Онлайн доклады

Онлайн доклады

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Вебинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Новые технологии в офтальмологии 2022

Новые технологии в офтальмологии 2022

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Пироговский офтальмологический форум

Пироговский офтальмологический форум

Кератиты, язвы роговицы

Вебинар

Кератиты, язвы роговицы

Актуальные вопросы офтальмологии

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Сателлитный симпозиум

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Вебинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Новые технологии в офтальмологии 2022

Новые технологии в офтальмологии 2022

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Все видео...
Год
2021

Роль факторов патологического ангиогенеза в патогенезе ретинопатии недоношенных. Клинико- экспериментальное исследование.


Органзации: В оригинале: ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр глазных болезней им. Гельмгольца»
    Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

    Научный руководитель: доктор медицинских наук, профессор Катаргина Людмила Анатольевна

    

Общая характеристика работы



    Актуальность проблемы

    Ретинопатия недоношенных (РН) остается одной из ведущих причин слепоты в детском возрасте, несмотря на разработку и активное применение современных стандартов диагностики и лечения данной патологии. Частота развития РН в группе риска по данным разных авторов составляет 11,96-47%. (Садовникова Н.А., Бржеский В.В., 2017, Сайдашева Э.И., 2014, ParkS.H., 2016, Holmstrom 2017, HolmM. 2017, ZhuX. 2017). Во многом проблема РН решена путем внедрения в широкую практику профилактических осмотров пациентов группы риска и проведения лазеркоагуляции (ЛК) аваскулярных зон сетчаткив пороговой стадии заболевания. В зависимости от локализации и степени активности заболевания, эффективность ЛК составляет 65-98% (Нероев В.В., Катаргина Л.А., Коголева Л.В., 2013, 2015). РН I зоны и задняя агрессивная форма РН (ЗАРН), характерные для глубоконедоношенных детей, часто резистентны к традиционной ЛК, что является одним из актуальных вопросов в проблеме РН на сегодняшний день.

     Многие офтальмологи рассматривают анти-VEGF терапию как метод выбора при РН I зоны и ЗАРН (StahlA., 2019, SankarM., 2018, LiZ., 2018, Mintz-HittnerH., 2011). Однако блокирование только лишь VEGF не может полностью подавить патологический ангиогенез, так какв процессе задействованы и другие факторы, о чем свидетельствуют рецидивы РН в отдаленном периоде.

    Кроме того, актуальной проблемой является оптимизация профилактических осмотров. Организация скрининга детей группы риска - очень затратное и трудоемкое мероприятие, при том, что не более 10% пациентов достигают стадии заболевания, требующей лечения. В связи с этим крайне актуальным является поиск прогностических факторов течения заболевания, что позволит оптимизировать тактику наблюдения.

    Регуляция ангиогенеза осуществляется сложной системой взаимодействующих факторовроста, компонентов нейроэндокринной системы и цитокинов. Их изучение представляет собой перспективное направление исследований, учитывая сложный плейотропный характер их свойств и зачастую противоречивость имеющихся на сегодняшний день данных. В частности, активно изучается роль нарушений иммунного статуса недоношенных детей в этиопатогенезе РН (Катаргина Л.А., Слепова О.С., Осипова Н.А., 2015, Катаргина Л.А., Белова М.В., 2011, 2012; Балашова Л.М., 2018; Скрипец П.П., 2003; 2010; Silveira R., 2011, Kurtul B.E., 2015). Сравнительно недавно стала изучаться роль моноаминов в регуляции ангиогенеза. Работы, посвященные изучению их участия в развитии вазопролиферативных заболеваний сетчатки, немногочисленны и в основном касаются изучения роли адренорецепторов и норадреналина (Ristori, 2011, Makhoul, 2013).

    Таким образом, актуальным является дальнейшее изучение патогенеза РН с поиском новых и совершенствованием имеющихся методов своевременной диагностики и лечения заболевания.

    Цель исследования: изучение роли моноаминов и комплекса цитокинов в патологической вазопролиферации при РН в эксперименте и клинике.

    Задачи исследования:

    1. Изучить частоту развития и тяжесть ретинопатии недоношенных при современных условиях выхаживания и уточнить основные факторы риска развития заболевания у глубоко недоношенных детей.

    2. Исследовать концентрацию биогенных аминов в сыворотке крови и сетчатке новорожденных крысят в норме и при развитии экспериментальной ретинопатии недоношенных (ЭРН).

    3. Исследовать концентрацию биогенных аминов в плазме крови недоношенных детей группы риска развития РН и оценить их возможную роль в патогенезе РН.

