных, аналитических, статистических методов.

    Основные положения, выносимые на защиту:

    1. Витрэктомия оказывает негативное влияние на функциональное состояние сетчатки и зрительного нерва при изученной витреоретинальной патологии, при этом степень угнетения электрогенеза сетчатки и зрительного нерва в раннем послеоперационном периоде определяется, прежде всего, длительностью выполнения витрэктомии.

    2. Вызываемое витрэктомией угнетение биоэлектрической активности сетчатки и зрительного нерва является обратимым и купируется в различные сроки послеоперационного периода в зависимости от типа нейронов, исходного уровня их электрогенеза и вида послеоперационной тампонады стекловидной камеры глаза.

    3. Интраоперационное применение перфторорганических жидких соединений с целью элевации дислоцированных в стекловидную камеру глаза объектов, одномоментное с витрэктомией выполнение факоэмульсификации с имплантацией интраокулярной линзы, а также послеоперационная тампонада стекловидной камеры глаза сбалансированным солевым раствором или воздухом не влияет на степень угнетения биоэлектрической активности сетчатки и зрительного нерва и скорость восстановления их электрогенеза. Напротив, использование в качестве витреальных имплантатов силиконового масла или перфторпропана существенно угнетает электрогенез сетчатки и зрительного нерва после витрэктомии и замедляет его восстановление.

    Степень достоверности и апробация работы.

    Основные положения диссертационного исследования доложены на 10-й Всероссийской научной конференции молодых ученых с международным участием «Актуальные проблемы офтальмологии» (Москва, 2015), международной конференции FLORetina-2015 (Флоренция (Италия), 2015), 14-й Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Современные технологии лечения витреоретинальной патологии – 2016» (Москва, 2016), научной конференции офтальмологов с международным участием «Невские горизонты» (Санкт-Петербург, 2016), 11-й Всероссийской научной конференции молодых ученых с международным участием «Актуальные проблемы офтальмологии» (Москва, 2016), Х Российском общенациональном офтальмологическом форуме РООФ 2017 (Москва, 2017), международной конференции FLORetina-2019 (Флоренция (Италия), 2019). Достоверность основных положений, выносимых на защиту и выводов, определяется достаточно большим объёмом материала научного исследования и применением адекватных методов статистического анализа полученных результатов. Апробация работы проведена на расширенном заседании кафедр офтальмологии и оториноларингологии ФГБВОУ ВО «Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова» МО РФ (протокол № 11 от 18 марта 2020 года).

    Реализация результатов работы.

    Материалы диссертационного исследования используются в диагностической работе клиники офтальмологии Военномедицинской академии имени С.М. Кирова и внедрены в учебно-педагогический процесс для слушателей факультета повышения квалификации и профессиональной переподготовки на кафедре офтальмологии Военно-медицинской академии.

    Публикации.

    По теме диссертации опубликовано 14 научных работ, в том числе 4 журнальные статьи в центральных журналах, рекомендованных ВАК и 1 из них – в журнале, входящем в базу данных Scopus. Получено 5 удостоверений на рационализаторские предложения.

    Личный вклад автора.

    Тема, план диссертационного исследования, его основные идеи и содержание разработаны совместно с научным руководителем. Весь материал был набран лично автором, проанализирован с помощью современных статистических методов, включая многомерные методы анализа медицинских процессов и систем.

    Объем и структура работы.

    Диссертация изложена на 195 страницах и состоит из введения, 5 глав, обсуждения, результатов, заключения, выводов, практических рекомендаций, списка литературы. Работа иллюстрирована 144 рисунками, содержит 5 таблиц, список литературы включает 191 библиографическое наименование, из которых 108 – зарубежных авторов.

    

Общая характеристика материалов и методов исследования



    Материалы и методы исследования.

     Клиническое исследование проводилось на базе кафедры и клиники офтальмологии Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова в период с 2015 по 2018 гг.

    Критерии включения в исследование:

    1. Пациенты с витреоретинальной патологией: с дислокацией в СКГ ядра хрусталика и/или его фрагментов или ИОЛ, с ИМР II-IV стадий по Gass J.D.M. (1988, 1995), с ВМТС.

    2. Выполнение трансцилиарной трехпортовой субтотальной ВЭ 25 Ga;

    3. Отсутствие осложнений в послеоперационном периоде.

