Онлайн доклады

Онлайн доклады

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Вебинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Новые технологии в офтальмологии 2022

Новые технологии в офтальмологии 2022

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лазерная интраокулярная и рефракционная хирургия Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии: в фокусе – роговица

XIX Конгресс Российского глаукомного общества  «19+ Друзей Президента»

XIX Конгресс Российского глаукомного общества «19+ Друзей Президента»

Пироговский офтальмологический форум

Пироговский офтальмологический форум

Кератиты, язвы роговицы

Вебинар

Кератиты, язвы роговицы

Актуальные вопросы офтальмологии

Вебинар

Актуальные вопросы офтальмологии

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Сателлитный симпозиум

Всероссийский консилиум. Периоперационное ведение пациентов с глаукомой

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Трансплантация роговично-протезного комплекса у пациента с васкуляризированным бельмом роговицы

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Конференция

Новые технологии в офтальмологии. Посвящена 100-летию образования Татарской АССР

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Конференция

Особенности нарушения рефракции в детском возрасте Межрегиональная научно-практическая конференция

Онлайн доклады

Онлайн доклады

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Рефракционная хирургия хрусталика. Точно в цель. Научно-практический семинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Вебинар

Целевые уровни ВГД в терапии глаукомы

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Сателлитные симпозиумы в рамках научной конференции «Невские горизонты - 2022»

Новые технологии в офтальмологии 2022

Новые технологии в офтальмологии 2022

ОКТ: новые горизонты

Сателлитный симпозиум

ОКТ: новые горизонты

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Вебинар

Превентивная интрасклеральная фланцевая фиксация ИОЛ при подвывихе хрусталика

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Конференция

Лечение глаукомы: инновационный вектор - 2022. III Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием

Вебинар компании «Rayner»

Вебинар компании «Rayner»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Цикл онлайн дискуссий компании «Акрихин» «О глаукоме и ВМД в прямом эфире»

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Вебинар

Алгоритм ведения пациентов с астенопией после кераторефракционных операций

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Сателлитный симпозиум

Cовременные технологии диагностики патологий заднего отдела глаза

Вебинары компании  «Акрихин»

Вебинары компании «Акрихин»

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Вебинар

Снижение концентрации «Бримонидина», как новое решение в терапии у пациентов с глаукомой

Все видео...
Год
2021

Экспериментальное обоснование применения оригинального двухкомпонентного аутофибринового клея в хирургии роговичной поверхности


Органзации: В оригинале: ФГБ ВОУ ВО «Военно-медицинская академия имени С.М. Кирова» Министерства обороны
    Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

    Научный руководитель: доктор медицинских наук, профессор Чурашов Сергей Викторович

    

Общая характеристика работы



    Актуальность темы исследования.

    При заболеваниях и травмах, сопровождающихся развитием фиброваскулярного паннуса роговицы, нередко возникает необходимость в выполнении оптико-реконструктивных операций с использованием тканевых трансплантатов, в том числе с культивированными эпителиальными клетками (клеточно-тканевых трансплантатов).

     Одним из наиболее часто применяемых трансплантатов, является амниотическая мембрана (АМ), эффективность которой была неоднократно показана в отечественных и зарубежных исследованиях (Черныш В.Ф., Бойко Э.В., 2003; 2004; 2017; Дрожжина Г.И. и др., 2012; Милюдин Е.С. и др., 2016; 2019; John T., 2003; Dua H.S. et al., 2004; Clare G.L. et al., 2012; Walkden A., 2020).

    Наложение швов с помощью специального медицинского шовного материала или скоб является основным способом сопоставления и фиксации краев ран или разрезов тканей в общей хирургической практике. В настоящее время в отечественной офтальмохирургии фиксация трансплантатов к глазной поверхности также производится только путем наложения швов (Батманов Ю.Е. и др., 1990; Ахунбаева Н.И. и др., 2008; Дрожжина Г.И. и др., 2012; Новицкий И.Я. 2003; В.Ф. Черныш, Э.В. Бойко, 2008, 2017). В тоже время, данный способ фиксации может приводить к механическому повреждению трансплантируемых тканей, а в послеоперационном периоде наличие швов на глазной поверхности, а также процесс из удаления, вызывают дискомфорт у пациентов.

    В зарубежной литературе с каждым годом увеличивается количество публикаций, посвященных разработкам и оценке эффективности применения бесшовной клеевой фиксации тканей в хирургической практике (Nasaduke I. et al., 1986; Mintz P.D. et al., 2001; Sharma A. et al., 2003, 2015; Testini M. et al., 2010; Zloto O. et al., 2017). Применение клеевой фиксации тканей представлено в практике хирургов различных специальностей: абдоминальная, челюстно-лицевая хирургия, стоматология, оториноларингология, нейрохирургия, дерматология, комбустиология, флебология, а также травматология (Лукач Д.Н., 1982; Ханевич, М.Д. и др., 2006; Молоков В.Д., Большедворская Н.Е., 2011; Просянникова, Н.В. и др., 2012; Лубянский В.Г. и др., 2013; Алейник Д.Я. и др., 2015; Мусамбеков И.К. и др., 2020; Whitman D.H. et al., 1997; Martines G. et al., 2017, 2020). Так, в абдоминальной хирургии клеевая фиксация чаще всего используется для укрепления швов при кишечных и сосудистых анастомозах, для фиксации сетчатых трансплантатов при герниопластиках (Григорюк А.А., 2008; Левкин О.Ю. и др., 2010; Паршиков В.В. и др., 2012, 2013; Набиева Э.Р., Якубова Е.Р., 2019; Testini M. et al., 2010). В пластической и ожоговой хирургии клеевые композиции в основном применяются для фиксации кожных лоскутов, а также с целью ускорения гемостаза (Просянникова Н.В. и др., 2012; Родин О.В. и др., 2020). В челюстно-лицевой хирургии (в том числе в стоматологии) клеевые композиции применяют с целью ускорения остеогенеза, а также при лечении пародонтита (Майбородин И.В. и др., 2008). При этом обычно применяют синтетические клеевые композиции или биологические многокомпонентные клеи на основе фибриногена (Липатова Т.Э., 1979; Лукач Д.Н., 1982; Волков В.В., 2009; Демина Н.Б., 2019; Ластовка А.C., 2020; Bhatia S.S., 2006; Panda A., 2009).