    4. Оценить взаимосвязь показателей концентрации цитокинов и ростовых факторов в плазме крови недоношенных детей с развитием и особенностями течения РН.

    5. Проанализировать роль биогенных аминов и ростовых факторов в патогенезе РН с целью разработки новых патогенетически обоснованных путей влияния на ее развитие и течение.

     Научная новизна

    1. На большом клиническом материале (678 недоношенных детей) выявлено, что при современных условиях выхаживания частота развития ретинопатии недоношенных составляет 28,5% среди детей группы риска, достигая 77% у глубоконедоношенных детей. Частота пороговых стадий составила 7,2% среди всех детей группы риска. Впервые установлено, что в группе глубоко недоношенных детей с массой тела при рождении до 1000 г не всегда присутствует четкая связь развития РН с изученными клиническими факторам риска, что может свидетельствовать о некоторых патогенетических особенностях РН в разных группах.

    2. Впервые на модели ЭРН на крысятах выявлено снижение предшественника дофамина L-ДОФА в сетчатке и крови крысят и максимальное падение его концентрации на пике неоваскуляризации. При ЭРН уровень ретинального норадреналина значительно повышается, достигая максимальных значений при появлении начальной патологической вазопролиферации, что свидетельствует о важной роли L-ДОФА и норадреналина в ангиогенезе.

    3. Впервые проведен анализ содержания моноаминов (дофамин, норадреналин, серотонин) в плазме крови детей группы риска по развитию РН. В группе детей с РН с постконцептуальным возрастом (ПКВ) до 35 нед. в плазме выявлен более низкий уровень серотонина по сравнению с детьми без РН, а такжетенденция к повышению содержания норадреналина по мере прогрессирования РН.

    4. Впервые изучен развернутый системный цитокиновый статус (47 показателей различного биологического действия) недоношенных детей группы риска развития РН и проведен сравнительный динамический анализ исследуемых показателей в клинических группах в зависимости от развития и течения заболевания. Установлено, что до манифестации заболевания (на этапе выявления аваскулярных зон на глазном дне) определяется более высокий уровень MCP1 и более низкий уровень TGFβ1 в крови у детей с развившейся впоследствии РН, что позволяет рассматривать данные показатели как новые факторы риска развития РН. Обнаружено повышенное содержание VEGF-A, TGFβ2, PDGF-BB в начальных стадиях РН у детей с развившейся впоследствии пороговой РН, что также может служить прогностическим признаком неблагоприятного течения заболевания.

    Теоретическая и практическая значимость

    1. Подтверждено, что основными факторами риска развития РН по-прежнему остаются низкие гестационный возраст и масса тела при рождении, длительная ИВЛ. У детей с более высокой массой тела при рождении (более 1000 г) частота развития тяжелых форм РН коррелирует с наличием некротизирующего энтероколита (НЭК) и внутрижелудочковых кровоизлияний (ВЖК). У детей с ЭНМТ частота развития РН не имеет четкой зависимости от клинических факторов риска, что свидетельствует об особенностях течения заболевания в этой группе.

    2. Доказано, что патологическая вазопролиферация при ЭРН сопровождается снижением концентрации L-ДОФА в крови и сетчатке, что говорит о важной роли L-ДОФА в регуляции ангиогенеза и ставит вопрос о разработке новых подходов к терапии РН.

    3. В качестве прогностических критериев развития РН до манифестации заболевания могут быть использованы повышение уровня MCP1 (>95 пг/мл) и снижение TGFβ1 (< 18000 пг/мл) в плазме крови. На этапе I-II стадий РН в качестве предикторов дальнейшего неблагоприятного течения заболевания могут служить повышенный уровень VEGF-A (>108 пг/мл), TGFβ2 (>100 пг/мл), PDGF-BB (>1800 пг/мл), нарастание уровня норадреналина, а также более низкий уровень серотонина (<17,0 пг/мл) в крови.

    Методология и методы исследования

    Методологической основой диссертационной работы явилось последовательное применение методов научного познания. Работа выполнена в дизайне проспективного открытого сравнительного нерандомизированного исследования с использованием экспериментальных, клинических, инструментальных и статистических методов.

    Положения, выносимые на защиту

    1. Частота развития РН при современных условиях выхаживания составляет 28,5% среди всех детей группы риска, достигая 77% у детей с ЭНМТ. Прогрессирование РН до пороговых стадий происходит у 7,2% из всех детей группы риска и у 32% глубоконедоношенных детей. У детей с массой тела при рождении более 1000 г развитие и тяжесть РН коррелируют с длительностью ИВЛ, НЭК и ВЖК. У глубоко недоношенных детей частота развития РН в большей степени зависит от наличия БЛД, тогда как на тяжесть РН оказывают влияние длительность ИВЛ и наличие БЛД, что может объясняться патогенетическими особенностями ретинопатии при ранних сроках гестации.