    4. Соблюдение пациентом комплаенса электрофизиологического мониторинга в ходе исследования;

    Критерии исключения из исследования:

    1. Наличие в анамнезе офтальмологической патологии, влияющей на биоэлектрическую активность сетчатки и зрительного нерва (диабетическая ретинопатия, отслойка сетчатки, посттромботическая ретинопатия, глаукома, частичная атрофия зрительного нерва различного генеза и др.);

    2. Наличие интраоперационных осложнений, влияющих на электрогенез сетчатки и зрительного нерва (отслойка сетчатки, обширные субмакулярные кровоизлияния, нарушение кровообращения в центральной артерии сетчатки, стволе зрительного нерва и др.);

    3. Наличие тяжелой общесоматической патологии (эндокринологические заболевания – сахарный диабет, заболевания щитовидной железы; неврологические заболевания – дегенеративные заболевания центральной нервной системы, психические заболевания; кардиологические заболевания – стенокардия напряжения, гипертоническая болезнь с кризовым течением и др.)

    4. Несоблюдение пациентами сроков контрольных осмотров.

    В данном клиническом исследовании период наблюдения за пациентами составил 6 месяцев. В зависимости от типа нейронов стабилизация электрофизиологических показателей отмечалась с 60-х суток, при этом сроки наблюдения составили 180 суток и более. Пролонгирование сроков наблюдения обусловлено необходимостью удостовериться в том, что результаты, полученные в отдаленном периоде послеоперационного мониторинга, оставались неизменными. Всего обследовано 230 пациентов (230 глаз) из них 124 мужчин, 106 женщин. Возраст пациентов составил от 58 до 90 лет (средний возраст 72,93±10,71 лет). Распределение пациентов в основных группах по полу, возрасту, диагнозу представлено в таблице 1.

    В соответствии с критериями включения сформировано 3 основные группы пациентов.

    В группу I вошло 40 пациентов с дислокацией ядра хрусталика и/или его фрагментов или ИОЛ в СКГ. С учетом вида дислоцированного в СКГ объекта все пациенты I группы разделены на:

    •подгруппу I-А (20 пациентов – 20 глаз) с дислокацией ядра хрусталика, его фрагментов в СКГ вследствие интраоперационного разрыва задней капсулы хрусталика при осложненной ФЭК,

    •подгруппу I-Б (20 пациентов – 20 глаз) с дислокацией ИОЛ в СКГ в позднем послеоперационном периоде после ФЭК вследствие отрыва волокон цинновой связки.

    В группе I особенностью ВЭ являлось интраоперационное применение жидких перфторорганических соединений (ПФОЖ) («DK-line», Bausch & Lomb, США).

     Подгруппа I-А разделена на 2 подподгруппы: I-A1a (10 пациентов – 10 глаз) и I-A1b (10 пациентов – 10 глаз). В подподгруппе I-A1a с помощью ПФОЖ элевировали ядро хрусталика и его фрагменты в плоскость зрачка для последующего удаления витреотомом или наконечником ультразвукового факоэмульсификатора «Infinity» (Alcon, США). При этом суммарная длительность ультразвука мощностью 30% не превышала 10 секунд. В подподгруппе I-A1b ПФОЖ не использовалась.

    У всех пациентов подгруппы I-A операцию завершали имплантацией заднекамерной ИОЛ на частично сохранившуюся капсулу хрусталика или переднекамерной ИОЛ.

    Подгруппа I-Б так же разделена на 2 подподгруппы: I-Б2a (10 пациентов – 10 глаз) и I-Б2b (10 пациентов – 10 глаз).

    В подподгруппе I-Б2a использовали «Dk-line» для элевации ИОЛ в плоскость зрачка и подшивали ее к радужке.

    В подподгруппе IБ2b захват и поднятие дислоцированной ИОЛ в плоскость радужки производились с использованием витреоретинального пинцета (Alcon Grieshaber AG, Швейцария).

    В группу II вошло 60 пациентов с ИМР II-IV стадии по Gass J.D.M. (1988, 1995).

    В зависимости от вида тампонирующего CКГ субстрата все пациенты II группы разделены на:

    •подгруппу II-А (20 пациентов – 20 глаз), в которой операция завершалась тампонадой CКГ стерильным воздухом,

    •подгруппу II-Б (20 пациентов – 20 глаз), в которой ВЭ завершалась тампонадой CКГ 25-33% газовоздушной смесью перфторпропана (С3F8),

    •подгруппу II-В (20 пациентов – 20 глаз) в которой операция завершалась тампонадой СКГ СМ Oxane 5700 (Bausch & Lomb, США).

    В группе II особенностью ВЭ являлось применение для контрастирования внутренней пограничной мембраны (ВПМ) красителя «Membrane Blue Dual» (Dorc, Голландия). Макулорексис выполнялся с помощью витреального пинцета, производился захват ВПМ и ее удаление в пределах сосудистых аркад, при помощи канюли с силиконовым наконечником осуществлялось сближение краев разрыва.