    Наиболее часто используемым синтетическим клеем является цианакрилатный клей (ЦАК), который используется в медицине более 50 лет. Впервые он был синтезирован в 1949 г. Харри Кувером (США) и применялся для экстренной остановки кровотечений при осколочных ранениях во время военных действий (Липатова Т.Э., 1979; Лукач Д.Н., 1982; Подолужный В.И. и др., 2008;). Основным достоинством данной клеевой композиции считается быстрое склеивание (полимеризация цианакрилатных мономеров и формирование прочной клеевой пленки) обработанных поверхностей при контакте с влагой (Липатова Т.Э., 1979; Молоков В.Д., Большедворская Н.Е., 2011). В настоящее время есть сообщения об использовании ЦАК в офтальмологии: для фиксации экстраокулярных мышц при хирургии косоглазия, для фиксации экстрасклеральных пломб при хирургии отслойки сетчатки, при выполнении склеропластических операций, а также в качестве экстренной герметизации роговицы при угрозе или ее перфорации (Арсютов Д.Г., Паштаев Н.П., 2007; Труфанов С.В., 2020; Donnenfeld E.D. et al., 1991; Brendan J.T., Elder M.J., 2000; Kubicz A. et al., 2008). Медицинский клей на основе этилового эфира 2-цианакриловой кислоты (торговое название «Сульфакрилат») разрешен к применению в офтальмологии и зарегистрирован на территории Российской Федерации (Регистрационное удостоверение № ФСР 2010/09805 от 31 декабря 2010 г.). Однако, он не лишен недостатков: при полимеризации клеевой сгусток теряет прозрачность и приобретает белый цвет, что приводит к невозможности визуализации подлежащих тканей, также встречаются сообщения о его некоторой гистотоксичности (Липатова Т.Э., 1979; Курносов В.Е. и др., 2014).

    В зарубежной литературе большое внимание уделяется биологическим клеевым композициям, потенциал применения которых в России, к сожалению, не раскрыт, в связи с отсутствием собственного производства сертифицированных для офтальмологии клеевых продуктов (Bertrand B. et al., 1996; Dadeya S., Ms K., 2001; Allen C.L. et al., 2008; Khalafi R.S. et al., 2008; Castricini R. et al., 2011).

    Первые упоминания о применении в общей хирургии биологического клея на основе образования фибринового сгустка появились в 1915 году, но в то время он применялся только в качестве гемостатического средства (Подолужный В.И. и др., 2008; Паршиков, В.В. и др., 2013). В 1944 году появились работы, в которых описан двухкомпонентный фибриновый клей (ФК), состоящий из тромбина и фибриногена, который применяли в пластической хирургии при пересадке кожи (Ластовка А.С. и др., 2020). Однако техническая сложность производства компонентов ограничила его широкое использование. В последние годы увеличивается количество публикаций о применении ФК в офтальмологии при выполнении различных операций (Енукашвили Н.И. и др., 2017; Agarwal A. et al., 2008; Falavarjani K.G. et al., 2009; Ardakani M.R. et al., 2012; Choudhari N.S. et al., 2013; Al-Fayez M. et al., 2014; Gugerell A. et al., 2014; Kalamkar C. et al., 2019).

    По литературным данным механизм образования клеевого фибринового сгустка основан на физиологическом сходстве с образованием кровяного сгустка в организме.

     Фибриновые клеи отличаются своей безопасностью, так как не содержат синтетических компонентов. Дополнительными положительными качествами считаются: гемостатический эффект, способность уменьшать воспалительный ответ, а также ускорять процессы регенерации (Щудло Н.А. и др., 2016; Набиева Э.Р., Якупова Е.Р., 2019; Bhatia S.S. et al., 2006; Panda A. et al., 2009).

    Одним из главных достоинств ФК является возможность его приготовления из собственной крови пациента (аутологичность и биосовместимость), что обеспечивает отсутствие риска передачи гемоконтактных инфекций (Brennan M., 1991; Bhatia S.S., 2006).

    В последние годы в офтальмологии активно развивается оптико-реконструктивная хирургия глазной поверхности (Батманов Ю.Е. и др., 1990; Черныш В.Ф., Бойко Э.В., 2017; Дубовиков А.С., 2017; Понятовская А.П. и др., 2017; Meller D., Tseng S.C., 2002; Nakamura T. et al., 2004; Inatomi T. et al., 2006; Clare G.L. et al., 2012). Операции все чаще производятся с использованием трансплантации АМ или клеточно-тканевых комплексов на основе различных носителей эпителиоцитов (Батманов Ю.Е. и др., 1990; Черныш В.Ф., Бойко Э.В., 2003, 2004; Новицкий И.Я. 2003; Драваджян З.Х. и др., 2009; Дубовиков А.С., 2017; Гаврилюк И.О. и др., 2019; John T., 2003; Dua H.S. et al., 2004). В этой связи, большой интерес представляет изучение применения клеевой фиксации при выполнении таких операций на глазной поверхности (Kheirkhah A. et al., 2007). Существуют зарубежные готовые клеевые композиции на основе образования фибринового сгустка («Тissucol kit» – «Baxter», Австрия и «Ivicel» –«Omrix» Израиль), но в настоящее время композиция «Тissucol kit» не имеет свидетельства о регистрации в России, а композиция «Ivicel» зарегистрирована только в качестве гемостатического средства (Регистрационное удостоверение № ФСР 2010/07454 от 20 июля 2010 г.).

    Таким образом, разработка отечественного клеевого биомедицинского продукта на основе образования фибринового сгустка безусловно актуальна и является основной задачей нашего исследования.

    Степень разработанности темы исследования.

    В настоящее время в отечественной литературе имеются лишь отдельные клинические (Арсютов Д.Г., Паштаев Н.П., 2007; Труфанов С.В., 2020) и экспериментальные (Курносов В.Е., 2014) данные о применении клеевой фиксации тканей в офтальмохирургии, что обуславливает необходимость выполнения научных исследований в данной области.