    2. Впервые в эксперименте установлено, что норадреналин, дофамин и его предшественник L-ДОФА на местном уровне принимают участие в регуляции патологического ангиогенеза при ЭРН. Развитие неоваскуляризации при ЭРН сопровождается снижением системного уровня L-ДОФА.

    3. Впервые установлено, что у детей с РН на сроке 32-35 нед ПКВ отмечается более низкий уровень серотонина (<17,0 пг/мл) в плазме, а при прогрессировании заболевания отмечается тенденция к нарастанию уровня норадреналина, что говорит об участии данных катехоламинов в регуляции течения РН на системном уровне и может быть использовано для диагностических целей.

    4. Высокая концентрация MCP1 и низкая концентрация TGFβ1 в крови у детей позволяют выявить группу высокого риска развития РН до появления первых признаков заболевания, что может быть использовано для дифференцированной тактики наблюдения. Повышенное содержание TGFβ2, VEGF-A, PDGF-BB на этапе начальных стадий РН служит признаком неблагоприятного течения заболевания.

    Степень достоверности и апробация результатов работы

     Степень достоверности полученных результатов исследований определяется достаточным и репрезентативным объемом выборок исследований, работа выполнена с использованием современных методов обследования. Методы статистической обработки результатов адекватны поставленным задачам. Положения, выводы и рекомендации, сформулированные в диссертации, аргументированы и являются результатом многоуровневого анализа.

    Основные положения работы доложены и обсуждены на научно-практической конференции с международным участием: ”XI Российский общенациональный офтальмологический форум”, Москва, 2018 г.

    Публикации

    По теме диссертации опубликовано 6 работ, в том числе 4 - в печатных изданиях, входящих в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованный ВАК РФ.

    Внедрение в практику

    Результаты исследования внедрены в клиническую практику отдела патологии глаз у детей и детского консультативно-поликлинического отделений ФГБУ ”НМИЦ ГБ им. Гельмгольца” Минздрава России.

    Структура и объем диссертации

    Диссертация изложена на 123 страницах компьютерного текста, состоит из введения, обзора литературы, материала и методов, 4 глав результатов собственных исследований, заключения, выводов, практических рекомендаций, списка литературы. Содержит 14 таблиц, 40 рисунков. Список литературы включает 238 источников, в том числе 34 отечественных и 204 зарубежных авторов.

    

Содержание работы



    Материалы и методы исследования

    Работа выполнена на базе отдела патологии глаз у детей (руководитель – профессор, д.м.н. Л.А. Катаргина) ФГБУ «НМИЦ ГБ им. Гельмгольца» Минздрава России (директор – академик РАН, профессор, д.м.н. В.В. Нероев), совместно с отделом иммунологии и вирусологии (начальник отдела, к.б.н. Н.В. Балацкая), научно-экспериментальным центром (руководитель – к.б.н. А.И. Щипанова), отделением патологической анатомии и гистологии глаза (руководитель – профессор И.П. Хорошилова-Маслова), отделом патофизиологии и биохимии (руководитель – профессор Н.Б. Чеснокова). Часть биохимических исследований были выполнены на базе лаборатории нервных и нейроэндокринных регуляций (руководитель - академик РАН, д.б.н., профессор М.В. Угрюмов) ФГБУН «Институт биологии развития им. Н.К. Кольцова» РАН (директор д.б.н. чл.-корр. РАН А.В. Васильев).

    Обследование недоношенных детей проводилось на базе отделения реанимации и интенсивной терапии новорожденных (заведующая – к.м.н. А.С. Петрова) и отделения патологии новорожденных и недоношенных детей (заведующая – С.А. Трусова) ГБУЗ МО «Московский областной перинатальный центр» (главный врач – профессор, д.м.н. О.Ф. Серова), который соответствует всем современным требованиям по оснащению и выхаживанию недоношенных детей.

    Клиническая часть.Проведен анализ частоты развития и структуры РН у 678 детей группы риска, находившихся на лечении в Московском Областном перинатальном центре в 2017-2018 гг.

    Офтальмологическое обследование проводилось согласно принятому в России протоколу скрининга РН (Федеральные клинические рекомендации, 2015). Офтальмоскопическое обследование и лечение детей осуществлялось совместно с врачом-офтальмологом О.А. Шеверной.