    В группу III вошло 60 пациентов с ВМТС. По аналогии с группой II, учитывая вид тампонирующего СКГ агента группа поделена на:

    •подгруппу III-А (20 пациентов – 20 глаз), в которой в качестве тампонирующего CКГ агента использовали стерильный воздух,

    •подгруппу III-Б (20 человек – 20 глаз) в которой ВЭ завершалась тампонадой СКГ 25-33% газовоздушной смесью перфторпропана (С3F8),

    •подгруппу III-В (20 человек – 20 глаз) в которой офтальмологические имплантаты для тампонады СКГ не использовались, по завершении операции интраокулярно оставался сбалансированный солевой раствор (BSS, Alcon, США).

    В группе III особенностью ВЭ являлось применение красителя «Membrane Blue Dual» (Dorc, Голландия) как для прокрашивания патологических мембран, так и ВПМ с их последующим удалением с помощью витреального пинцета.

    В свою очередь, подгруппы II-A, II-Б, II-B и подгруппы III-A, III-Б, III-B разделены на 2 подподгруппы, включающие по 10 человек (10 глаз) каждая: в подподгруппах II-A1a, II-Б2a, II-В3а выполнялась только ВЭ, в подподгруппах II-A1b, IIБ2b, II-В3b ВЭ выполнялась одномоментно с ФЭК. Аналогично в подподгруппах III-A1a, III-Б2a, III-В3а выполнялась только ВЭ, в подподгруппах III-A1b, III-Б2b, III-В3b ВЭ выполнялась одномоментно с ФЭК.

    Контрольная группа включала (70 пациентов – 70 глаз) пациентов, перенесших стандартную ФЭК с имплантацией заднекамерной ИОЛ. Пациенты контрольной группы не имели заболеваний, влияющих на биоэлектрическую активность сетчатки и зрительного нерва, и не нуждались в проведении ВЭ.

    Выбор данных патологических состояний, как клинической модели для проведения исследования, был обоснован анатомическим прилеганием сетчатки.

     Данные заболевания не влияют на показатели общего электрогенеза наружных слоев сетчатки, исследуемого с помощью ОЭРГ, не влияют на показатели функциональной активности внутренних слоев сетчатки, определяемые с помощью исследования электрофосфена (ЭЧ, КЧИФ), так как вся перечисленная патология либо не затрагивает сетчатку (дислокация фрагментов ядра хрусталика или ИОЛ), либо касается только макулярной области сетчатки (ИМР, ВМТС).

    Всем пациентам в основных группах выполнялась трехпортовая трансцилиарная субтотальная ВЭ 25 Ga с использованием витрэктомической системы Accurus (Alcon, США) под общей неингаляционной анестезией с сохранением спонтанного дыхания с применением пропофола (Пропофол-Бинергия, ЗАО «Бинергия», Россия), дополнительно проводилась ретробульбарная анестезия с использованием лидокаина 20 мг в 1 мл (ФГУП НПЦ «Фармзащита» ФМБА России).

    Во всех операциях производилась индукция задней отслойки СТ аспирационным методом. Для прокрашивания СТ использовался триамцинолона ацетонид 40 мг в 1 мл – «Кеналог 40» (АО «КРКА, д.д., Ново место», Словения).

    В основных группах перед ВЭ, а также в контрольной группе перед ФЭК выполнялось стандартное офтальмологическое обследование, включающее рутинные методики обследования пациента: авторефрактометрию, пневмотонометрию, визометрию, кинетическую периметрию, биомикроскопию переднего и заднего сегмента глазного яблока, из специальных методов обследования выполнялась оптическая когерентная томография. Кроме того, проводилось комплексное электрофизиологическое обследование всем пациентам в основных группах перед ВЭ, а также – в контрольной группе перед ФЭК и на 1-е, 3-и, 7-е, 14-е, 30-е, 60-е и 180-е сутки послеоперационного наблюдения. Комплексное электрофизиологическое обследование проводили с применением объективных и субъективных электрофизиологических методов исследования. Объективные электрофизиологические методы исследования включали ОЭРГ, РЭРГ 30 Гц, в-ЗВП, которые выполнялись на электрофизиологической системе Tomey EP-1000 Multifocal (Tomey Corporation, Япония). Субъективные электрофизиологические методы исследования включали исследование электрофосфена: определение порога ЭЧ и КЧИФ, которое выполнялось на микропроцессорном устройстве ЭСОМ-«КОМЕТ» (ООО МНПП «Нейрон», Россия, Республика Башкортостан, г. Уфа).