    В зарубежной офтальмохирургии тканевые клеи находят все более широкое применение, поскольку они облегчают технику выполнения операций и течение послеоперационного периода. Их применяют для фиксации конъюнктивы и мышц после хирургических операций по поводу птеригиума и косоглазия, при трансплантации АМ на обожженную глазную поверхность, для закрытия перфораций роговицы и десцеметоцеле, для устранения фильтрации водянистой влаги из разреза конъюнктивы после трабекулэктомии, при выполнении операций на веках и слезных органах, а также в качестве гемостатического средства (Dadeya S., Ms K., 2001; Jockenhoevel S. 2001; Krzizok T., 2004; Freda S., Graham L., 2005; Agarwal, A. et al., 2008; Ahmed, T. et al., 2008; Lan A. et al., 2017).

     Для скорейшего внедрения в реальную клиническую практику отечественных офтальмохирургов клеевых способов фиксации тканей необходимо выполнение сравнительных экспериментально-клинических исследований, посвященных как разработке доступных и воспроизводимых способ приготовления тканевых адгезивов, так и изучению применения готовых клеевых композиций.

    Цель исследования: разработать композицию оригинального двухкомпонентного аутологичного фибринового клея (ДАФК) и экспериментально обосновать возможность его применения в хирургии роговичной поверхности.

    Задачи исследования:

    1. Проанализировать недостатки существующих клеевых композиций и определить пути их исключения в технологии приготовления эффективного оригинального ДАФК.

    2. Разработать оптимальный состав и способ приготовления ДАФК с использованием обогащенной тромбоцитами плазмы.

    3. Оценить адгезивные свойства полученного ДАФК in vitro.

    4. Провести сравнительный анализ результатов применения разработанного ДАФК, синтетического ЦАК и швов для фиксации АМ к роговичной поверхности.

    Научная новизна работы.

     Впервые разработан оригинальный отечественный способ получения ДАФК с использованием обогащенной тромбоцитами плазмы.

    Впервые экспериментально выделена обогащенная тромбоцитами фракция плазмы крови (как основа для формирования сгустка) для первого (базового) компонента ДАФК, оптимизирующая его адгезивные свойства.

    Впервые экспериментально определена оптимальная рабочая активность тромбина для второго (активирующего) компонента ДАФК, содержащего обогащенную тромбоцитами плазму.

    Определены преимущества применения для тканевой фиксации разработанного ДАФК по сравнению с фиксацией синтетическим ЦАК и швами.

    Впервые экспериментально показана возможность использования разработанного ДАФК для фиксации АМ к роговичной поверхности.

    Теоретическая и практическая значимость работы:

    – экспериментально определен оптимальный качественный и количественный состав базового и активирующего компонентов аутологичного фибринового клея.

    – ДАФК, приготовленный по предлагаемому протоколу, позволяет не только надежно фиксировать АМ к строме роговицы, сократить время операции, но и создать условия для более раннего начала эпителизации, сохранения ее прозрачности и аваскулярности по сравнению с фиксацией синтетическим ЦАК и швами.

    – результаты исследования могут быть использованы в хирургической практике врачей-офтальмологов. Работа создает перспективы для дальнейших исследований, в том числе в клинике.

    Методология и методы исследования.

     Для достижения поставленной цели диссертационного исследования применяли совокупность методов научного познания. В диссертационной работе использовали общенаучные экспериментальные методы исследования.

    Основные положения, выносимые на защиту:

    1. Предлагаемый способ приготовления оригинального ДАФК является доступным, простым и позволяет исключить недостатки известных методик.

    2. Разработанный ДАФК обладает адгезивными свойствами достаточными для бесшовной фиксации АМ к роговичной поверхности.

    3. Фиксация АМ с помощью разработанного ДАФК в сравнении с синтетическим ЦАК и швами обеспечивает аваскулярность и ускоряет процесс эпителизации роговицы.

    Степень достоверности и апробация результатов исследования.

    Степень достоверности полученных результатов исследования обоснована количеством материала. Выполнены все необходимые методы исследования, применяемые в клинической практике для оценки эффективности лечения заболеваний роговицы. С целью статистического анализа полученных результатов применены методы описательной статистики. Применяли Н-критерий Краскела-Уоллиса и U-критерий Манна-Уитни, которые подходят для несвязанных групп с малым объёмом выборок.

    Результаты работы доложены на научно-практической конференции военно-научного общества курсантов, студентов и слушателей Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова (Санкт-Петербург, 17 апреля 2019 года), на всероссийской конференции молодых ученых «Актуальные проблемы офтальмологии» МНТК «Микрохирургии глаза» (Москва, 26 июня 2019 года), на XXX юбилейной всероссийской научно-практической конференции «Оренбургская Конференция Офтальмологов» (Оренбург, 27 сентября 2019 года), на XII Съезде общества офтальмологов России (01 декабря 2020 года), на XIII Российском общенациональном офтальмологическом форуме (Москва, 14 декабря 2020 года), на 21м всероссийском конгрессе с международным участием «Современные технологии катарактальной, роговичной и рефракционной хирургии» (Москва, 30 сентября 2021 года).

    По теме работы опубликованы: 10 научных работ, 4 из них – в печатных изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации для опубликования основных результатов диссертаций на соискание учёной степени кандидата медицинских наук. Оформлено 4 рационализаторских предложения. Получен 1 патент на изобретение.

    Внедрение результатов исследования в практику.

     По результатам выполненного исследования планируется проведение ограниченных клинических исследований по изучению эффективности применения разработанной клеевой композиции в оптико-реконструктивной хирургии.

    Личный вклад автора.

    Автором лично проведены сбор и анализ литературных данных, выполнены все экспериментальные и диагностические исследования, статистический анализ и описание полученных результатов. Автор принимала непосредственное участие в разработке дизайна исследования. Автором сформулированы выводы и основные положения, выносимые на защиту.

    Объем и структура работы.

    Диссертация изложена на 112 страницах машинописного текста, состоит из введения, 4 глав, обсуждения, заключения, выводов, практических рекомендаций и списка цитированной литературы. Иллюстрирована 47 рисунками и 8 таблицами. Список литературы включает в себя 194 библиографических наименования (75 отечественных и 119 зарубежных авторов).

    

Общая характеристика материалов и методов исследования



    Материалы и методы исследования.