     Для исследования цитокинового статуса было обследовано 44 недоношенных ребенка.У 14 детей иммунологические показатели были исследованы в динамике до развития и на фоне РН (от 2 до 4 раз). Всего исследовано 73 образца венозной крови. В 0,5 мл каждого из образцов методом мультиплексного анализа на проточном цитометре было исследовано содержание 45 цитокинов. Содержание TGFβ1 и TGFβ2в плазмебыло определенометодом ИФА. Иммунологическое исследование плазмы крови проводилось совместно со старшим научным сотрудником отдела иммунологии и вирусологии И.Г. Куликовой и лаборантом Н.С. Славинской под руководством начальника отдела, к.б.н. Н.В. Балацкой.

    Определение содержания моноаминов (дофамина, норадреналина и серотонина) было проведено 36 недоношенным детям (39 образцов плазмы) методом ИФА. Биохимические исследования выполнены совместно со старшим научным сотрудником отдела патофизиологии и биохимии к.м.н. Т.А. Павленко под руководством начальника отдела д.б.н. профессора Н.Б. Чесноковой. Забор образцов венозной крови осуществлялся у всех детей одновременно с плановым динамическим контролем биохимических показателей.

    Экспериментальная часть.Исследование выполнено на 59 крысятах породы Вистар на модели ЭРН (Катаргина Л.А., Хорошилова-Маслова И.П., Осипова Н.А., 2017г.). В опытную группу вошел 21 крысенок, у которых была воспроизведена ЭРН, в контрольную группу– 20 крысят, содержащихся в обычных условиях. Соблюдение условий эксперимента осуществлялись совместно с сотрудником научно-экспериментального центра старшим лаборантом Б.В. Витер под руководством к.б.н. А.И. Щипановой.

    Крысят выводили из эксперимента на 7-е (n=10), 14-е (n=10), 21-е (n=11) и 30-е (n=10) сутки. Всем крысятам в указанные сроки проводили бинокулярную энуклеацию и забор крови. В образцах сетчатки глаз и в крови определяли содержание норадреналина, дофамина и предшественника дофамина L-3,4 дигидроксифенилаланина (L-ДОФА). Выбор сроков энуклеации основывался на данных о нормальном ангиогенезе сетчатки крысят и о фазах развития ретинопатии в эксперименте. Энуклеация и забор образцов стекловидного тела проводились совместно с к.м.н. Н.А. Осиповой, биохимические исследования - совместно с научными сотрудниками лаборатории нервных и нейроэндокринных регуляций ФГБУН «Институт биологии развития им. Н.К. Кольцова» РАН к.б.н. Ю.О. Никишиной и к.б.н. А.Р. Муртазиной под руководством академика РАН, д.б.н., профессора М.В. Угрюмова.

    36 глазных яблок на 7-е, 14-е, 21-е и 30-е сутки подвергали гистологическому исследованию, которое проводилось совместно с сотрудником отделения патологической анатомии и гистологии глаза врачом-патологоанотомом А.М. Майбогиным под руководством профессора И.П. Хорошиловой-Масловой. Статистическая обработка результатов проводилась в программе IBM SPSS Statistics (версия 22) и с использованием статистического пакета Microsoft Excel. Статистическая обработка выполнена автором самостоятельно.

    Результаты исследований Анализ частоты и факторов риска развития РН при современных условиях выхаживания

    Анализ частоты и тяжести РН был проведен у 678 детей группы риска (табл. 1).

    РН была диагностирована у 193 из 678 детей группы риска (28,5%), в группе маловесных детей она достигала 75,5-87,5%. Частота пороговых форм РН увеличивается со снижением массы тела при рождении, достигая 32% среди всех детей с массой тела при рождении менее 1000 г.

    Для оценки влияния послеродовых факторов риска на развитие РН мы провели анализ длительности ИВЛ, наличия бронхо-легочной дисплазии (БЛД), некротизирующего энтероколита (НЭК), внутрижелудочковых кровоизлияний (ВЖК), частоты переливаний эритроцитарной массы, обеднённой лейкоцитами и тромбоцитами (ЭМОЛТ) и частоты развития артериальной гипотонии, потребовавшей применения допамина, на характер течения РН (табл.2-7).

    Выявлена связь частоты и тяжести РН с продолжительностью ИВЛ у детей с весом при рожденииот 1000 до 1500 г (табл. 2). В группе детей с весом до 999 г продолжительность ИВЛ была выше у детей с индуцированным регрессом по сравнению с детьми без РН и по сравнению с детьми с самопроизвольным регрессом РН (р<0,01), тогда как разницы между детьми без РН и с самопроизвольным регрессом РН выявлено небыло.