    Все объективные электрофизиологические методы исследования выполнялись в соответствии с рекомендациями Международного общества клинической электрофизиологии зрения (ISCEV).

    В ходе исследования применялись следующие процедуры и методы статистического анализа: оценка соответствия эмпирического закона распределения количественных переменных теоретическому закону нормального распределения по критерию Шапиро-Уилка, оценка значимости различий средних значений количественных показателей в независимых выборках по T-критерию Стьюдента и в связанных выборках по T-критерию Стьюдента для зависимых выборок; проверка гипотезы о происхождении групп, сформированных по качественному признаку, из одной и той же популяции, проводилась на основе построения таблиц сопряжённости наблюдаемых и ожидаемых частот; применялся критерий Хи-квадрат Пирсона (Pearson Chi-square), при его неустойчивости использовался двусторонний точный тест Фишера (Fisher exact test).

    Производилась оценка степени влияния качественного фактора на дисперсию количественных показателей с использованием дисперсионного анализа ANOVA, парные сравнения проводились при помощи метода множественных сравнений в рамках дисперсионного анализа с использованием LSD Test, оценка степени влияния качественного фактора на дисперсию количественных показателей при повторных измерениях с использованием дисперсионного анализа ANOVA Фридмана, оценка силы и направления статистической связи между количественными показателями с использованием коэффициента корреляции Пирсона.

    

Результаты исследований



    Результаты клинико-статистического исследования влияния ВЭ по поводу дислокации ядра хрусталика, его фрагментов или ИОЛ в СКГ на биоэлектрическую активность сетчатки и зрительного нерва.

    В результате сравнения исходных показателей амплитуды волн «а» и «b» ОЭРГ, амплитуды РЭРГ 30 Гц, латентности компонентов N2, Р2 в-ЗВП, показателей ЭЧ и КЧИФ выявлено статистически значимое (p<0,001) различие между указанными показателями подгруппы I-А и контрольной группы, отсутствие статистически значимых (p>0,05) различий между данными показателями подгруппы I-Б и контрольной группы Таким образом, пребывание ядра хрусталика, его фрагментов или хрусталиковых масс в СКГ после осложненной хирургии катаракты вызывает значимое угнетение исходной биоэлектрической активности наружных, внутренних слоев сетчатки и проводящих путей зрительного анализатора в целом.

    При оценке динамических изменений в подгруппе I-А и I-Б отмечено статистически значимое (p<0,001) снижение амплитуды волн «а» и «b» ОЭРГ, амплитуды РЭРГ 30 Гц, показателей КЧИФ, статистически значимое (p<0,001) увеличение латентности компонентов N2, Р2 в-ЗВП, показателей ЭЧ на 1-е сутки после ВЭ. Следовательно, выявленная депрессия электрогенеза различных нейронов в 1-е сутки после операции вызвана неблагоприятным воздействием ВЭ на сетчатку и зрительный нерв. Сроки восстановления различных электрофизиологических показателей до нормальных значений, т.е. исчезновение статистически значимых различий между показателями подгрупп и группой контроля представлены в таблице 2.

    Исходя из данных таблицы 2, выявленные различия в сроках восстановления биоэлектрогенеза сетчатки и зрительного нерва при исходном симметричном его угнетении на 1-е сутки после ВЭ связано с дооперационным факотоксическим воздействием собственного вещества хрусталика на сетчатку в подгруппе I-А, по сравнению с отсутствием данного вида воздействия в подгруппе I-Б. При этом, наибольший реабилитационный потенциал после перенесенной транзиторной поствитрэктомической нейроретинопатии продемонстрировали фоторецепторы и ганглиозные клетки зрительного нерва аксиальной топографической ориентации.

    Дополнительно проведен анализ электрофизиологических показателей сетчатки и зрительного нерва после ВЭ в динамике в подподгруппах I-A1a, I-A1b и I-Б2a, I-Б2b и контрольной группе, по результатам которого выявлена одинаковая степень угнетения электрогенеза в подподгруппах, где интраоперационно применялась ПФОЖ для элевации дислоцированных фрагментов ядра хрусталика или ИОЛ и в подподгруппах, где ПФОЖ не использовалась. Полученные результаты свидетельствуют об отсутствии неблагоприятного влияния на биоэлектрическую активность нейронов сетчатки и зрительного нерва кратковременного интраоперационного применения ПФОЖ.

    Проведен корреляционный анализ между такими показателями как длительность ВЭ в минутах и темпом прироста различных показателей на 1-е сутки после операции. Длительность ВЭ в среднем в подгруппе I-А составляла 35,65±3,21 минут, в подгруппе I-Б – 35,73±3,75 минут. Значение коэффициента корреляции представлены в таблице 3.