    Диссертационное исследование проводилось на 25 кроликах (50 глаз). В эксперимент включались кролики породы «Шиншилла» возрастом от 4 месяцев и весом от 2,0 до 3,0 кг обоих полов, содержавшиеся в одинаковых условиях вивария клиники экспериментальных животных ВМедА им. С.М. Кирова. Экспериментальное исследование с лабораторными животными выполняли в соответствии с требованиями нормативных и руководящих документов. Содержание и использование лабораторных животных соответствовало морально-этическим принципам проведения биомедицинских экспериментов на животных, сформулированным Международным советом медицинских научных обществ (CIOMS) в Этическом кодексе, 1985 (раздел «Международные рекомендации по проведению медико-биологических исследований с использованием животных»); Хельсинкской декларации Всемирной Медицинской Ассоциации (2000); правилах, принятым в ВМедА им. С.М. Кирова. На реализацию эксперимента получено разрешение Комитета по вопросам этики при ВМедА им. С.М. Кирова (протокол № 249 от 27 апреля 2021 года). Все исследования проводились в условиях учебной операционной кафедры офтальмологии им. профессора В.В. Волкова ВМедА им. С.М. Кирова.

     Проведено три серии экспериментальных исследований:

    I. Определение оптимального состава первого (базового) и второго (активирующего) компонентов аутофибринового клея.

    II. Сравнительное исследование адгезивных свойств разработанного ДАФК и ЦАК in vitro.

    III. Сравнительное исследование фиксации АМ к роговичной поверхности с помощью разработанного ДАФК, ЦАК и швов.

    В I-ой серии исследования при определении оптимального состава первого (базового) компонента ДАФК было выделено две экспериментальные группы – 1-я (основная) группа, где в качестве второго (активирующего) компонента использовали 5,0% раствора хлорида кальция, смешанный с лиофилизированным тромбином 8 Единиц активности (ЕА) и 2-я (контрольная) группа, где в качестве второго (активирующего) компонента использовали 5,0% раствором хлорида кальция. Кровь брали из уха каждого животного в количестве 13,0 мл.

    В обеих группах в качестве первого (базового) компонента ДАФК использовали 6 выделенных нами после центрифугирования фракций плазмы крови. Для этого полученную кровь заливали в стандартную пробирку для центрифугирования. После центрифугирования наиболее обогащенная тромбоцитами фракция плазмы в пробирке располагалась над лейкоцитарно-тромбоцитарным слоем (ЛТС), поверхность которого совпадала со стандартной меткой на пробирке (согласно инструкции по ее применению «Ycellbiomedical», Корея). Вся вышерасположенная плазма была условно разделена на 6 фракций, равных по объему (по 1,0 мл). По уровню расположения каждой фракции плазмы крови в пробирке (по отношению к ЛТС) было выделено 6 подгрупп в каждой группе. 1-й уровень располагался на метке ЛТС, 2-й и последующие уровни располагались по порядку снизу-вверх. Степень обогащения полученных фракций плазмы тромбоцитами зависел от ее уровня расположения в пробирке. Забор фракций выполняли иглой длинной 9,0 мм со шприцом объемом 1,0 мл, начиная с 1-го уровня. После этого в каждую фракцию добавляли 1,0 мл второго компонента. Затем определяли время образования клеевого сгустка (ВОКС). В каждом уровне выполняли по 10 измерений (таблица 1).

    Для определения оптимального второго (активирующего) компонента ДАФК в качестве первого (базового) компонента в дальнейшей работе использовали только фракцию плазмы 1-го уровня, как содержащую наибольшее количество тромбоцитов (далее в работе – обогащенная тромбоцитами плазма – ОбТП). В зависимости от активности тромбина, добавляемого во фракции ОбТП, было выделено 4 группы: A, B, C, D. В группе A использовали тромбин 1 ЕА, в группе B – тромбин 2 ЕА, в группе C – тромбин 4 ЕА, в группе D – тромбин 8 ЕА. После смешивания обоих компонентов в группах определяли ВОКС. В каждой группе выполняли по 10 измерений (таблица 2).

    Во II-ой серии экспериментов выполнялось сравнительное исследование адгезивных свойств разработанного ДАФК и ЦАК in vitro (таблица 3). В исследовании определяли силу адгезии, необходимую для отрыва друг от друга склеенных между собой заранее заготовленных дисковидных образцов АМ на установке «INSTRON 1122» («Instron», Великобритания) в режиме одноосного растяжения. В работе использовали нативную АМ человека со сроком хранения в растворе антибиотика при +4,0° С не более 48 часов.

    II-я серия включала 3 экспериментальные группы:

    1-я, где выполняли склеивание заготовленных АМ разработанным ДАФК;

    2-я, где выполняли склеивание заготовленных образцов АМ с помощью ЦАК;

    3-я, где в качестве «склеивающего» компонента АМ использовали силу поверхностного натяжения воды.

    В III-ей серии экспериментов проводилось сравнительное исследование эффективности фиксации АМ к строме роговицы экспериментальных животных после поверхностной кератэктомии разработанным ДАФК в сравнении с синтетическим ЦАК («Сульфакрилат», ФНПЦ «Алтай», Россия) и узловыми швами (таблица 4). В контрольные сроки наблюдения после выполнения операции (1-е, 3-и, 5-е, 7-е, 10-е, 14-е, 21-е и 30-е сутки) оценивали морфологические особенности регенерации эпителия роговицы (площадь неэпителизированной поверхности трансплантированной АМ и роговицы, наличие воспалительных изменений и неоваскуляризации).

     III-я серия включала 3 экспериментальные группы:

    В 1-ой (10 кроликов) –АМ фиксировалась разработанным ДАФК;

    Во 2-ой (10 кроликов) – АМ фиксировалась синтетическим ЦАК;

    В 3-ей (5 кроликов) – АМ фиксировалась узловыми швами.

    Забор АМ выполняли в стерильных условиях операционной после планового кесарева сечения. Перед забором получали согласие рожениц. АМ выделяли путем механического отделения ее от хориона. Затем из полученного амниона вырезали заготовки в виде диска диаметром около 5,0 мм. Заготовку АМ механически фиксировали стерильным зажимным хомутом в расправленном состоянии на стерильном кольце диаметром 3,0 см (чашка Петри со срезанным дном) согласно патенту на изобретение №RU 2680471 от 06.06.2018 г. Одну половину заготовок фиксировали стромальной стороной вверх, вторую – стромальной стороной вниз.