    В весовой категории 1000-1499 г частота встречаемости БЛД (таб. 3) в группе детей с самопроизвольным регрессомвыше, чем в группе детей без РН (р<0,01) и чем в группе детей с индуцированным регрессом (р=0,098), однако не было выявлено достоверных различий между группами детей без РН и с индуцированным регрессом РН. Среди детей с ЭНМТ БЛД выявлялась чаще у детей с самопроизвольным и индуцированным регрессом РН по сравнению с детьми без РН.

    У детей с весом при рождении более 1500 г частота НЭК (табл. 4) и ВЖК (табл. 5) была выше у детей с РН. В весовой категории от 1000 до 1499 г было выявлено влияние НЭК и ВЖК на возникновение только тяжелых форм РН. У детей с меньшим весом достоверных различий по частоте НЭК и ВЖК выявлено не было.

    В группе детей с весом при рождении 1000-1499 г частота переливаний ЭМОЛТ была выше у детей с РН, как с самопроизвольным, так и с индуцированным регрессом (р<0,1), но не различалась между двумя подгруппами.У детей с ЭНМТ переливания ЭМОЛТ выполнялись чаще в случаях индуцированного регресса РН по сравнению с детьми без РН (р<0,1). Различий между другими группами выявлено не было.

    Для оценки возможного влияния на развитие РН допамина, который назначается в первые сутки жизни при выраженной артериальной гипотонии, проанализирована частота его применения у 132 детей с гестационным возрастом до 30 нед. (табл.7).

    В группе детей с развившейся впоследствии пороговой РН допамин применялся в 2 раза чаще, чем в группе без РН, но достоверных различий при данном числе наблюдений не выявлено, необходимо продолжение исследований.

    Таким образом, частота развития РН при современных условиях выхаживания составляет 28,5% среди всех детей группы риска и 77,1% у детей с ЭНМТ. Прогрессирование РН до пороговых стадий происходит у 7,2% детей группы риска и 32% детей с ЭНМТ. Анализ соматической отягощенности подтвердил, что наиболее значимыми факторами риска развития РН являются низкие гестационный возраст и масса тела при рождении. Длительность ИВЛ коррелирует с развитием и тяжестью РН у детей с массой тела при рождении до 1499 г. Среди детей с массой тела при рождении более 1000 г РН чаще развивается при наличии НЭК и ВЖК.

    Среди детей с ЭНМТ частота и тяжесть РН по нашим данным в меньшей степени зависят от степени выраженности соматической патологии и определяются в первую очередь глубокой незрелостью структур глаза глубоко недоношенных детей, что предполагает наличие патогенетических особенностей РН у детей с ранним сроком гестации.

    Экспериментальная часть Определение уровня катехоламинов в сетчатке крысят при экспериментальной ретинопатии недоношенных

     На 7-е сутки (табл.8), когда гистологически выявляются аваскулярные зоны и отсутствуют признаки патологической вазопролиферации, не было выявлено различий по содержанию катехоламинов в сетчатке крысят двух групп. Дофамин на данном сроке не определялся, так как на этом сроке отсутствуют дофаминсинтезирующие амакриновые клетки (ДАК), и синтез дофамина в сетчатке не происходит (Zhang, 2013).

    На 14-е сутки при ЭРН гистологически появляются признаки начинающейся пролиферации клеток эндтотелия ретинальных сосудов. Содержание L-ДОФА и норадреналина в сетчатке опытной группы на этом сроке повышалось по сравнению с контролем. Выявлено нарастание содержание норадреналина по сравнению с 7-ми сутками. Это говорит о стимулирующей роли норадреналина в ходе завершения нормальной васкуляризации сетчатки. Повышение норадреналина в группе с ЭРН также говорит в пользу его проангиогенных свойств.

    На данном сроке в сетчатке начинает синтезироваться и определяться дофамин, что подтверждается данными литературы о появлении единичных ДАК в этом возрасте в сетчатке крысят в норме (Zhang, 2013). На 21-е сутки, что гистологически соответствует пику неоваскуляризации, уровень L-ДОФА был достоверно ниже в сетчатке крыс с ЭРН. Уровень дофамина в группах не различался, что может говорить о его активном синтезе и высоком расходовании L-ДОФА. Возможно, что именно создающийся к данному сроку дефицит L-ДОФА и является причиной развития патологической неоваскуляризации.

    На 30-е сутки, когда гистологически отмечается начало регресса ЭРН, содержание L-DOPA также снижено по сравнению с группой контроля, однако наблюдается нарастание его концентрации относительно 21-х суток. Нарастание уровня L-DOPA и дофамина на этом сроке может свидетельствовать в пользу их участия в регрессе ЭРН и подтверждает их антиангиогенные свойства.