    По данным таблицы 3 выявлена обратная сильная корреляционная связь между продолжиельностью ВЭ в минутах и темпом прироста различных электрофизиологических показателей.

    Результаты клинико-статистического исследования влияния ВЭ по поводу ИМР на биоэлектрическую активность сетчатки и зрительного нерва.

    В результате сравнения исходных показателей амплитуды РЭРГ 30 Гц, латентности компонентов N2, Р2 в-ЗВП, показателей КЧИФ выявлено статистически значимое (p<0,001) различие между указанными показателями подгруппы II-А, II-Б, II-В и контрольной группы, отсутствие статистически значимых (p>0,05) различий между исходными показателями ЭЧ, амплитуды волн «а»,«b» ОЭРГ подгруппы II-А, II-Б, II-В и контрольной группы. Таким образом, наличие ИМР приводит к угнетению базового уровня биоэлектрической активности колбочковой системы сетчатки, ганглиозных клеток преимущественно центрального расположения и нейронов аксиального пучка зрительного нерва.

    При оценке динамических изменений в подгруппе II-А, II-Б, II-В отмечено статистически значимое (p<0,001) снижение амплитуды волн «а»,«b» ОЭРГ, амплитуды РЭРГ 30 Гц, показателей КЧИФ, статистически значимое (p<0,001) увеличение латентности компонентов N2, Р2 в-ЗВП, показателей ЭЧ на 1-е сутки после ВЭ. Из этого следует, что выявленное угнетение в 1-е сутки электрогенеза различных нейронов после операции вызвано неблагоприятным воздействием ВЭ на сетчатку и зрительный нерв. Сроки восстановления различных электрофизиологических показателей до нормальных значений, т.е. исчезновение статистически значимых различий между показателями подгрупп и группой контроля представлены в таблице 4.

    Исходя из данных таблицы 4, наибольший реабилитационный потенциал после перенесенной транзиторной поствитрэктомической нейроретинопатии продемонстрировали фоторецепторы и ганглиозные клетки сетчатки внеаксиального расположения, при этом, восстановление биоэлектрической активности различных нейронов в 2 раза быстрее отмечено при тампонаде СКГ стерильным воздухом. После завершения тампонады СКГ СМ не было выявлено восстановления биоэлектрической активности нейронов колбочковой системы сетчатки, аксиального пучка зрительного нерва и проводящих путей зрительного анализатора в целом до значений, характеризующих норму изучаемого показателя.

    Проведен корреляционный анализ между такими показателями как длительность ВЭ в минутах и темпом прироста различных показателей на 1-е сутки после операции. Длительность ВЭ в среднем в подгруппе II-А составляла 42,51±5,29 минут, в подгруппе II-Б - 43,95±4,67 минут, в подгруппе II-В 42,41±4,87 минут. Значение коэффициента корреляции представлены в таблице 5.

    По данным таблицы 5 выявлена обратная сильная корреляционная связь между длительностью ВЭ в минутах и темпом прироста различных электрофизиологических показателей.

    Результаты клинико-статистического исследования влияния ВЭ по поводу ВМТС на биоэлектрическую активность сетчатки и зрительного нерва.

    В результате сравнения исходных показателей амплитуды РЭРГ 30 Гц, латентности компонентов N2, Р2 в-ЗВП, показателей КЧИФ выявлено статистически значимое (p<0,001) различие между указанными показателями подгруппы III-А, III-Б, III-В и контрольной группы, отсутствие статистически значимых (p>0,05) различий между исходными показателями ЭЧ, амплитуды волн «а»,«b» ОЭРГ подгруппы III-А, III-Б, III-В и контрольной группы.

    Таким образом, наличие ВМТС приводит к угнетению базового уровня биоэлектрической активности колбочковой системы сетчатки, ганглиозных клеток (преимущественно центрального расположения) и нейронов аксиального пучка зрительного нерва.

    При оценке динамических изменений в подгруппе III-А, III-Б, III-В отмечено статистически значимое (p<0,001) снижение амплитуды волн «а»,«b» ОЭРГ, амплитуды РЭРГ 30 Гц, показателей КЧИФ, статистически значимое (p<0,001) увеличение латентности компонентов N2, Р2 в-ЗВП, показателей ЭЧ на 1-е сутки после ВЭ. Следовательно, выявленная депрессия электрогенеза различных нейронов в 1-е сутки после операции вызвана неблагоприятным воздействием ВЭ на сетчатку и зрительный нерв. Сроки восстановления различных электрофизиологических показателей до нормальных значений, т.е. исчезновение статистически значимых различий между показателями подгрупп и группой контроля представлены в таблице 6.