    Для количественной оценки площади неэпителизированной поверхности трансплантированной АМ и роговицы в процентах выполняли обработку полученных фотографий в программе Picasa 3. Вся поверхность роговицы была разделена на равные ячейки, с учетом кривизны роговицы кролика. Одна ячейка приравнивалась к 0,3% от всей площади. Вручную выполняли выделение неэпителизированной поверхности, прокрашиваниемой раствором флуоресцеина натрия. После чего программа автоматически производила рассчет неэпителизированной площади, в %. Интенсивность помутнения роговицы оценивалась по 10-бальной шкале Войно-Ясенецкого В.В.: 1-2 – прозрачная, 3 – почти прозрачная, 4-5 – полупрозрачная, 6-10 – мутная (Войно-Ясенецкий В.В., 1979). Степень неоваскуляризации роговицы оценивалась по 4-х бальной шкале в зависимости от длины новообразованных сосудов в баллах: 0 – отсутствие сосудов, 1 – до 2 мм, 2 – до 4 мм, 3 – до 6 мм (Inatomi T., et al., 2006).

    Гистологический анализ роговиц в исследуемых группах проводился в патологоанатомическом отделении ФГБУ «Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины им. А.Н. Никифорова» МЧС России под руководством кандидата медицинских наук, врача-патологоанатома И.А. Самусенко.

    Статистический анализ полученных в ходе исследования результатов выполнялся в программе StatTech 1.2.0. (Россия). База данных на первичном этапе формировалась в программе Microsoft Excel. Табличные данные представлены в видео среднеарифметического значения (М) и средней стандартной ошибки (m). Проверку распределения на нормальность выполняли с использованием критерия Колмогорова-Смирнова. Все полученные результаты подчинялись закону распределения отличным от нормального. Сравнение двух групп между собой проводили с использованием непараметрического метода, U-критерий Манна-Уитни. Сравнение трех групп между собой проводили с использованием непараметрического метода, Н-критерий Краскела-Уоллиса. Данные критерии применимы для групп с малым объемом выборок.

    

Результаты собственных исследований



    I. Определение оптимального состава первого (базового) и второго (активирующего) компонентов аутофибринового клея.

    По результатам сравнительного исследования ВОКС при использовании фракций плазмы по уровню расположения в пробирке в экспериментальной группе (где в качестве активирующего компонента использовался 5,0% раствор хлорида кальция, смешанный с тромбином 8 ЕА) среднее ВОКС в подгруппе 1-го уровня, где использовали ОбТП, составило 28,9±0,25 с, а в подгруппах со 2-го по 6-й уровень – в диапазоне от 47,2±0,34 до 50,9±0,33 с (таблица 5). Полученные результаты соответствуют теоретическим данным о составе и свойствах ОбТП (Лошкарева А.О., Майчук Д.Ю., 2017; Горяев Л.Д. 2018).

     Увеличенное количество не только факторов роста, но и адгезивных молекул в составе ОбТП обеспечивает наименьшее ВОКС в подгруппе 1-го уровня. Таким образом, можно сделать вывод, что ОбТП является оптимальной фракцией плазмы крови для использования в качестве базового компонента ДАФК по сравнению с исследованными фракциями плазмы крови по уровню расположения в пробирке.

    В контрольной группе (где в качестве активирующего компонента использовался 5,0% раствор хлорида кальция) через 60 мин от начала эксперимента никаких изменений в чашках Петри зафиксировано не было (клеевые сгустки не образовались).

    По результатам сравнительного исследования ВОКС при использовании различных концентраций тромбина оказалось, что минимальная из исследуемых рабочая концентрация тромбина для второго (активирующего) компонента ДАФК составляет 2 ЕА, так как при такой концентрации при комнатной температуре вся плазма образует клеевой сгусток. При этом минимальное ВОКС, среди исследуемых концентраций тромбина составляет 28,9±0,25 с. Это может быть связано, с особенностями состава обогащенной тромбоцитами плазмы крови или внешними условиями при проведении эксперимента (температура ниже +37,0°С). Уменьшение ВОКС прямо пропорционально увеличению концентрации раствора тромбина (таблица 6).

    II. Сравнительное исследование адгезивных свойств разработанного ДАФК in vitro.

    Для апробации полученного ДАФК in vitro производилась склеивание двух заготовок АМ, зажатых в устройстве для фиксации (патент на изобретение RU № 2680471 от 21.02.2019). Спустя 1 мин после склейки заготовок АМ при попытке оторвать их друг от друга определялась четкая фиксация мембран между собой и ощущалось сопротивление к разрыву. После разъединения мембран на одной из них появлялся край фибриновой пленки (рисунок 1).

    Это было основанием для более детального изучения адгезивных свойств исследуемого ДАФК.

    В таблице 7 представлены результаты проведенного сравнительного исследования адгезивных свойств разработанного ДАФК in vitro. Статистическая обработка данных проводилась с использованием медианного теста Краскела-Уоллиса. Результаты рассчитывались с 95%-ой доверительной вероятностью.

    Наибольшая прочность соединения обеспечивал ЦАК (р<0,05), но при отрыве АМ друг от друга во всех случаях происходило их повреждение, они становились жесткими, но в тоже время хрупкими, вероятно за счет полного высушивания АМ под действием ЦАК (рисунок 2а).

    Разработанный ДАФК обеспечивал достоверно (р<0,05) лучшие адгезивные свойства в сравнении с контрольной группой. После отрыва АМ друг от друга, как и при апробации клея, на одной из АМ визуализировалась фибриновая пленка. После отрыва АМ друг от друга ни в одном случае не было зафиксировано их повреждения (рисунок 2б, рисунок 2в).

    На рисунке 3 представлены АМ после проведения эксперимента. При использовании ЦАК от одной из чашек Петри происходил полный отрыв АМ, на другой чашке комлекс АМ–ЦАК–АМ приобретал белый цвет, вследствие полимеризации клея.