    Таким образом, полученные данные свидетельствуют об участии дофамина, L-ДОФА и норадреналина в регуляции ангиогенеза при РН и ставят вопрос об изучении их влияния на системном уровне.

    Определение уровня катехоламинов в плазме крысят при экспериментальной ретинопатии недоношенных.

    Учитывая приведенные выше данные об участии моноаминов в патологическом ангиогенезе при ЭРН, а также в связи с тем, что для анализа клинических корреляций необходимо исследование доступных материалов, мы провели анализ содержания моноаминов в плазме крови (Таб.9).

    На 14-е сутки было выявлено достоверное снижение уровня L-ДОФА в опытной группе. Содержание норадреналина и дофамина не различалось между группами. Снижение L-ДОФА в системном кровотоке позволяет рассматривать его как потенциальный предиктор развития тяжелых форм РН на стадии ранних клинических изменений у недоношенных детей. В плазме крови на 21-е сутки уровень L-ДОФА повышался по сравнению с 14-ми сутками и был достоверно ниже в плазме крысят с ЭРН. Появилась тенденция к снижению уровня дофамина у крысят с ЭРН. Это позволяет предположить наличие влияния сниженных концентраций L-ДОФА и дофамина на определяющийся на этом сроке гистологически пик неоваскуляризации.

    На 30-е сутки не было выявлено достоверных различий в содержаниимоноаминов. Регресс ЭРН сопровождался нормализацией их системного уровня и достижением контрольных значений.

    Выявленные системные изменения уровня катехоламинов говорят о вовлечении центральных регуляторных механизмов в патогенез РН, что должно учитываться при поиске новых методов диагностики и лечения этого заболевания. Снижение уровня L-ДОФА в плазме на 14 сут ЭРН (что соответствует начальным стадиям РН) делает перспективным изучение содержания катехоламинов в плазме у недоношенных детей для прогнозирования характера течения РН в клинике.

    Определение уровня катехоламинов в плазме крови недоношенных детей

    Учитывая выявленную роль катехоламинов в патогенезе экспериментальной РН, нами проведено исследование уровней катехоламинов в плазме недоношенных детей.

    Было изучено 39 проб (у 36 детей). Дети были разделены на 2 группы: без РН и с РН. В каждой группе анализ содержания катехоламинов (дофамин, норадреналин, серотонин) проводился на сроках 32-35 нед. и 36-39 нед. ПКВ, что клинически соответствуют срокам манифестации и пика прогрессирования РН. Дофамин определялся в 44,4% проб, серотонин и норадреналин в 100% проб. Достоверных различий по содержанию дофамина у детей разных групп выявлено не было. Уровень серотонина был достоверно снижен у детей с РН по сравнению с детьми без РН на сроке 32-35 нед. ПКВ (рис. 1), что говорит о его антиангиогенных свойствах и согласуется с данными литературы о подавлении серотонином синтеза VEGF (CerezoA.B., 2017). Кроме того, серотонин является предшественником мелатонина, который благодаря своим антиангиогенным и антиоксидантным свойствам способен ингибировать патологический ангиогенез при ЭРН (Катаргина Л.А., Осипова Н.А., 2016, XuY., 2018).

    Уровень норадреналина не различался между группами детей с и без РН, однако выявлена тенденция к повышению его концентрации(p=0,06) в группе детей с РН на сроке 36-39 нед. ПКВ (т.е. при прогрессировании заболевания) (рис. 2), что вместе с данными, полученными в эксперименте, подтверждает проангиогенные свойства норадреналина.

    Таким образом, неблагоприятным фактором развития РН может служить низкое содержание серотонина (<17,0 пг/мл) на сроке 32-35 нед. ПКВ.Также у детей с начальными стадиями РН нарастание концентрации норадреналина при динамическом наблюдении может служить маркером прогрессирования заболевания. Полученные данные подтверждают роль биогенных аминов в ангиогенезе и могут служить основой для разработки новых методов диагностики и терапии РН.

    Анализ цитокинового статуса у детей с различным течением РН

    Ранее в работе Н.А. Осиповой (2016г.) было показано, что высокая концентрации VEGF-А и низкое значение концентрации TGF-β в сыворотке крови недоношенных детей с развившейся в динамике пороговой стадией РН позволяют еще до появления офтальмоскопических признаков заболевания выделить группу детей с высоким риском неблагоприятного течения заболевания. Мы провели дополнительное исследование цитокинового статуса для подтверждения этих результатов на большем количестве наблюдений и с целью поиска новых факторов риска развития тяжелых форм РН.