    Исходя из данных таблицы 6, наибольший реабилитационный потенциал после перенесенной транзиторной поствитрэктомической нейроретинопатии продемонстрировали фоторецепторы и ганглиозные клетки сетчатки внеаксиальной топографии, при этом, восстановление биоэлектрической активности различных нейронов в 2 раза быстрее отмечено при тампонаде СКГ стерильным воздухом или без использования каких-либо заменителей СТ.

    Проведен корреляционный анализ между такими показателями как длительность ВЭ в минутах и темпом прироста различных показателей на 1-е сутки после операции. Длительность ВЭ в среднем в подгруппе III-А составляла 41,35±3,95 минут, в подгруппе III-Б - 42,15±4,33 минут, в подгруппе III-В 42,21±4,18 минут. Значение коэффициента корреляции представлены в таблице 7.

    По данным таблицы 7 выявлена обратная сильная корреляционная связь между такими показателями как длительность ВЭ в минутах и темпом прироста различных электрофизиологических показателей.

    В результате проведенного корреляционного анализа во всех группах доказано, что более длительная продолжительность ВЭ вызывает более выраженную депрессию биоэлектрического ответа сетчатки и зрительного нерва, т.е. формирует поствитрэктомическую нейроретинопатию

    Дополнительно проведен анализ электрофизиологических показателей сетчатки и зрительного нерва после ВЭ в динамике в подподгруппах II-A1a, II-A1b, II-Б2a, IIБ2b, II-В3а, II-В3b, а так же в подподгруппах III-A1a, III-A1b, III-Б2a, III-Б2b, III-В3а, III-В3b и контрольной группе, по результатам которого выявлена одинаковая степень угнетения электрогенеза в подподгруппах, где одномоментно выполнялась ФЭК и ВЭ и в подподгруппах, где выполнялась только ВЭ. Полученные результаты свидетельствуют об отсутствии дополнительного неблагоприятного воздействия ФЭК в комбинации с ВЭ на биоэлектрическую активность нейронов сетчатки и зрительного нерва.

    

Выводы



    1. Витреоретинальная патология, являющаяся показанием к витрэктомии, но при этом не сопровождающаяся ретинальной отслойкой, оказывает различное воздействие на биоэлектрическую активность сетчатки и зрительного нерва: при дислокации в стекловидную камеру глаза ядра хрусталика и/или его фрагментов выявлено тотальное угнетение электрогенеза их нейронов, при идиопатическом макулярном разрыве и витреомакулярном тракционном синдроме зарегистрировано угнетение электрогенеза колбочковой системы сетчатки, папило-макулярного пучка зрительного нерва, проводящих путей зрительного анализатора в целом, а дислокация в стекловидную камеру глаза интраокулярной линзы не вызывает угнетения электрогенеза сетчатки и зрительного нерва.

    2. Во всех изученных группах пациентов с различной витреоретинальной патологией (дислокация в стекловидную камеру глаза ядра хрусталика, его фрагментов или интраокулярной линзы, идиопатический макулярный разрыв, витреомакулярный тракционный синдром) витрэктомия вызывает обратимое угнетение электрогенеза сетчатки и зрительного нерва на 35-45% от его исходного уровня в 1-е сутки после операции, с последующим его восстановлением.

    3. Наиболее длительное (60 суток) восстановление электрогенеза сетчатки и зрительного нерва до нормальных значений отмечено у пациентов с идиопатическим макулярным разрывом с применением силиконового масла для тампонады стекловидной камеры глаза.

    У пациентов с дислокацией в стекловидную камеру глаза ядра хрусталика и/или его фрагментов восстановление электрогенеза сетчатки и зрительного нерва до нормальных значений отмечено в среднем к 40±15,5 суткам.

    У пациентов с дислокацией в стекловидную камеру глаза интраокулярной линзы, восстановление электрогенеза до нормальных значений происходит в среднем к 19,3±8,3 суткам после витрэктомии.

    Быстрее всего (в среднем – 10,5±3,8 суток) электрогенез сетчатки и зрительного нерва нормализуется после витрэктомии у пациентов с идиопатическим макулярным разрывом после тампонады стекловидной камеры глаза стерильным воздухом и у пациентов с витреомакулярным тракционным синдромом после тампонады стекловидной камеры глаза стерильным воздухом или без применения офтальмологических имплантатов.

    При этом во всех группах фоторецепторы обладают наиболее выраженной способностью к восстановлению по сравнению с биполярными и ганглиозными клетками.