     При использовании разработанного ДАФК обе АМ оставались фиксированы к чашкам Петри на всем протяжении, а так же субъективно сохраняли свою прозрачность на исходном уровне.

    III. Сравнительное исследование адгезивных свойств разработанного ДАФК in vivo.

    На рисунке 4 представлен статистический анализ динамики эпителизации трансплантированной АМ на роговицу в контрольные сроки наблюдения. На 1-е сутки после выполнения операции во всех экспериментальных группах начала эпителизации зафиксировано не было. Начиная с 3-их суток наблюдались статистически значимые различия в динамике эпителизации трансплантированной АМ на строму роговиц. В первой и третьей экспериментальных группах определялось уменьшение площади неэпителизированной поверхности трансплантированной АМ, при этом наименьшая площадь была в подгруппе Б первой экспериментальной группы – 76,1±0,60 % (р < 0,05).

    В этой же группе раньше, чем в других была достигнута полная эпителизация – уже на 14-е сутки после выполнения операции (р < 0,05). Наименьшее время эпителизации в подгруппе Б первой группы можно объяснить самым большим количеством факторов роста под и над АМ. В обеих подгруппах второй экспериментальной группы к 30-м суткам наблюдения полной эпителизации достигнуто не было, в связи с сохранением участков клеевой пленки в подгруппе А и образованием стромального дефекта роговицы в подгруппе Б. Во всех остальных группах к 30-м суткам была достигнута полная эпителизация трансплантированной АМ и роговицы.

    На рисунке 5 представлен статистический анализ динамики прозрачности роговиц в экспериментальных группах. Прозрачность роговиц достоверно отличалась во всех группах во все контрольные сроки наблюдения. Наихудшая прозрачность была отмечена во второй экспериментальной группе в течение всего срока наблюдения (на 30-е сутки в подгруппе А – 5,2±0,14, в подгруппе Б – 10±0 баллов). Данный факт объясняется полимеризацией клеевой композиции в непрозрачную пленку белого цвета. Прозрачность роговиц третьей экспериментальной группы была сравнима с показателями подгруппы А второй экспериментальной группы. В первой экспериментальной группе прозрачность была сравнима в течение всего срока наблюдения (более низкая прозрачность в подгруппе Б на 1-е сутки (5,3±0,16 баллов), в сравнении с подгруппой А (3,2±0,21 баллов) объясняется большим количеством слоев клеевой композиции в подгруппе Б). К 30-м суткам наблюдения наилучшая прозрачность определялась в обеих подгруппах 1-ой экспериментальной группе – 1±0,0 баллов (р < 0,05).

    На рисунке 6 представлен статистический анализ динамики васкуляризации роговиц в экспериментальных группах. На 1-е сутки после выполнения операции во всех экспериментальных группах васкуляризации зафиксировано не было. Начиная с 5-х суток наблюдались статистически значимые различия в динамике васкуляризации роговиц. В подгруппе Б первой экспериментальной группы с 5-х и до10-х суток отмечалось нарастание васкуляризации (1±0,0 баллов), но к 14-м суткам при биомикроскопии новообразованных сосудов уже не определялось. В подгруппе А первой экспериментальной группы нарастание неоваскуляризации отмечено также к 5-м суткам (1,5±0,18 баллов), к 30-м суткам были отмечены единичные сосуды на крайней периферии (0,7±0,16 баллов). В обеих подгруппах второй экспериментальной группы и в третьей экспериментальной группе было отмечено постепенное нарастание неоваскуляризация с 5-х и 7-х суток соответственно (1±0,0 баллов и 2±0,0 баллов). К 30-м суткам неоваскуляризация во второй группе оценивалась в 3±0,0 баллов, в третьей – 4±0,0 баллов.

    Выраженность васкуляризации в данных группах объясняется длительностью эпителизации роговиц, а также гистотоксичностью ЦАК.

    При сравнении подгрупп А и Б первой экспериментальной группы между собой были получены статистически значимые различия по площади неэпителизированной АМ и неоваскуляризации (р = 0; р = 0,0003), различий в прозрачности выявлено не было (р = 0,37). Применяли статистический критерий Манна-Уитни.

    При сравнении подгрупп А и Б второй экспериментальной группы между собой были получены статистически значимые различия только при исследовании прозрачности (р = 0), по площади неэпителизированной АМ и неоваскуляризации различий выявлено не было (р = 0,06; р = 0,23). Применяли статистический критерий Манна-Уитни.

    По данным проведенной сравнительной оптической когерентной томографии (ОКТ) переднего сегмента глаз экспериментальных животных на 30-е сутки после выполнения операции было выявлено, что, в подгруппе А первой экспериментальной группы (рисунок 7) на срезе центральной зоны роговицы АМ не определяется, в парацентральной зоне отмечается интеграция АМ со стромой и эпителием. Эпителий полностью адгезирован на всем протяжении, субэпителиальные кисты отсутствуют.

    В подгруппе Б первой экспериментальной группы (рисунок 8) на срезе центральной зоны роговицы определяется интеграция АМ со стромой и эпителием, эпителий полностью адгезирован, субэпителиальные кисты отсутствуют на всем протяжении.

    В подгруппе А второй экспериментальной группы (рисунок 9А) на срезе центральной зоны роговицы отмечается деформация ее профиля за счет локального истончения стромы. АМ не наблюдается на всем протяжении стромального дефекта роговицы. Эпителий отсутствует только в проекции оставшейся клеевой пленки (рисунок 9Б).

     В подгруппе Б второй экспериментальной группы на срезе центральной зоны роговицы имеется дефект эпителия и стромы с сохранением десцеметовой мембраны, на срезе парацентральной зоны слои роговицы не дифференцируются. АМ не визуализируется на всем протяжении (рисунок 10).

    В третьей экспериментальной группе (рисунок 11) эпителий в центральных отделах не адгезирован, отмечаются субэпителиальные кисты, АМ присутствует только в параоптической области и постепенно истончается до полного исчезновения в оптической зоне.