    Ретроспективно дети были разделены на 3 группы: 12 детей без РН, 15с самопроизвольным регрессом, 17 - с индуцированным.Обследование детей проводилось на сроке от 32 до 41 нед. ПКВ на разных этапах течения РН. Из 47 цитокинов у всех детей определялись 19: IL-2, IL-18, IL-7, Eotaxin, GRO-α, IL-8, IP-10, MCP-1, MIP-1β, IL-1RA, LIF, BDNF, VEGFA, GROα, HGF, PDGFBB, SCF, SDF1α, TGFβ 1.

     Мы проанализировали количественное содержание наиболее часто определяемых цитокинову детей с различным течением РН. Результаты представлены в таблице 10.

    До манифестации заболевания мы выявили более низкий уровень MCP1 и более высокий уровень TGFβ1 у детей без РН. Данные поTGFβ1 совпадают с результатами работы Н.А. Осиповой и могут служить прогностическими признаками развития РН в дальнейшем.Кроме того, уровень VEGF-A, TGFβ2, PDGFBB был повышен у детей с неблагоприятным течением РН по сравнению с детьми с самопроизвольным регрессом.

    Достоверных различий по содержанию IL-8, IL-18, IL-2, IL-1β, IL-1RA, VEGF-A, HGF , LIF, IL-7, Eotaxin, GRO-α, BDNF, RANTES, SDF-1α, MIP-1β, SCF, PDGF-BB, PlGF, IP-10 выявлено не было.

    Таким образом, высокая концентрация MCP1 (>95 пг/мл) и низкая концентрация TGFβ1 (<18000 пг/мл) в крови у недоношенного ребенка позволяют выявить группу высокого риска развития РН до появления первых признаков заболевания. Повышенное содержание VEGF-A, PDGFBB, TGFβ2 на начальных стадиях РН служит признаком неблагоприятного течения заболевания. Полученные данные расширяют представления о патогенезе РН и открывают перспективы для разработки новых методов диагностики и лечения данного заболевания.

    

Выводы



    1. Частота развития РН при современных условиях выхаживания составляет 28,5% среди всех детей группы риска, достигая 77,1 % среди детей с ЭНМТ, частота развития пороговых стадий составила 7,2% среди всех детей группы риска и 32% среди детей с ЭНМТ. Установлено, что в разных весовых категориях частота развития и тяжесть РН зависят от наличия различной соматической патологии. У детей с массой тела при рождении (более 1000 г) частота развития тяжелых форм РН коррелирует с наличием НЭК и ВЖК. У детей с ЭНМТ частота развития РН зависит от наличия БЛД, а на тяжесть РН у детей в этой весовой категории оказывают влияние длительность ИВЛ и наличие БЛД.

    2. Установлена важная роль моноаминов в патогенезе РН, показана динамика изменений их уровней в сетчатке и плазме крысят с ЭРН на разных стадиях заболевания. Выявленное снижение системного уровня L-ДОФА на начальных стадиях ЭРН делает перспективным исследование возможности его использования для выявления детей с высоким риском развития РН.

    3. Анализ содержания моноаминов в плазме недоношенных детей выявил снижение уровня серотонина у детей с РН на начальных стадиях заболевания, что говорит о его антиангиогенных свойствах. Нарастание содержания норадреналина по мере прогрессирования заболевания подтверждает полученные в эксперименте данные о проангиогенных свойствах норадреналина.

    4. Обобщение результатов эксперимента и клиники показало наличие возможных проангиогенных свойств у норадреналина, а также участие в антиангиогенных процессах серотонина и L-ДОФА. Выявленные изменения позволяют использовать биогенные амины в качестве маркеров прогрессирования РН и делают перспективным возможность их изучения в качестве терапевтических мишеней.

    5. Анализ содержания цитокинов и факторов роста в плазме недоношенных детей показал, что повышение MCP1 (>95 пг/мл) и снижение TGFβ1 (<18000 пг/мл) на этапе до развития РН, а также высокий уровень VEGF-A (>108 пг/мл), TGFβ2 (>100 пг/мл), PDGF-BB (>1800 пг/мл) при манифестации РН можно рассматривать как новые факторы риска развития и тяжелого течения РН.

    

Практические рекомендации



    1. При выявлении НЭК и ВЖК у недоношенных детей с массой тела при рождении более 1000 г следует отнести данного ребенка в группу высокого риска развития пороговой формы РН и планировать его дальнейшее ведение таким образом, чтобы обеспечить возможность незамедлительного лечения.