    4. Применение жидких перфторорганических соединений с целью элевации дислоцированных в стекловидную камеру глаза ядра хрусталика и/или его фрагментов или интраокулярной линзы не вызывает дополнительного угнетающего воздействия на функциональную активность сетчатки и зрительного нерва.

    Применение перфторпропана в составе газовоздушной смеси с целью послеоперационной тампонады стекловидной камеры глаза при идиопатическим макулярном разрыве и витреомакулярном тракционном синдроме оказывает неблагоприятное воздействие на электроегенез сетчатки и зрительного нерва, увеличивая в два раза сроки его восстановления, в отличие от применения стерильного воздуха или сбалансированного солевого раствора.

    Применение силиконового масла с целью тампонады стекловидной камеры глаза вызывает значимое угнетение функциональной активности на уровне наружных и внутренних слоев сетчатки, колбочковой системы сетчатки, аксиального пучка зрительного нерва и проводящих путей зрительного анализатора в целом, с последующим восстановлением только наружных слоев сетчатки и ганглиозных клеток внеаксиальной топографической ориентации после завершения данного вида тампонады.

    5. Длительность витрэктомии является значимым неблагоприятным фактором, определяющим степень угнетения электрогенеза сетчатки и зрительного нерва в раннем послеоперационном периоде, но при этом выполнение факоэмульсификации с имплантацией интраокулярной линзы одномоментно с витрэктомией не вызывает дополнительного угнетения биоэлектрической активности сетчатки и зрительного нерва.

    

Практические рекомендации



    С целью минимизации неблагоприятного влияния на биоэлектрическую активность нейронов сетчатки и зрительного нерва совокупности факторов характерных для ВЭ, необходимо стремиться к уменьшению продолжительности хирургического вмешательства.

    Во избежание реализации факотоксического эффекта вследствие нахождения в СКГ дислоцированных ядра хрусталика, его фрагментов или хрусталиковых масс, выполнение ВЭ необходимо производить либо сразу после интраоперационного разрыва задней капсулы либо как можно в более ранние сроки после осложненной ФЭК.

    В клинических ситуациях, при которых возможно применение нескольких вариантов тампонирующего агента СКГ после ВЭ по поводу ИМР, предпочтительнее использование тампонады стерильным воздухом против тампонады перфторсодержащими газовоздушными смесями и тампонады перфторсодержащими газовоздушными смесями против СМ.

    При хирургическом лечении ВМТС при возможности выбора вида временной тампонады СКГ предпочтительнее применение стерильного воздуха или заполнение СКГ сбалансированным солевым раствором против применения перфторсодержащих газовоздушных смесей.

    В клинических ситуациях, требующих комбинации такого хирургического лечения как ФЭК и ВЭ, возможно их одномоментное выполнение без дополнительного угнетающего воздействия на биоэлектрическую активность нейронов сетчатки и зрительного нерва.

    

Список работ, опубликованных по теме диссертации



    1. Сосновский, С.В. Электрофизиологический мониторинг сетчатки и зрительного нерва при витрэктомии по поводу дислокации хрусталика / С.В. Сосновский, Э.В. Бойко, А.Н. Куликов, Е.Н. Николаенко // Современные технологии в офтальмологии. – 2014. – №1. – С. 98-99.

    2. Николаенко, Е.Н. Электрофизиологический мониторинг сетчатки и проводящих путей после витрэктомии по поводу макулярного разрыва / Е.Н. Николаенко, С.В. Сосновский // Современные технологии в офтальмологии. – 2015. – №3(7). – С. 124-126.

    3. Сосновский, С.В. Электрофизиологический мониторинг сетчатки и проводящих путей зрительного анализатора после витрэктомии по поводу витреомакулярного тракционного синдрома / С.В. Сосновский, Е.Н. Николаенко // «VIII Российский общенациональный офтальмологический форум»: материалы науч. конф. офтальмологов. – М.: Апрель, 2015. – С. 131-136.

    4. Сосновский, С.В. Влияние витрэктомии по поводу дислокации хрусталика в стекловидную камеру на электрогенез сетчатки и зрительного нерва / С.В. Сосновский, Е.Н. Николаенко // X Съезд офтальмологов России: материалы науч. конф. офтальмологов. – М.: Издательство «Офтальмология». – 2015. – С. 161.

    5. Sosnovskii, S. Electrophysiological parameters of retina and optic nerve after vitrectomy for dropped nucleus or posterior dislocation of the intraocular lens / S. Sosnovskii, E. Nikolaenko, N. Haritonova // Abstracts of Congress of the European Society of Ophthalmology (SOE). – E-abstractbook. – 2015. – P. 94.