    По результатам гистологического исследования переднего сегмента глаз животных подгруппы А первой экспериментальной группы многослойный плоский эпителий покрывал роговицу на всем протяжении, дефекты эпителия отсутствовали, воспалительная инфильтрация в нем отсутствовала. Наблюдалось субтотальное рассасывание АМ в основном веществе, субэпителиально имелись несколько фокусов с ее остатками. Собственное вещество стромы роговиц было с очаговым мукоидным набуханием коллагеновых волокон и щелевидными расслоениями. Васкуляризация роговицы отсутствовала (рисунок 12).

    По результатам гистологического исследования переднего сегмента глаза животных подгруппы Б первой экспериментальной группы многослойный плоский эпителий покрывал роговицу на всем протяжении, дефекты эпителия отсутствовали, воспалительная инфильтрация в нем отсутствовала. Собственное вещество стромы роговиц было представлено коллагеновыми волокнами с уплощенными фибробластами, щелевидными расслоениями, воспалительная инфильтрация роговицы отсутствовала. АМ определялась в основном веществе субэпителиально на всем протяжении. Васкуляризация роговицы отсутствовала (рисунок 13).

    По результатам гистологического исследования переднего сегмента глаз животных подгруппы А второй экспериментальной группы многослойный плоский эпителий покрывал роговицу не на всем протяжении, в центре роговицы имелись дефекты эпителия, он был истончен и инфильтрирован нейтрофильными лейкоцитами и эозинофилами. В собственном веществе стромы роговиц имелась диффузная умеренно выраженная воспалительная инфильтрация нейтрофильными лейкоцитами, эозинофилами, гистиоцитами, лимфоцитами, имелись участки врастания островков многослойного эпителия в собственное вещество. АМ в основном веществе не определялась. Имелась выраженная васкуляризация роговицы сосудами микроциркуляторного русла, капилляры были многочисленными – до 20 на 1 мм² роговицы (рисунок 14).

    По результатам гистологического исследования переднего сегмента глаз животных подгруппы Б второй экспериментальной группы многослойный плоский эпителий покрывал роговицу не на всем протяжении, он был истончен и инфильтрирован нейтрофильными лейкоцитами и эозинофилами, очагово в нем встречались бокаловидные клетки. В собственном веществе имелась диффузная выраженная воспалительная инфильтрация нейтрофильными лейкоцитами, эозинофилами, гистиоцитами, лимфоцитами, имелась участки врастания многослойного эпителия в собственное вещество. Собственное вещество стромы роговиц с дезорганизацией коллагеновых волокон, было представлено соединительной и очагово грануляционной тканью, в центре роговицы имелся очаговый некроз с формированием дефекта роговицы. АМ в основном веществе располагалась субэпителиально, наблюдалось ее фрагментарное рассасывание либо полное исчезновение. Имелась значительная васкуляризация роговицы сосудами микроциркуляторного русла, капилляры были многочисленными – до 25 на 1 мм² роговицы (рисунок 15).

    По результатам гистологического исследования переднего сегмента глаз животных тетьей экспериментальной группы многослойный плоский эпителий покрывал роговицу на всем протяжении, дефекты эпителия отсутствовали, в нем наблюдалась инфильтрация одиночными лимфоцитами, имелись участки врастания многослойного плоского эпителия в собственное вещество в местах утолщения роговицы. Собственное вещество стромы роговиц было с очаговым мукоидным набуханием коллагеновых волокон и щелевидными расслоениями, очаговой слабо выраженной воспалительной инфильтрацией лимфоцитами, плазматическими клетками, гистиоцитами и эозинофилами, которая топографически была связана с АМ. Залегание АМ в основном веществе было на различном уровне, наблюдалось ее фрагментарное рассасывание. Имелась незначительная васкуляризация роговицы сосудами микроциркулярного русла, капилляры были немногочисленными – до 5 в срезе на протяжении всей роговицы (рисунок 16).

    При проведении клинико-морфологического исследования роговиц кроликов после кератэктомии и устранении дефекта путем трансплантации и фиксации АМ швами, ЦАК и ДАФК на 30-е сутки было установлено, что заживление во всех экспериментальных группах сопровождалось типовыми репаративными процессами: эпителизацией роговицы и трансплантированной АМ многослойным плоским эпителием.

    Полная репарация эпителия роговицы с восстановлением его анатомического расположения наблюдалась в группах кроликов с фиксацией АМ ДАФК (первая экспериментальная группа) и швами (третья экспериментальная группа). В третьей группе и подгруппе А первой экспериментальной группы на 21-е сутки, в подгруппе Б первой группы уже на 10-е сутки после выполнения операции (p<0,05). В группах кроликов с фиксацией АМ швами и ЦАК наблюдалась регенерация и врастание эпителия в толщу собственного вещества роговицы (под АМ).

    На 30-е сутки было установлено, что АМ после эпителизации замещалась соединительной тканью в подгруппе А первой экспериментальной группы кроликов, в подгруппе Б – АМ определялась на всем протяжении по данным всех исследований. Во второй экспериментальной группе кроликов с фиксацией АМ ЦАК отсутствие АМ по данным гистологического исследования было связано с деструкцией (некрозом) собственного вещества роговицы.

     Воспалительная инфильтрация в ткани роговицы на 30-е сутки после выполнения операции отсутствовала только в первой экспериментальной группе кроликов с фиксацией АМ ДАФК. В третьей экспериментальной группе кроликов с фиксацией АМ швами она была незначительной.

    На 30-е сутки было установлено, что васкуляризация роговицы в первой экспериментальной группе кроликов с фиксацией АМ ДАФК отсутствовала. В группе кроликов с фиксацией АМ ЦАК она была максимальной (p<0,05). На рисунке 17 представлены биомикроскопические изображения глаз экспериментальных животных на 30-е сутки.

    Таким образом, фиксация АМ к строме роговицы разработанным ДАФК (первая экспериментальная группа) представляется наиболее перспективным способом. Данный способ фиксации обеспечивает максимальную скорость эпителизации роговицы, а также сохраняет ее аваскулярность и прозрачность в сравнении с фиксацией ЦАК (вторая экспериментальная группа) или швами (третья экспериментальная группа).

    

Выводы



    1. Разработанный способ оптимизирует приготовление двухкомпонентного аутофибринового клея, исключая недостатки существующих клеевых композиций: необходимость использования большого объема крови, высокой скорости ее центрифугирования, а также дополнительного выделения фибриногена из аллогенной плазмы.