    2. Следует определять содержание MCP1, TGFβ1, VEGF-A, TGFβ2, PDGF-BB, серотонина и норадреналина в плазме крови недоношенных детей группы риска развития РН. В случае выявления содержания MCP1 более 95 пг/мл или TGFβ1 менее 18000 пг/мл следует отнести данного ребенка в группу высокого риска развития РН.При определении содержания в плазме VEGF-A >108 пг/мл, TGFβ2 >100 пг/мл, PDGF-BB >1800 пг/мл, серотонина <17,0 пг/мл или при нарастании уровня норадреналина следует учитывать высокий риск прогрессирования РН и планировать проведение ЛК сетчатки.

    

Список научных работ, опубликованных по теме диссертации



    1. КатаргинаЛ. А., Панова А.Ю. [и др.]Частота и характер течения ретинопатии недоношенных при современных условиях выхаживания по данным Московского областного перинатального центра /Российский офтальмологический журнал. – 2020. – Т. 13. – №. 3. – С. 15-20

    2. Катаргина Л.А., Осипова Н.А., Панова А.Ю., и др. Роль катехоламинов в развитии патологической неоваскуляризации сетчатки на экспериментальной модели ретинопатии недоношенных у крыс / Доклады Академии наук. - 2019. - Т. 489. - №3. - C. 313-317. doi: 10.31857/S0869-56524893313-317

    3. Катаргина Л.А., Осипова Н.А., Панова А.Ю., Бондаренко Н.С., Никишина Ю.О., Муртазина А.Р., Угрюмов М.В. Изучение патогенетического значения катехоламинов в развитии ретинопатии недоношенных на экспериментальной модели заболевания. Российский офтальмологический журнал. 2019;12(4):64-69. https:/doi.org/10.21516/2072-0076-2019-12-4-64-69

    4. Катаргина Л.А., Хорошилова-Маслова И.П., Бондаренко Н.С., Никишина Ю.О., Муртазина А.Р., Майбогин А.М., Осипова Н.А., Панова А.Ю., Судовская Т.В., Угрюмов М.В. Ангиогенные свойства катехоламинов в аспекте патогенеза ретинопатии недоношенных. Российский офтальмологический журнал. 2018;11(4):49-54. https:/doi.org/10.21516/2072-0076-2018-11-4-49-54

    5. Катаргина Л.А., Денисова Е.В., Осипова Н.А., Панова А.Ю. Роль моноаминов в регуляции ангиогенеза и перспективы их применения при ретинопатии недоношенных. Российская педиатрическая офтальмология. 2018; 13(2): DOI:http:/dx.doi.org/10.18821/1993-1859-2018-13-2

    6. Роль дофамина в патологическом ангиогенезе при ретинопатии недоношенных. / Катаргина Л.А., Панова А.Ю. [и др.] / Российский общенациональный офтальмологический форум: сб. науч.- практ. конф. с междунар. участием. – Москва, 2018. - Т. 2. - С. 501-503.

    

Список сокращений



    БЛД – бронхо-легочная дисплазия

    ВЖК – внутрижелудочковое кровоизлияние

    ЗАРН – задняя агрессивная форма ретинопатии недоношенных

    ИВЛ – искусственная вентиляция легких

    НЭК – некротизирующий энтероколит

    ПКВ – постконцептуальный возраст

    РН – ретинопатия недоношенных

    ЭМОЛТ – эритроцитная масса, обеднённая лейкоцитами и тромбоцитами

    ЭРН – экспериментальная ретинопатия недоношенных

    HGF (Hepatocytegrowthfactor) – гепатоцитарный фактор роста

    IFN (Interferon) – интерферон

    IGF (Insulin-likeGrowthFactor) – инсулиноподобный фактор роста

    IL (Interleukin) – интерлейкин

    L-ДОФА - Дигидроксифенилаланин

    LIF – (LeukemiaInhibitoryFactor) - Лейкемия-ингибирующий фактор

    MCP1 – (MonocyteChemoattractantProtein 1) - Моноцитарный хемотаксический белок 1

    TGF-β (TransformingGrowthFactor-β) - трансформирующий фактор роста-β

    TNF (TumorNecrosisFactor) – фактор некроза опухоли

    VEGF (Vascular Endothelial Growth Factor) - факторростаэндотелиясосудов

OAI-PMH ID: oai:eyepress.ru:avtoreferat544

Город: Москва
Дата добавления: 06.04.2021 9:50:04, Дата изменения: 20.09.2021 11:50:37



Johnson & Johnson
Alcon
Bausch + Lomb
Reper
NorthStar
ЭТП
Rayner
Senju
Гельтек
santen
Акрихин
Ziemer
Eyetec
МАМО
Tradomed
Nanoptika
R-optics
Фокус
sentiss
nidek