    6. Николаенко, Е.Н. Влияние продолжительности витрэктомии на угнетение биоэлектрической активности сетчатки в послеоперационном периоде / Е.Н. Николаенко, С.В. Сосновский, А.Н. Куликов // Современные технологии в офтальмологии. – 2016. – №1(14). – С. 158-162.

    7. Николаенко, Е.Н. Влияние витрэктомии на угнетение электрогенеза сетчатки в послеоперационном периоде при хирургическом лечении макулярного разрыва / Е.Н. Николаенко, С.В. Сосновский, А.Н. Куликов, Н.А. Грибанов // Современные технологии в офтальмологии. – 2016. – №4(14). – С. 156-161.

    8. Николаенко, Е.Н. Влияние витрэктомии по поводу макулярного разрыва на электрогенез сетчатки и проводящих путей зрительного анализатора / Е.Н. Николаенко, С.В. Сосновский // «Невские горизонты»: материалы науч. конф. офтальмологов. – СПб.: ПМА, 2016. – С. 332-335.

    9. Николаенко, Е.Н. Сравнение биоэлектрической активности сетчатки при осложненной и неосложненной хирургии катаракты / Е.Н. Николаенко, А.Н. Куликов, С.В. Сосновский // Современные технологии в офтальмологии. – 2017. – №1. – С. 197- 200.

    10. Николаенко, Е.Н. Влияние продолжительности витрэктомии по поводу осложненной хирургии катаракты на различные электрофизиологические показатели сетчатки в послеоперационном периоде / Е.Н. Николаенко, А.Н. Куликов, С.В. Сосновский // «X Российский общенациональный офтальмологический форум»: материалы науч. конф. офтальмологов. – М.: Апрель, 2017. – С. 120-124.

    11. Куликов, А.Н. Анализ динамики электрогенеза сетчатки и зрительного нерва после витрэктомии по поводу осложнённой хирургии катаракты / А.Н. Куликов, С.В. Сосновский, Е.Н. Николаенко // Офтальмологические ведомости. – 2018. – Т. 11. – №3. – С. 34–47.

    12. Куликов, А.Н. Электрогенез сетчатки и зрительного нерва после витрэктомии по поводу первичного полного макулярного разрыва / А.Н. Куликов, Е.Н. Николаенко, В.В. Волков, В.Ф. Даниличев // Офтальмология. – 2019. – Т. 11. – №16(1). – С. 46–55.

    13. Николаенко, Е.Н. Биоэлектрическая активность сетчатки после витрэктомии при витреомакулярном тракционном синдроме / Е.Н. Николаенко, А.Н. Куликов, В.В. Волков, В.Ф. Даниличев, Р.Л. Трояновский // Офтальмохирургия. – 2019. – №1. – С. 50–56.

    14. Николаенко, Е.Н. Функциональная активность сетчатки и зрительного нерва после витрэктомии при витреомакулярном тракционном синдроме / Николаенко, А.Н. Куликов, В.В. Волков, В.Ф. Даниличев // Офтальмологические ведомости. – 2019. – Т. 12. – №3. – С. 13–20.

    

Список сокращений



    в-ЗВП – зрительные вызванные потенциалы на вспышечный стимул;

    ВМТС – витреомакулярный тракционный синдром;

    ВОЗ – Всемирная организация здравоохранения;

    ВПМ – внутренняя пограничная мембрана;

    ВЭ – витрэктомия;

    ИМР – идиопатический макулярный разрыв;

    ИОЛ – интраокулярная линза;

    КЧИФ – критическая частота исчезновения фосфена (лабильность зрительного анализатора);

    ОЭРГ – общая (максимальная) электроретинограмма;

    ПФОЖ – перфторорганические жидкие соединения

    РЭРГ 30 Гц – ритмическая электроретинограмма 30 Гц;

    СКГ – стекловидная камера глаза;

    СМ – силиконовое масло;

    СТ – стекловидное тело;

    ЭРГ – электроретинограмма;

    ЭФИ – электрофизиологические методы исследования;

    ЭЧ – электрическая чувствительность зрительного анализатора;

    ISCEV – International Sosiety for clinical electrophysiology of vision.

    

OAI-PMH ID: oai:eyepress.ru:avtoreferat521

Город: Москва
Дата добавления: 23.11.2020 16:05:06, Дата изменения: 26.01.2021 14:20:55



Johnson & Johnson
Alcon
Bausch + Lomb
Reper
NorthStar
ЭТП
Rayner
Senju
Гельтек
santen
Акрихин
Ziemer
Eyetec
МАМО
Tradomed
Nanoptika
R-optics
Фокус
sentiss
nidek