    2. Использование обогащенной тромбоцитами плазмы в качестве первого базового компонента двухкомпонентного аутофибринового клея более эффективно по сравнению с остальными исследованными фракциями. Оптимальная рабочая концентрация тромбина для второго активирующего компонента (из исследуемых вариантов) составляет 2 ЕА. Минимальное время образования клеевого сгустка составляет 28,9±0,25 с.

    3. Использование разработанного двухкомпонентного аутофибринового клея обеспечивает достаточную прочность адгезии к тканям, равную 2,5±0,15 кПа.

    4. Применение разработанного двухкомпонентного аутофибринового клея позволяет сократить время операции, обеспечивает более раннее начало эпителизации, сохранность прозрачности и аваскулярности роговицы по сравнению с шовной фиксацией и синтетическим цианакрилатным клеем.

    

Практические рекомендации



    1. В качестве первого базового компонента двухкомпонентного аутофибринового клея наиболее эффективно использовать обогащенную тромбоцитами плазму, содержащую наибольшее количество адгезивных молекул и факторов роста.

    2. В качестве второго активирующего компонента необходимо использовать тромбин не менее 2 ЕА. Время образования клеевого сгустка прямо пропорционально увеличению концентрации тромбина.

    3. Приготовленный по предлагаемому способу двухкомпонентный аутофибриновый клей следует использовать в течение 1-го часа, так как в течение этого времени тромбоциты сохраняют свою жизнеспособность.

    

Список работ, опубликованных по теме диссертации



    1. Кузнецова, А.Ю. Модификация методики приготовления двухкомпонентного аутофибринового клея, оценка его адгезивных свойств (экспериментальное исследование) / А.Ю. Кузнецова / Материалы итоговой конференции военно-научного общества курсантов, студентов и слушателей Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова: 2019 г. – СПб.: ВМедА. 2019. – С. 244-248.

    2. Кузнецова, А.Ю. Экспериментальное обоснование возможности применения в офтальмохирургии двухкомпонентного фибринового клея, приготовленного по собственной методике. / А.Ю. Кузнецова, И.О. Гаврилюк, С.В. Чурашов [и др.] / Вестник Российской военно-медицинской академии. – 2019. – Т. 67, № 3. – С. 116-119.

    3. Куликов, А.Н. Оригинальная методика приготовления двухкомпонентного фибринового клея для применения в офтальмохирургии / А.Н. Куликов, С.В. Чурашов, А.Ю. Кузнецова [и др.] / Офтальмологические ведомости. – 2019. – Т. 12, №3. – C. 41-

    4. Гаврилюк И.О. Механическая подготовка амниотической мембраны при создании биоинженерных конструкций для восстановления эпителия роговицы / И.О. Гаврилюк, О.И. Александрова, А.Ю. Кузнецова [и др.] / Вестник Российской Военно-медицинской академии. – 2019. – Т. 68, № 4. – С. 116-120.

    5. Гаврилюк, И.О. Способ приготовления аутологичного двухкомпонентного фибринового клея / И.О. Гаврилюк, А.Н. Куликов, А.Ю. Кузнецова [и др.] / Патент на изобретение RU 2704256 C1, 25.10.2019. Заявка № 2019104500 от 18.02.2019.

    6. Кузнецова, А.Ю. Оригинальная модификации аутологичного двухкомпонентного фибринового клея для хирургии роговицы / А.Ю. Кузнецова, И.О. Гаврилюк, С.В. Чурашов [и др.] / «Невские горизонты»: материалы науч. конф. офтальмологов. – СПб.: ПМА, 2020. – С. 143-144

    7. Кузнецова, А.Ю. Оригинальный двухкомпонентный аутологичный фибриновый клей для фиксации амниотической мембраны на роговичной поверхности / А.Ю. Кузнецова, И.О. Гаврилюк, С.В. Чурашов [и др.] / Современные технологии в офтальмологии. – 2020. – № 4. – С. 94-95.

    8. Малафеева, А.Ю. Оригинальный двухкомпонентный аутофибриновый клей при фиксации амниотической мембраны к строме роговицы (экспериментальное исследование) / А.Ю. Малафеева, И.О. Гаврилюк, С.В. Чурашов [и др.] / Российский общенациональный офтальмологический форум. – 2020. – Т. 2. – С. 470-471.

    9. Малафеева, А.Ю. Оригинальный двухкомпонентный аутофибриновый клей для фиксации амниотической мембраны к строме роговицы в эксперименте / А.Ю. Малафеева, И.О. Гаврилюк, И.А. Самусенко [и др.] / Вестник Национального медико-хирургического Центра им. Н.И. Пирогова. – 2021. – Т. 16, № 1. – С. 108-111.

    10. Малафеева, А.Ю. Сравнительное исследование адгезивных свойств оригинального двухкомпонентного аутофибринового клея / А.Ю. Малафеева, С.В. Чурашов, О.А. Москалюк, И.О. [и др.] / Российский общенациональный офтальмологический форум. – 2021. – Т. 2. – С. 507-511.

    

Список сокращений



    АМ – амниотическая мембрана;

    ВМедА им. С.М. Кирова – ФГБВОУ ВО «Военно-медицинская академия имени

    С.М. Кирова» МО РФ;

    ВОКС – время образования клеевого сгустка;

    ДАФК – двухкомпонентный аутологичный фибриновый клей;

    ЕА – единица активности;

    КЭ – кератэктомия;

    ЛТС – лейкоцитарно-тромбоцитарный слой;

    ОбТП – обогащенная тромбоцитами плазма;

    ОКТ – оптическая когерентная томография;

    ФК – фибриновый клей;

    ЦАК – цианакрилатный клей.

OAI-PMH ID: oai:eyepress.ru:avtoreferat585

Город: Санкт-Петербург
Дата добавления: 15.11.2021 9:56:03, Дата изменения: 16.11.2021 9:22:15



Johnson & Johnson
Alcon
Bausch + Lomb
Reper
NorthStar
ЭТП
Rayner
Senju
Гельтек
santen
Акрихин
Ziemer
Eyetec
МАМО
Tradomed
Nanoptika
R-optics
Фокус
sentiss
nidek